Произведение «О душевной черствости»
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Без раздела
Автор:
Читатели: 468 +1
Дата:

О душевной черствости


Две недели назад была в Украине. Решила проведать своих сватов в Комсомольске. Люди они пожилые, видимся редко. Последний раз я была там года два назад.  После похорон моего бывшего зятя Михаила, их сына.
С начала кампании против Донецка и Луганска он воевал в правом секторе. Прошёл Дебальцево, Алапаевск, воевал за аэропорт. Обучал новобранцев  военному делу. Миша пришёл в отпуск, планировал поехать отдохнуть на море, встретился с друзьями: водочка, шашлычки. Ребята дурачась боролись,  наутро Михаил умер от разрыва поджелудочной. Ему было  сорок.
Тогда, его мать, Анна Павловна долго не могла найти душевного равновесия. Сидя на диване, исхудавшая, плохо говорящая, после инсульта, всё время повторяла:
- Почему он?.. Почему ни я?.. Он молодой...я старая...
На эти почему ни у кого не было ответа.
Ещё, не жалуясь, просто поведала, что женщина, с которой с которой Миша жил последнее время, явилась к ним после его смерти, до похорон и забрала все его сбережения, карточку, где у него хранились деньги, пообещав все расходы по похоронах взять на себя, но хоронить пришлось им, родителям. Эта женщина больше не появлялась в их жизни.
Виктор Михайлович принёс пайок от социальной службы. Мы немного пообщались и я уехала.
Прошло два года.
Дверь открыл Виктор Михайлович.
- А! Сваха! - он улыбаясь повёл меня в комнату.
От него и в квартире исходил стойкий запах нечистот.
- Где Анна Павловна? -спросила я.
- Там, лежит, -он махнул рукой в сторону комнаты.
- Как лежит? - спросила обеспокоенно.
- Да, лежит. Я её с ложечки кормлю.
- Давно лежит?
-Да дня четыре.
В смрадной комнате на кровати лежала не Анна Павловна, а её скелет. Ослабевшая, она не могла говорить. Возле неё подушки лежал пучок свежего укропа, зелёный лук и пакет с клубникой. Она пыталась что-то мне сказать, но кроме шевеления губами у неё ничего не получилось.
Я не замечала, что плачу, я не плакала - ревела. Пытаясь понять , о чем она меня просит. Позвонила подруге, спросила, как позвонить в скорую и позвонила, просила, умоляла, приехать и оказать какую-нибудь помощь. Но  когда я сказала адрес услышала:
- А, это там двое стариков брошенных у которых сын отбирает и пропивает пенсию. Чем мы им поможем?
Я стала кричать, чтоб приехали, чтоб оказали помощь, что они бездушны и черствы душой.
Скорая приехала.
Врач, одев резиновые перчатки, закрыв нос двумя пальцами, на расстоянии вытянутой  приложила через одежду к больной стетоскоп и вроде бы прослушав, сказала, что всё нормально.
- Вы же видите, она умирает с голода? Заберите её хоть на недельку в больницу.
Но мне ответили, что оснований для этого нет. Я удивилась: человек умирает с голода, в 21 веке! А оснований спасать его нет. Бродячих котов, собак подкармливаем, а здесь -видно и соседям жалко было принести им тарелку супа, лучше в унитаз вылить. Анна Павловна была хорошей, доброй, коммуникабельной женщиной. С соседями ладила. В чём дело? Украинцы ведь добрый, гостеприимный народ.
Потом подруга мне объяснила, что надо было заплатить, чтобы забрали в больницу. Что полюсов у них нет. Вообще в Украине нет страховых полюсов. И когда привозят человека в больницу, там спрашивают не диагноз, а - деньги есть? Если нет денег в больницу не берут. Жуть какая-то.
Анна Павловна, видно собрав силы, вдруг сказала:
- Подними меня.
Я приподняла её, самостоятельно она сидеть не могла. На подушке осталась вмятина от её головы, а вокруг вмятины- всё прогнило до перьев.
- Дай пить.
Она с жадностью приложилась к воде и пила. Я перевернула подушку, где было почище, и она легла.
Помочь ей я не могла ничем, её нужно было нести в ванну, в другую комнату. Еды у них не было. Сын её, Олег "позаботился": не стало холодильника, ноутбука, их сотовых и пенсий.
Он уехал к себе в деревню.
Только сейчас я думаю, что надо было что-то придумать, но что? Я там была проездом и денег достаточно уже не было. Живу в России, у меня хватает пенсии съездить к родным пару раз в год. А у них пенсии на проживание не хватает. Это я просто пытаюсь оправдаться перед собой.
У меня вообще нет никакого опыта в ухаживании,  в такой ситуации, потому я и растерялась, была просто в прострации от всего. Корю себя, что не сумела  ничем помочь.
Подруга вызвалась помочь мне, помыть Анну Павловну, переодеть и переложить её на чистое. И покормить. Купить надо было моющие, перчатки. Но вначале надо было сходить в соцслужбу.
Я хотела узнать почему старики брошены. Они проработали в этом городе всю свою сознательную жизнь, они строили этот город.
Там, молоды специалисты, с пустыми глазами, улыбаясь, объяснили:
- Там у них сын, алкаш жил, у него открытая форма туберкулёза, мы рисковать своим здоровьем не будем. Придёт нам с больницы справка, что нет у них туберкулёза, тогда и будем ходить.
Мои вопросы кто заказал справку и когда она будет остались без ответа.
- Она же умрёт с голода, -заметила я, но девушка посмотрела на меня, как на пустое место и ничего не ответила.
- Я туда не пойду. - Решительно заявила подруга.
- Если там правда открытая форма туберкулёза, у меня дети, внуки...
Я смалодушничала и пошла следом за ней домой. На следующий день мне надо было уезжать домой.
После подруга ходила ещё в соцслужбу, пытаясь заставить их позаботиться о судьбе стариков, но там не получила никакого ответа, только пустые обещания.
Но Анны Павловны уже не было в живых. Она умерла через два дня, как я уехала.
Царствие ей небесное. Отмучилась. Виктор Михайлович ещё держится. Слава Украине! И её защитникам.










[hr]









Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама