Anthropos phago. (Отрывок 5) (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 598
Внесено на сайт:
Действия:
«Anthropos»
Anthropos phago

Anthropos phago. (Отрывок 5)

Книга была закончена. Рональд дописал те последние строки, которые оставил на сегодня, потом аккуратно сложил рукопись, с сожалением на нее посмотрев в последний раз, и отправился к Майклу. Эти два месяца пролетели для него, словно один день, и теперь он не знал, что будет делать. Сейчас он отдаст эти страницы Майклу и расстанется с ними навсегда. Навсегда потеряет друзей, эту удивительную работу и… Вивиан. Впрочем, Вивиан он потерял уже.
С такими мыслями он вошел в дверь, над которой висела табличка “Новая литература”. Почему – новая, он не понимал. Майкл с радостью его встречал, он взял рукопись и начал дочитывать последние страницы…
- Хорошо!... Очень хорошо!... Замечательно! – с удовольствием приговаривал он. Потом захлопнул папку и посмотрел на Рональда.
- Все!? – пробормотал Рональд.
- Да, дружище! Все! Ты сделал это!
Рональд встал, в нерешительности переминаясь с ноги на ногу. Сейчас ему выплатят гонорар и они расстанутся, - подумал он.
- Оставшиеся деньги я положил на твой счет в банке.
- Счет? – удивился он.
- Да! Я открыл для тебя счет! Вот сведения!
И он протянул ему бумагу с информацией.
- Теперь у тебя, Рональд Дойл, есть счет в банке.
Рональд покрутил бумагу в руке и рассеянно повторил:
- Все?
Майкл сидел и молча на него смотрел. Долго так сидел. Рональд повернулся, чтобы уйти, вдруг услышал:
- Нет не все, Рональд! Сядь!
Он снова сел.
- Не все! – радостно повторил Майкл, - а теперь мы поиграем в одну игру.
На минуту задумался и спросил:
- Рональд, а скажи пожалуйста, у тебя раньше было много друзей?
Тот удивился.
- Только отвечай честно! Это такая игра!
- Нет… Не очень…
- Я сказал – честно! Абсолютно честно!
- Не было друзей, - пробормотал Рональд.
- Хорошо, - вдруг сказал Майкл. - А сколько у тебя было девчонок? Скольких женщин ты любил до нашей встречи?
Рональд покраснел.
- Мы друзья, Ронни, не валяй дурака, отвечай откровенно. Мне ты можешь сказать все!
- Нисколько.
- И ты никого не любил?
- Нет.
- Отлично!... А семья? Твои отец или мать, чем они тебе помогли? Где они сейчас? Почему ты не живешь с ними?
Рональд промолчал.
- Можешь не отвечать. Знаю сам. Ничем! Они сами едва сводят концы с концами. Дальше. Пойдем дальше. Церковь. Твой бог. Ты веришь в него?
- Конечно! – удивился Рональд.
- Он тебе когда-нибудь помогал?
- Не знаю, - посмотрел на Майкла и добавил, - наверное, да… Нет… Не знаю…
- Вот!
- А школа, колледж, противные старики, которые вешали тебе на уши всякую ерунду и давали подзатыльники. Что дали они тебе. Ты любил их? Ты помнишь о них, жалеешь о годах, которые ушли безвозвратно?
- Нет, Майк. Не жалею! – уже громче отозвался Рональд.
- А детство. Оно было у тебя счастливым?
- Нет.
- Так, какого черта ты все это написал? Была ли в твоей книге хоть капля правды? За что ты держался, Ронни? Что было в твоей жизни? Кому ты был нужен?
Рональд в недоумении молчал. Потом спросил:
- Я не понимаю, Майк. Ты же говорил, что тебе нравится книга. Нравится, как я пишу.
- Очень! Ты очень хорошо пишешь! Ты талантливый человек и книга твоя замечательная, но есть одна маленькая деталь. Все это неправда. Ты создал крошечный придуманный островок, который при небольшом шторме смоет волной и  погребет на дне океана.
- Сказка!
- Что?
- Ты говорил, что это будет сказка!
- Да, Ронни. И ты ее написал. Она у тебя получилась! Только нельзя жить на розовых облаках. Почему мы должны делать людей идиотами, пускать мыльные пузыри, обманывать? Мы должны им дать больше. Дать то, за что они смогут держаться! А что это такое? – и он замолчал. Долго молчал, испытующе глядя на Рональда.
- Дать свободу! Абсолютную свободу от всего и всех! Только, когда человек свободен, он счастлив! И ты знаешь, что я прав! Верно?
- Да, Майк, - пробормотал Рональд. Он с интересом смотрел на Майкла, ничего не понимая.
- Теперь смотри. Для того, чтобы дать ему такую свободу, мы с тобой должны написать правду. Должны уничтожить ложные ценности, за которые столетиями держался человек. Все эти понятия – семья, вера, дружба и любовь, детство, юность, учителя, прочая ерунда превращают человека в раба. Это якорь, который весит на шее и не дает задуматься о главном – о том, что нужно сделать, чтобы стать свободным!
Майкл был очень заразителен. У него светились глаза, в этот момент он источал столько сил и энергии, что не поверить ему было невозможно.
- Что же нужно сделать? – громко спросил Рональд. Он все больше заводился.
- Для начала сбросить цепи, висевшие у него якорем на шее многие столетия. Он должен освободиться от всего, от предрассудков, а, значит, отрицать абсолютно все! Рутину, в которой он прозябал с самого рождения.
- А как же культура? – вдруг спросил Рональд.
- Что - культура?
- Как быть с канонами, на которых она держится? Есть правила и люди поневоле должны им подчиняться - иначе они  не смогут жить вместе! Что скажешь, Майк?
- Что скажет Майк? – уже кричал тот. – А Майк спросит, хорошо ли было Ронни с девками, с которыми он проснулся пару месяцев назад?
- Да.
- Громче! Я не слышу!
- Да! Черт возьми.
- Так! Майк спросит еще, хорошо ли ему было с девушкой по имени Вивиан?
- Черт возьми, ДА!
- Тебе нравилась музыка тех парней?
- Да!
- А когда мы таскались по кабакам, прожигали минуты и часы, которые нам были даны свыше? Нравились они тебе?
- Да!
А когда ты проснулся с Томом и тремя девками?
- С двумя.
- С двумя? Куда же делась третья? Черт. Вот черт! Она меня надула?! - и он захохотал. Смеялся и Рональд.
- Надула, как щенка! Взяла деньги и сбежала!... Было хорошо?
- Да!!!
- А когда ты курил марихуану с Филом, а потом лег с ним в постель?
- Ты и это знаешь?
- Я знаю все - это моя работа!!! Отвечай!
- Не знаю…
- Врешь!!!
- Да, черт возьми!!!
- А когда ты писал эту книгу, когда мы дружили, когда жили этой оторванной жизнью - было ли тебе хорошо, Ронни?
- ДА! ДА! ДА!
- Вот!... Теперь смотри сюда, - и он показал на рукопись. Что нужно сделать с этим?
- Сжечь!
- Немедленно! – поддержал его Майкл.
- Давай!
- И пусть она горят ярким пламенем! Ты готов?
- Да!
- Ты согласен?
- Да, черт возьми, Майк. Я готов сжечь свою рукопись, и гори она огнем.
- Стоп, - Майкл остановился и перевел дух. Потом спросил:
- Ты идиот?
- Что?
- Ты два месяца трудился, не покладая рук, а теперь готов все это сжечь? Развеять пепел по ветру?
- Но, ты сам только что это сказал! Там все неправда! Там нет ни единого слова истины! – опять не понимал Рональд.
- Так допиши эти слова!
- Как?  - опешил Рональд, - написать новую книгу?
- Она уже написана! Написана прекрасным, талантливым языком, от нее исходит божественный аромат, ее хочется читать, засыпать с ней, как с любимой женщиной, ставить на полке на самое видное место.
- Но…
- Сколько глав в твоем романе?
- Не помню.  Десять… или двенадцать.
- Вот! А теперь мы сделаем одну простую вещь. В конце каждой главы мы дописываем всего несколько слов, предложений. Твой герой  задаст себе один простой вопрос – ты сам веришь в это? Ты веришь в дружбу и любовь, в семью, которая вышвырнула тебя на помойку, первой девушке, которая бросила тебя, потому что… Да потому что не перебесилась… Потому что кто-то поманил ее пальцем. А ты уже готов лезть из-за нее в петлю. Мы сделаем простую вещь. Всего в нескольких словах разрушим сказку, те замки, которые ты построил на песке. И тогда твои талантливые главы заиграют и оживут. Нужно отрицать все и вся, закатать эти призрачные идеалы в бак для мусора, спустить в унитаз, освободиться от этого ярма. Ты меня понял, Ронни?
- Понял. Но есть вопрос.
- Давай! – азартно спросил Майкл.
- Как быть с религией, с богом? Мы не можем его отрицать. Это кощунство.
Майкл прищурил глаза и внимательно посмотрел на Рональда. Потом медленно спокойно заговорил:
- Наша цель, Ронни – сделать человека свободным! А бог? Он есть в каждом из нас, только мы не знаем этого или забыли. Бог – это наше ХОЧУ! В каждом человеке есть божественное хочу! А то, что он хочет – священно! Бог – это и есть свобода от всего и всех!!! Об этом и будет твоя книга, Рональд Дойл. Книга с названием – “Когда ты свободен”. Ты меня понял?
- Да, Майк. Понял... Я тебя понял... Пойду, - и он взял рукопись со стола.
- Куда? – удивился Майкл.
- Домой. Пойду работать.
- Ерунда, - улыбнулся тот. Здесь нечего делать. Сейчас мы поедем в кабак, закажем море выпивки и пройдемся по твоей рукописи с косой. Говоришь, двенадцать глав?
- Двенадцать.
- Двенадцать ножек у табуретки, которые нужно отпилить? Ерунда! Справимся. И сделаем это прямо сейчас. Поехали! – воскликнул Майкл, схватив рукопись со стола и увлекая Рональда за собой. - Едем, дружище! Сегодня с твоей книгой мы переспим последнюю ночь и сделаем это талантливо и красиво, дьявол нас побери!!! Да, Рональд?
- ДА!!!
- Майк, а почему ты не говорил мне об этом раньше? – спросил Рональд, когда они ехали в машине.
- В этом вся хитрость, Ронни. Я немножко тебя обманул. Мне нужен был чистый, незапятнанный парень, который широко откроет глаза и будет босыми ногами ходить по жизни. Он раним и трогателен, он, как девушка, которая собралась на первое свидание, и пока еще не догадывается, что ее ждет впереди. А ждет ее… Сам знаешь - сказок не бывает!
- Майк, а что будет потом?
- Потом мы напечатаем твою книгу, и ты станешь величайшим писателем современности.
- Ты в этом уверен?
- Рональд. Слишком длинные юбки носят наши женщины, слишком чопорные сегодня наши мужчины. Сейчас не средневековье. Нужно дать им то, о чем они мечтают давно, и сделаешь это ты.
- Уверен?
- Конечно!
- Можно еще один вопрос? Вивиан!
- Что?
- Она будет сниматься в кино?
- Она работает в другой конторе. Это не моя забота. Но, я слышал, что сегодня она уехала на съемки.
- А что будет, если после выхода фильма журналисты раскопают ее прошлое. Что будут говорить простые домохозяйки? Как они буду смотреть на нее? Вивиан отправляют на провал?!
- Я не работаю в кино и не знаю тонкостей их бизнеса. Скажу лишь одно. За Вивиан не беспокойся, Ронни! В любой домохозяйке есть обыкновенная женщина - в этом смысл. Черт возьми, каждая вторая домохозяйка, уходя из дома, мечтает, чтобы по дороге в лавку за куском мяса ее прижали в темном углу, задрали юбку и напомнили ей о том, что она баба. Просто, баба, которая хочет всего! Хочет той самой свободы, о которой я тебе только что говорил! Ты меня понял?
- Да, Майк!
- Больше вопросов нет?
- Нет!
Они сидели в дешевом кабаке. Вовсю играла музыка, народу было множество, люди входили и выходили, толкались, шумели. Их стол был заставлен пустыми бутылками, и эти двое занимались делом. И пили! Беспрестанно пили, снова и снова исправляя последние строчки каждой главы.  Уже безумно хохотали. Это был восторг. Все получалось, так, как говорил Майкл. Стоило только прикоснуться к тексту, он начинал играть другими цветами, красками. Это было волшебство! Получалось талантливо до тошноты. Временами хотелось заползти в грязную лужу, изваляться в ней целиком. Им нужна была полная свобода, протест, отрицание всего и вся! И сейчас они сходили с ума!
Оставалось совсем немного, вдруг Рональд уронил кусок кровавого бифштекса на последнюю страницу рукописи! Он быстро схватил его, убрав на тарелку, но там осталось огромное красное пятно. Рональд испугался.
- Отлично! – вдруг закричал Майкл. Он был уже изрядно пьян, взял кружку пива и плеснул на лист бумаги.
- Стой, глупый! Стой! – засмеялся Рональд. – Размоешь чернила! Больше


Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Покорность 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама