Ни дна тебе, братуха, ни покрышки (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Литературоведение
Автор: Николай Тимохин
Читатели: 109
Внесено на сайт: 14:09 02.07.2015
Действия:

Ни дна тебе, братуха, ни покрышки


     
Одной из отличительных особенностей прозы от поэзии является то, что при написании прозы, автор по своему желанию может отступать от  правил стилистики, и пользоваться некоторыми вольностями современного языка, включая неологизмы, молодежный сленг или простые разговорные слова, которыми он пользуется в своей повседневной жизни, в силу своего воспитания и глубины словарного запаса.
А со стихами дело обстоит иначе. Ведь поэзия –особая,  высшая форма проявления литературы. В её словах заложен огромный смысл, несущий музыку души. Об этом надо помнить всегда. И при написании стиха, если уж и допускать смешение жанров, то есть отступать от норм современного литературного пушкинского языка, то надо это делать крайне осторожно, оправданно и умело.
Проще говоря, не нужно использовать повседневную, домашнюю уличную речь, смешивая её с высокой поэзией, в которой присутствует глубина образов, свежие рифмы и открытость души поэта.
К сожалению, это случается сплошь и рядом в современной поэзии. Ярким тому примером служат, прежде всего,  звучащие ото всюду не только песенные хиты, но и новые музыкальные творения. Не говоря уже о современных поэтах времен глобального интернета.
Происходит данное  смешение жанров, будем так это называть, по двум причинам. Первая, когда поэт настолько увлекается своим новым творением, или торопится его написать, что не замечает ляпов. Хотя это тоже не оправданно и нисколько его не защищает. Но как говорится, что есть, то есть. А второй случай, еще хуже первого. Когда горе–поэт, в силу своей недалекости ума или необразованности, вообще не знает, как надо правильно  говорить. И, естественно, как говорит, так и пишет. А чтобы вам было понятно, о чем идет речь, давайте рассмотрим примеры.
У Леонида Дербенева в его песне «Если б я был султан» мне не дает покоя одно место.

                            Зульфия мой халат
                            Гладит у доски,
                            Шьёт Гюли, а Фатьма
                            Штопает носки.

Вот почему Зульфия «гладит халат У доски»? И у какой именно доски! В смысле, около доски. Около школьной доски, или может это доска почета? Вообще-то гладят НА гладильной доске. Хотя можно и без нее обойтись. Но в песне то поется, что она стоит именно У доски. Вы скажите, что я привязался к мелочам? Да нет, я всего лишь сужу о том, что есть. И если вы прочтете весь тест этой всеми любимой песни, то убедитесь, что он очень и очень прост, примитивен, проще говоря. И в нем рифма отсутствует практически напрочь.  А ведь автор, не кто-нибудь, а известный поэт-песенник!
Совсем по-другому получилось у всеми любимого Александра Розенбаума в песне «Покажите мне Москву»:

                           А коли дождик воды вешние прольёт,
                         Я буду рад, я буду рад.
                         Здесь Окуджава песню Визбора поёт:
                         "Охотный ряд, Охотный ряд".

Я не знаю почему, достаточно образованный и умный человек,
Розенбаум пишет, что «дождик воды вешние прольёт…». Когда даже двоечник младших классов знает что дождик  - это атмосферные осадки, которые выпадают из туч в виде капель воды. И, следовательно: «вода» не может «воды вешние проливать». Получается, что это Розенбаум нам «воды льет и тень на плетень наводит»!
Но перейдем теперь к главной теме всей моей этой статьи -  к рассмотрению второй причины так называемого смешения жанров в поэзии и допущению в стихах грубых оговорок по незнанию автора. Когда современные горе –поэты пишут сами не ведая что. И  не просто выдавая это за поэзию, а с замашками на высокое мастерство в данном жанре литературы.
В газете «Московский комсомолец», размещаемой в интернете, 21 июня сего года, были опубликованы несколько стихов российского поэта Дмитрия Мизгулина. Стихам предшествовала краткая, но очень достойная уважения литературная биография данного поэта, со всеми его регалиями. Я сразу заинтересовался поэтом. Думаю, ну «вот сейчас я попаду на мастер-класс  современного не просто поэта, а члена Союза писателей России…» . И с нетерпением принялся читать:

                                    Гремят раскатистые стуки…
                                    Любовь и ненависть вразброс.
                                     И наши встречи и разлуки
                                     Летят со свистом под откос…

Здесь  я приостановился. И стал размышлять. А это как: «Гремят раскатистые стуки?»  На  каком языке? Стук это  звук или  шум от удара, ударов, от падения твёрдого предмета. Значит по логике вещей, сам СТУК не может ГРЕМЕТЬ. Да еще и раскатисто, почему-то. (А раскат - прерывистые и громкие звуки, прерывистый длительный гул, грохот. ) Как все это увязать воедино, я не знаю.
И мне стало грустно. «Почему член СП России, закончивший литературный институт им Горького и пишет такие вещи? Да нет, же – думаю. - Все не так уж и печально. Ну ошибся человек –описался. (С ударением на «а»). С кем не бывает? И придираться не стоит».
Стал читать дальше. И во втором стихе Дмитрия Мизгулина увидел это:

                           И нет ни привала, ни крова,
                           И нет ни покрышки, ни дна.
                          Тебе лишь дорога - основа,
                          Тебе только вечность дана.

Меня сразила на повал одна из строк выпускника МЛИГа, который просто обязан подавать пример всем кто там не учился.

                           И нет ни покрышки, ни дна.

Тихий ужас…Если бы это были стихи юмористического направления, еще ладно. Хотя я не уверен, что современному читателю будет ясен смысл фразеологизма времен моей молодости: «ни дна тебе, ни покрышки».Во-первых, поскольку это устойчивое словосочетание, то видоизменять его неграмотно, потому, что тогда не ясно будет людям о чем идет речь. Хотя в принципе итак не всем читателям понятно, что тут и к чему.
К примеру в одной неплохой песенке начала нашего века, которая называется "Верные друзья" в исполнении группы "Сценокардия", есть такие строки:

                               Но дыханье горячо,
                               Мы сидим к плечу плечо.
                               Мы с тобой наедине
                               И я слышу в тишине.

И снова вторая строка режет слух:

                    Мы сидим к плечу плечо.

Правильно, по- русски будет «плечом к плечу», так как это фразеологизм. И он повторюсь, неизменяем. Но авторам этих строк плевать на это, так как им надо было срифмовать «плечо –горячо». И я сразу вспомнил шуточку из далеких семидесятых:

                     Муха села на плечо
                      Отдавила кое-чо.
                     Ну ничо, ничо, ничо
                      Просто села муха.

Ну чем не песня, а? Вот и с этим злосчастным выражением также

                           И нет ни покрышки, ни дна.

Мало того, что оно исковеркано, так к тому же это выражение если не жаргонное, то какое-то уличное, типа: «отдыхай мазево» или «перетопчешься, не сорок первый…». И использовать его там, где автору захочется, возможно лишь в прозе. Это как раз то, о чем я говорил в начале данной статьи.
После этого я решил расставить все точки над «и», заклянув в Википедию глобальной сети, набрав «Дмитрия Мизгулина». О, что там вышло…Не поверите! У него столько заслуг… Не хватает лишь звания Герой Социалистического Труда!
Как оказалось, наш поэт преуспевающий банкир, во как! Вы спросите:
-  А причем тут поэзия?
Да ни  причем. Может Дмитрий и мастер своего дела, но в поэзии, я как понял, он понимает  ровно столько же,  сколько  я в его банковский делах. Конечно, все «профессии нужны, все профессии важны». Но у меня как-то нет уважения к подобным служащим. Ведь они не врачи, не учителя, не шахтеры, наконец. Хотя я могу и ошибаться.
Никогда не забуду одну встречу, несколько лет тому назад,  со своим одноклассником  и другом детства Борисом. Я ему тогда показал недавно вышедший сборник стихов известного нашего семипалатинского поэта. И вот когда Борис, пролистав  первые страницы книги, прочитал творческую биографию нашего земляка, то в сердцах, сразу же закрыл сборник.
Пропажу своего интереса к данному автору он мне пояснил так. « В его биографии нет ничего интересного особенного, такого, что может натолкнуть человека на писательское дело. Он закончил истфак и почти сразу же пошел по комсомольской линии. Работал секретарем разных организаций. А после  и вообще ушел торговать на базар. Ну, о чем он может написать? Что в его жизни было особенного?» И хотя с моим одноклассником можно было бы и поспорить, защитив нашего поэта, но я вспомнил слова Барбары Брыльской, актрисы, сыгравшую Наденьку  в культовом фильме «Ирония судьбы». Так вот она в одном из интервью говорила, что «тот поэт, который не страдал, ничего не напишет».
А тут банкир –поэт Мизгулин. Что о нем можно сказать? Лишь одно. Не случайно, наверное, я так написал: «банкир минус поэт». Так как, одно с другим все же, практически не совместимо. По крайней мере, в данной ситуации.
В середине девяностых, в соседнем от меня доме, на первом этаже располагалось отделение одного из казахстанских банков, руководитель которого позже был объявлен в международный розыск, а банк естественно закрыт. И вот этот ворюга, тоже себя тогда возомнил поэтом, писал стихи, давал интервью в городских СМИ. А сейчас об этом вспоминать смешно.
И еще один пример из жизни нашего городка. Долгое время был  у нас известный бизнесмен, который помимо своей деятельности, много времени, сил и денег уделял написанию стихов и выпуску своих книг тысячными тиражами. Многие не понимали его стихов и не самым лучшим образов отзывались о его литературной деятельности. Естественно, он тоже выпустил не менее десяти книг, вступил в Союз писателей Казахстана и куда –то потом  исчез. Стали говорить, что его розыскивает полиция, хотя мне в это почему-то не хочется верить. Когда бизнес-поэта приняли в Союз писателей, то тут же знающие люди стали рассказывать, как ему удалось туда вступить. Вам намекнуть или сами догадаетесь?
И вот после всех этих воспоминаний, я не могу положительно отозваться о творчестве Мизгулина. Посудите сами:

                                         Промчались июльские ливни.
                                          Царят затяжные дожди.
                                          Ну что же поделать, скажи мне,
                                          Коль звонкий июль позади?

Что поделать такому автору, я не знаю. Как и не могу разобраться с дождями. Ливни все-таки промчались – «Промчались июльские ливни» или нет – «Царят затяжные дожди»? Ведь если дожди царят, то значит, властвуют достаточное время. Хотя ливни и промчались. Дожди и ливни ни одно ли и тоже?
Автор видно не замечает  в этом разницу. И вообще у него похоже не хватает многих знаний, в разных областях. Думает Дмитрий возможно и красиво, где-то даже  - образно. Но высказать  правильно - не может.

                                        Подойду к окну — еще не поздно;
                                     Сонный мир объемлет тишина.
                                     Тихо зреют яблоки и звезды,
                                     На ветвях качается луна.

Если «мир уснул» (окружающий мир поэта стал сонным, будем так это понимать), то почему у автора это «еще не позднее время»? Нестыковочка. А дальше -  еще сложнее:

                                   Тихо зреют яблоки и звезды

Как могут яблоки зреть НЕ тихо? То есть громко? И что значит «Звезды зреют»???
Такие непонятки  в творчестве Мизгулина сплошь и рядом:

                                И пьём и любим, но держим стать!
                               Другой погоды, откуда взять?
                               Дождинки стынут, и тает снег.
                              В мирских просторах – спасенья нет.

В этом отрывки по смыслу получается так:

                         ДругУЮ погодУ, откуда взять?

В другом стихе под названием «ДУХОВ ДЕНЬ» просто кладезь умных изречений:

                       Как в предчувствии скорой беды,
                       Шевельнется тревога змеею:
                        Человек состоит из воды,
                        А когда-нибудь станет землею.

Сколько стихов не читал, никогда мне в голову не приходило, что «тревога может шевелиться». (Сразу вопросы: «В каком месте, где,  у кого?»). И не просто так «шевелиться», а именно как «змея» (скорее всего –подколодная).
Ну а дальше  - больше. «Человек когда-нибудь станет землею», - утверждает автор. Я не знаю,  какой предмет из школьной программы это может оспорить, но человек НИКОГДА не станет землею. Но может сравняться с ней, уйти под землю, предаться земле, наконец. Но стать ею – никогда.
Также как и подобного рода авторы – настоящими поэтами. И перефразируя Мизгулина, я сказал бы им следующее:

              И если ты плохие пишешь книжки –
              Ни дна тебе, братуха, ни покрышки…

                                              ***


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Публикация
Издательство «Онтопринт»