Открытие (страница 1 из 5)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Быков Юрий
Баллы: 4
Читатели: 139
Внесено на сайт: 15:03 16.12.2015
Действия:

Открытие

Для Зубова новогодние каникулы не тянулись так томительно, как для большинства граждан.
Конечно, развлечения в виде употребления водки,  поедания салатов и запускания петард  утомляют более любого тяжкого труда, а за упадком сил, как известно, следует депрессия. Именно в ней многие и оказываются к исходу мучительных праздников, которые не были б мучительными, если бы граждане проводили время с умом - посещали выставки, концерты, занимались спортом и т. д. Тогда они бодро дошагали бы до конца дарованных заботливой властью каникул и не знали бы уныния. Но все у нас не так... все через одно место...
Зубов был исключением. Хоть на лыжах и не катался,  ЦДХ на Крымской набережной не посещал, в кинотеатр на "Елки 1914", как призывала реклама, не ходил, но и "водку не пьянствовал", холодцом не объедался.
Свободное время свое он посвящал хозяйству, то есть дому. Заниматься домом: чинить, вешать, сооружать, ремонтировать было его любимейшим делом. Согласитесь, бесценное качество для мужчины и мужа. Подруги жен таких мужиков уважительно говорят о них: "Додельный..." и в какую-то даль отправляют взгляд и сталкиваются там с чем-то приятным.
Почему же ни с одной из жен ему не повезло?!
Так с грустью думал он иногда о Насте и Зое. Кстати, Зоя была подругой Насти и второй его женой. Вместе они пробыли недолго. Жизнь с "додельным" Зубовым представлялась Зое необычайно уютной, а кончилось все тем, что на прощанье она бросила ему: "Сдохнуть с тобой впору от тоски!"
Зубов остался в недоумении: чего ей не хватало?!
Ну, а если честно, то и она не слишком-то его устраивала: готовила плохо, дома была неряха... Ну да, поначалу Зоя сильно его возбуждала этим своим "разобранным" видом: то не заметит она свалившуюся с плеча бретельку и вывалит ненароком из сорочки тяжелую грудь, то, присев, сверкнет трусиками... А потом ничего этого не стало - дебелая баба и только! В общем, расстались они без сожаления.
Иное дело - Настя, первая жена. Брак с нею длился пять лет, они нажили дочку, у них был дом, налаженный быт. И вдруг оказалось, что все это благополучие - лишь иллюзия Зубова! То есть был очаг - крепкий, кирпич к кирпичу, - и за тем, чтобы он таким оставался, Зубов неустанно следил, но не замечал, что огонь там едва теплится...
"Чем я ей не угодил?! - удивлялся Зубов. - Откуда в людях такая неблагодарность?.."
Но не только неблагодарной оказалась Настя - еще и жестокой. Ее вдруг прорвало неприязнью к Зубову, о которой он даже не подозревал. Прорвало в одночасье - когда уходила к другому мужчине.
Забрала с собой все -  мебель, посуду... На возражения Зубова лишь презрительно усмехнулась:
- Успокойся, самое ценное - твой инструмент - я не трону...
Ну, положим, не всю мебель и не всю посуду вывезла Настя, возмущало другое: она прихватила люстру, которая была для Зубова памятью детства. А, главное, эта люстра давно уже нигде не висела, а лежала на антресоли, ожидая переезда на дачу (впрочем, дача принадлежала Настиным родителям, так что с люстрой все равно пришлось бы расстаться. И тем не менее...)
В очень далекие 60-тые годы прошлого столетия ее подарили на новоселье тетя Соня и тетя Надя матери Зубова, то есть своей сестре. С первого взгляда Петя Зубов был потрясен ее роскошным видом. От серебряной короны, венчавшей люстру, стекали к пяти матовым шарам-плафонам нити хрустальных бусин, а ниже множество таких же нитей, чуть провисая, разбегалось от центрального стержня к опять же серебряному ободу, который к этому стержню крепился и служил завершающим элементом всей конструкции. О том, что серебро было мельхиором, а хрусталь обычным стеклом, Петя, естественно, не знал.
Тем не менее, выглядела люстра торжественно, а по прошествии многих лет и вовсе оставляла впечатление старинной изысканной вещи, хотя являлась лишь удачным продуктом советской дизайнерской мысли.
Когда 8 января Зубов увидел ее на "блошином" рынке, у него от неожиданности и восторга замерло все внутри. Это была именно та самая, а не такая же люстра! Знакомая до боли царапина на короне являлась тому доказательством.
Переждав, пока ровно не забилось сердце, он произнес вопрос, минуту назад ставший для него самым важным:
- Сколько стоит?
Продавец, сметливо блеснув глазом, ответил, и у Зубова опять все замерло внутри - на сей раз от упавшей в сердце тоски - таких денег он не имел...
И дело не в том, что всего 450 рублей находилось в его кошельке (да и зачем ему было брать с собою больше, если он направлялся за саморезами, а на толкучку забрел случайно, по пути в магазин). Дело в том, что и дома у него не было названной суммы!
Зубов повернулся, пошел прочь, но вспомнил, что рынок - место, где нужно торговаться. На обратном пути к продавцу - бородатому мужику в варежках - он решил действовать без стеснения. Глядя в красное, под клетчатой кепкой лицо спекулянта (а кто же он еще!), Зубов назвал ополовиненную первоначальную сумму, и мужика даже покачнуло от такой наглости, а, выражаясь образно, просто свалило с пьедестала, откуда он правил бал.
- Не... Ты что... - медленно приходил в себя продавец. - Это ваще...
Наконец, он мотнул головой и сказал, как отрезал:
- Нет, не договоримся мы...
         Но Зубову было уже ясно: он купит люстру во что бы то ни стало!
Почему она сделалась ему так необходима? Как если бы, обретя ее, он вернулся бы в свое беззаботное прошлое. Но это невозможно, да и зачем? Чтобы снова изведать радость ожидания взрослой жизни? Из детства - этого предбудущего - будущее всегда видится светлым...    
Заманчиво, приятно, но только если забыться... Нет, в детство ему не нужно, он уже хорошо знал его продолжение, к чему обманываться? Тогда зачем?
Ответа не было, но была убежденность, что люстру эту ему обязательно нужно выторговать.
- Ладно, - сказал Зубов. - Накину еще тысячу.
- Мужик, ты в своем уме? - возмутился продавец. - Это же девятнадцатый век!
- Всего навсего 60-тые годы 20-го века, - спокойно возразил Зубов.
Продавец изумленно уставился на него, а Зубов понял, что попал в самую точку и теперь-то уж дожмет барыгу. А то, что продавец, возможно, вполне искренне заблуждался или просто не ожидал такого быстрого и беспощадного разоблачения, не имело никакого значения.
- Это моя люстра, - продолжил Зубов. - Я ее с детства помню, по этой царапине узнал. Бывшая жена при разводе все себе забрала и люстру тоже. Выходит, не нужна она ей была, раз продала. Не пойму, - как бы неожиданно в себя окунулся Зубов, - зачем она ей понадобилась? Чтобы мне насолить?
- Значит, и у тебя бывшая все конфисковала? - обрадованно подхватил продавец. - Из дома-то хоть не выставила?
- Нет, к новому мужу переехала.
- Ну, тебе еще повезло. Моя меня просто выгнала. Вот так! Как будто ни дома, ни семьи никогда не было. Дети-то есть?
- Дочка. Взрослая уже. Мы с ней дружим... Ну, так люстру продашь?
- Накинь еще тысячу. А то я совсем в прогаре буду.
- Договорились. Сейчас за деньгами смотаюсь. Я скоро.
Но помедлил идти.
- Где ж ты живешь? – спросил у продавца.
- У матери.
- У тебя мать жива? Счастливый...
- Я-то да, а вот она, по-моему, не очень... - грустно улыбнулся бородач.
* * *
Зубов поставил принесенную люстру на стол, снял бумагу, в которую она была завернута, попятился к дивану и сел.
На душе сделалось тепло, вспомнились родители, праздничные застолья с родственниками и друзьями семьи, бабушка - иногда строгая и всегда добрая, жалеющая: "Что ж ты у меня молчун такой?" - гладила она его по голове шершавой ладонью; брат ее вспомнился - дядя Егор, любивший выпить и побалагурить; вспомнилась девочка, ненадолго появившаяся в их дворе... Как ее звали, он забыл, а образ ее запечатлелся каким-то размытым рисунком, в котором ясно различались только ореховые глаза, короткая синяя юбочка и белые гольфы. Обычно воспоминания о ней не приходили, как теперь, в общем строе мыслей, а откуда-то подкрадывались и, неожиданно явившись, исчезали.  
Впрочем, случалось это крайне редко. И еще реже она ему снилась. Хотя, может, снилась и не она. Сюжетов снов Зубов не помнил, но помнил, что рядом с кем-то очень похожим на нее было ему неизъяснимо хорошо, как если бы его любили всей душой...
Удивительный мираж! А девочка в нем - только причуда создающего это видение мозга. Странно, что она вообще осталась в памяти Зубова. Ведь всего несколько дней провели они вместе в обычных детских играх, пока девочка гостила у кого-то из родственников, живших во втором


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Нина Атучина      17:42 16.12.2015 (1)
Интересно читать,все мы родом из детства,а книжку я тоже помню (Лелишна из третьего...),светлая история и конец замечательный.Спасибо!
Быков Юрий      18:09 16.12.2015
Спасибо за добрые слова. Наилучшие Вам пожелания! Ю.Б.
Книга автора
Мятеж 
 Автор: Александр Теущаков