Декада. День Восьмый. Мистерия Тридцать первая.
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Автор:
Читатели: 172
Внесено на сайт:
Действия:

Декада. День Восьмый. Мистерия Тридцать первая.

ДЕКАДЫ ДЕНЬ ВОСЬМЫЙ   
 Мистерия тридцать первая. 
Введение во Внутренний Мониторинг    

             Ранним ранним утром Восьмого Дня Декады после такого неудачного Седьмого Дня, еще до начала обязательных отправлений, включая даже утреннюю молитву, в комнату к Вольдемару впорхнула Алена в легком домашнем халатике, под которым угадывались ее девичьи прелести. Чувствовалось, что она очень волнуется. У Вольдемара при ее появлении сразу же забилось сердце, а в голове пронесся вихрь смятенных мыслей о возможности отправлений факультативных. 
           - Аленушка, радость моя, - еще не сообразив, как ему приступить к упомянутым отправлениям, включил он автомат своего обольщения, - я так тебя ждал - ну, думаю, когда же она придет? Вы уже зарядку делали? Нет? Ну надо же! Тем лучше, очаровательница! Я как раз тебе хотел показать вам несколько упражнений из трах-тарарах-йоги. Но перед ними, знаете, обязательно вам нужно сделать тебе массаж воротниковой зоны, ну и так далее. Здорово, правда?  
            - Подождите, Вольдемар, - прервала бурный поток его сознания Алена, - у меня к вам очень серьезное дело!  
            - Конечно же, радость моя! У меня ведь тоже к вам только серьезные дела. Серьезнее этих дел вообще ничего на свете не бывает, уверяю тебя-вас. И чем скорее мы приступим к ним, тем больше успеем сделать. Как говорится: меньше слов, больше дела! Понимаешь (-те), массаж мы начинаем вот с этого вот места... - Он правой рукой взял Алену за затылок и нежно, но сильно притянул к себе, одновременно обняв другой рукою девушку за грудь.
              - Да подождите же, говорю я вам! - Алена нырнула у него под рукой и гибким и быстрым движением освободилась из Вольдемаровых объятий, 
               - Какой вы несносный! Послушайте же меня несколько минут!
               - Да что ты, солнышко! Я готов слушать вас-тебя хоть всю жизнь! Говори, детка! Только недолго, а то у нас и так мало времени.  - Вы знаете, Вольдемар, я, кажется, нашла средство от Феномена!  Вольдемар недоверчиво взглянул на девушку: 
              - Не надо так шутить, моя красавица. Ведь мы еще не завтракали. И даже зарядку не делали. И даже не молились утренней молитвой. Давайте, я лучше сделаю - вам - массаж, а потом - тебе - и все остальное.  
               - Выслушайте же меня, наконец, Вольдемар! Я думала, что среди нас хоть один человек есть мыслящий, а вы все дурачитесь. Я хотела вам сказать, что, знаете, а у меня Феномен проходит! Вернее, я, кажется, нашла, как с ним бороться. Я это заметила во время Экспериментальных Исследований еще Четвертого Дня - после рассказа Александры Валерьяновны про памятник и академика с неаппетитной фамилией. Я вам сейчас все объясню по порядку - и вы все поймете. Слушайте же. Как-то в прошлом году мы были на курсовой практике по акушерству в республиканской клинике. И там я в первый раз увидела, как акушерка принимает ребеночка. Знаете, как она это делает? Ведь он, когда появляется на свет, сам даже дышать не умеет! У него легкие свернуты как тряпочка. А акушерка как даст ему легонько шлепка по попе - он сразу начинает плакать и кричать, легкие у него разворачиваются от крика и он начинает дышать. Я много раз это наблюдала - это просто чудо! И вот, во время этого Эксперимента Четвертого Дня - ну так мне стало тяжело! Я такая измученная была, и некрасивая. Мне жить не хотелось. И я вообразила, что захлебываюсь от рвотных масс. И стало так страшно, как никогда в жизни. Такой ужас! И я внутренне крикнула: Матерь Божья, помоги! И вдруг - будто свет какой-то ослепительный вспыхнул у меня перед глазами и видение яркое: акушерка дает шлепка ребеночку, а у него над головкой - нимб! И тут - сама не понимаю, как это случилось - я как дам себе внутреннего шлепка - инстинктивно, ну, как бы для того, чтобы освободиться от рвотных масс. А у меня - раз! - и реакция на телевизор - нулевая!!! Я сначала не поверила. Дай, думаю, посмотрю дальше на этих гадких политиков. Смотрю, смотрю - и опять меня тошнить от них начинает. Я снова - как дам себе внутреннего шлепка. И снова - реакция на телевизор - нулевая!!! Я уже три дня проверяю этот эффект, - Алена серьезным, "научным" взглядом посмотрела на Вольдемара, - И знаете, он становится все отчетливей и дается мне все проще. Только нужно постоянно - как бы это выразиться? - постоянно внутренне "мониторить" себя - постоянно давать внутреннего шлепка. Но, поверьте, это совсем несложно, потому что быстро привыкаешь и оно уже получается как бы само собой. Что-то среднее между условным и безусловным рефлексом. И знаете? - ведь вы первый, кому я об этом рассказала, - завершила Алена, покраснев.  Вольдемар с нежностью взглянул на девушку:  
                 - Аленушка, милая, а ведь это объяснение в любви! 
                  - Да перестаньте же дурачиться, Вольдемар! Я совершенно серьезно! 
                   - Родненькая, да ведь и я совершенно серьезно. Я тоже вас очень люблю, причем с первого взгляда. Вы - удивительная девушка! Я вас так люблю, что даже не хочу соблазнить. Любимая! И если то, что вы рассказали - правда, то вы ... я даже не знаю, что и сказать, какая вы! Благословенная!  Вольдемар крепко обнял Алену и почувствовал, как взволнованно бьется ее сердечко. Он заглянул в ее глаза, светящиеся любовью, и поцеловал девушку прямо в ее горячие губы.                                                                                                                                                                           Потом Вольдемар все-таки исполнил свое обещание и сделал Аленушке массаж воротниковой зоны (ну и так далее), удивляясь, какая у нее атласная кожа. "Боже, какая девчонка!" - радостно пело у него в душе. - "Наверно, женюсь на ней! Лучшей мне никогда не найти!".  Однако нужно было выполнять распорядок и идти в гостиную. Вспомнив вчерашние события, Вольдемар спросил Алену:  - Аленушка, а для чего это ты вчера поцеловала руку Сократу? Для драматического эффекта?  - Ну да! - ответила Алена. - Нужен он мне, этот драматический эффект, как же! Просто, благодаря его глупому выступлению, я поняла то, что произойдет между нами сегодня и даже как бы увидела это. И я на самом деле была ему благодарна.  - Вон оно что! - срефлексировал Вольдемар. - Тогда у нас на самом деле сюжет, достойный Федор Михайлыча.  - Ничего не Федор Михайлыча! - сказала Алена. - Это - наш сюжет и больше ничей. Ты меня понимаешь?  Вольдемар понимал ее.  В гостиную они пошли вместе. По дороге Вольдемар рассказал Алене о вызове Хватанюка Пятого Дня в Тайную Канцелярию и попросил ее держать свое открытие в строжайшей тайне, в то время как он попытается организовать тайное общество из наиболее надежных Реципиентов для освоения Аленушкиного Способа (про себя он уже назвал его "Внутренним Мониторингом"). Говоря ей это, Вольдемар внутренне улыбнулся тому, сколько "тайн" оказалось в этом его предложении. Когда они вошли в гостиную, к нему вдруг подошла Феня и потянула его за рукав в сторону. "Еще одна тайна!" - подумал Вольдемар. А Феня, заговорщически, исподлобья взглянув на Вольдемара, обратилась к нему с такою речью.

Оценка произведения:
Разное:
Реклама