История нелюбви. Глава 5 (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Сборник: История нелюбви. Повесть
Автор: Юрий Тар
Читатели: 38
Внесено на сайт: 10:41 19.08.2017
Действия:

Предисловие:
Эпиграф:

«Тетя Бэлла в своем дворе была личностью заметной. Дня не проходило без какого-нибудь скандала. Многие не могли понять, как таки Боря умудрился из десятка порядочных девок выбрать в жены именно её. И не то, чтобы тетя Бэлла (в девичестве просто Белка) была какой-то страшной уродиной. Нет, все было при ней. И с переду, и с заду было на что посмотреть и за что подержаться. Но вот характер…»
(с) Юрий Тар  "Ну изнасилуйте же меня!" , 2011



История нелюбви. Глава 5

С Грегором они познакомились на конференции дискуссионного клуба «Валдай».  Точнее, познакомился Женька. Пока Володя и Андрей слушали очередной заумный доклад на тему глобализации и продовольственной безопасности, Евгений Григорьевич отправился побродить по буфету и вскоре оказался за одним столиком с невысоким поджарым мужчиной лет шестидесяти-шестидесяти пяти, весёлым и очень разговорчивым собеседником из Хорватии. Грегор когда-то работал в Москве чрезвычайным и полномочным послом Хорватии,  но несколько лет назад ушел на научную работу. Грегор не был карьерным дипломатом. Закончив экономический факультет университета, он вскоре защитил докторскую диссертацию и о политике до определенного момента не думал. Послом оказался случайно, волею судеб. Пару лет назад он создал свою партию и сочетал лекции в университете с большой политикой. 
Женька, молдаванин двухметрового роста, в молодости довольно известный волейболист, а в недалеком прошлом одно из главных действующих лиц в строительном комплексе подмосковья во времена губернаторства Громова, был оптимистичным экстравертом и легко сходился с людьми. После пяти минут знакомства он уже мог пригласить человека к себе домой и обещал напоить самыми лучшими молдавскими винами. Женька не врал. Он жил в загородном доме вблизи Зеленограда, и у него в подвале, рядом с большой сауной, возвышалась пирамида из девяти горизонтально установленных бочек с вином. При желании, можно было бы напоить всю конференцию. Как уж это элитное вино попадало в Москву после введенного эмбарго на молдавский алкоголь, оставалось Женькиной тайной. Женька переехал из Кишинева сначала в Питер, а затем в Москву в середине 80-х, но в Молдавии у него осталась куча родственников и друзей. Видимо, они и наладили какой-то канал снабжения.
А еще он не мог долго оставаться на одном месте. Ему нужно было куда-то бежать, куда-то ехать, что-то решать быстро и без волокиты. Важные бумаги он иногда подписывал не читая, за что нарывался на негодование партнеров, обнаруживших в уже подписанном документе какой-нибудь косяк.  
— Вечно у тебя шило в заднице, — ворчал в таких случаях Андрей — мчишься как раненый олень!
Но сколько бы Женьку ни пилили за торопливость и эксцентричность, изменить бурный молдавский темперамент было невозможно. 

Когда в перерыве к Женьке и Грегору присоединились Володя и Андрей, хорват и молдаванин были уже закадычными друзьями. Громкий смех Евгения Григорьевича покрывал гул голосов вышедших на обед участников конференции как бык овцу. 

— Чем вы занимаетесь в этой жизни, друзья мои? Что привлекло вас сюда? — поинтересовался Грегор. 
— Ищем клад — отшутился Андрей. 
Не зная собеседника, он предпочитал не раскрывать детали своего бизнеса. Но, видимо, словоохотливый Женька уже успел что-то хорвату рассказать.
— То есть, деньги? — улыбнулся Грегор — Западные инвестиции? Я могу вам помочь. Если только ваш проект не попадает под отраслевые санкции. 
— Не подпадает — ответил Володя — но денег нужно много. Не уверен, что в Хорватии столько есть. 
— Денег в Хорватии нет, особенно, после вступления в ЕС. Но зато есть филиалы крупных европейских банков, с которыми можно поговорить. У меня там много друзей. 

Андрей с сомнением посмотрел на Грегора. Если бы тот был немцем, французом или, на худой конец, итальянцем, то сам факт его присутствия на такой конференции говорил бы о серьезных связях в бизнес-сообществе. Но Хорватия с её карликовым ВВП?
— Можно и поговорить — опередил его с ответом Володя — мы скоро собираемся в Словению по делам, заодно можем и в Хорватию заехать. 
— Окей, — обрадовался Грегор — только приезжайте сначала в Хорватию, а потом в Словению. И пришлите мне презентацию вашего проекта на английском, я организую нужные встречи. 

— Ну и что ты об этом думаешь? — спросил Володя Андрея, когда они на следующий день собрались у Женьки дома. 
— Пусть олень сначала мадеры нальет рюмочку, а потом скажу.
«Олень» сделал зверское лицо и замахнулся на Андрея здоровенным кулаком, но потом рассмеялся и безропотно спустился в подвал. Через пару минут он вернулся с кувшином мадеры в руках. 
Отхлебнув из бокала вкуснейшего вина, Андрей подобрел и заговорил. 
— Понимаете, мужики, Хорватия это не Лондон и не Франкфурт. Страна реально нищая. Средняя зарплата — 300-400 евро в месяц.  Откуда там могут взяться инвесторы, ума не приложу. 
— Россия тоже страна не богатая, однако, миллиардеров у нас как у дурака фантиков — парировал Женька. 
— Ну, — рассудительно добавил Володя — он  же ясно сказал, что там есть филиалы крупных банков. «Юникредит» точно есть, я знаю. Могут и у головного офиса деньги взять, если им это выгодно. 
— Могут, — кивнул в знак согласия Андрей — только зачем?
— Деньги не пахнут, — пафосно произнёс Женька — у себя им заработать не на чем, там сейчас кризис, проектов достойных нет. А деньги в Европе есть. Лежат как кирпич на свалке. 
— Ты что, сегодня весь вечер будешь афоризмами шпарить? Давай серьезно. — оборвал приятеля Андрей — Я думаю, что поговорить, конечно, стоит, но без иллюзий. Впрочем, я, кажется, понял, почему Грегор за наш проект ухватился. 
— Комиссию хочет? — предположил Володя.
— Это само собой. Последний бессребреник в Европе умер ещё до Иуды. Но дело в другом. Мы что хотим строить? Корабли. А Хорватия всегда славилась своими верфями. Для них такой заказ — манна небесная. Тут наш друг сразу несколько зайцев убить может. 
— Перечислите всех поименно, плиз — улыбнулся Володя, потягивая мадеру. 
— Во-первых, он возьмет комиссию с двух сторон — с нас и с верфи, во-вторых, проект  отлично повлияет на имидж его партии перед выборами. И, в-третьих, выборы сами по себе денег стоят, на это он свою комиссию и потратит. 
— Логично, — добавил Женька — тогда у него мотивация больше, чем у нас — кресло премьер-министра.
— Именно. Но вот хватит ли у него влияния пролоббировать нас в банке, это большой вопрос. 
— Короче, — резюмировал Володя — ехать надо по-любому. Михалыч, пошлешь ему завтра презентацию на английском? А в Словению мы тоже поедем, там нас уже ждут и вот-вот должны приглашение прислать. 

Как выяснилось уже в Загребе, они попали в точку. Грегор и не скрывал своих целей. 
— Ребята, если что в Хорватии еще и не умерло, то это судостроение. У нас есть крупнейшие верфи, которые могут выполнить любой заказ гораздо дешевле, чем немцы или французы. Я вам все это организую.  Да и правительство Хорватии вас тоже лоббировать будет, им такие заказы как воздух нужны. А я подам этот проект от своей партии. Банковую гарантию дать сможете?
— Может быть, быть банковскую? — переспросил  Андрей, любивший точность во всём.
— Да-да! Банковую! — уверенно подтвердил Грегор, иногда  путавший русские и хорватские слова. 
— Думаю, что сможем, — продолжил Андрей — вариант есть. 
— Вот и отлично.  — Грегор на минуту задумался — Послезавтра с банкирами поговорим. 
— Как послезавтра? — удивился Евгений — Мы же должны были с ними завтра утром встречаться! Мы поэтому и спешили, чтобы в воскресенье здесь оказаться. 
— Завтра мы с вами поедем в Пулу на судоверфь, познакомитесь с президентом компании и с их возможностями. А послезавтра пойдем в банк. 

Партнеры переглянулись и решили не спорить. В конце концов, встречу с подрядчиком в Словении можно было отодвинуть на один день.  
— А далеко ли до Пулы? — с тоской в голосе поинтересовался Володя, чья очередь рулить  была утром следующего дня. 
— Двести пятьдесят километров  — улыбнулся Грегор — сущая ерунда для тех, кто в Загреб из Москвы на машине приехал. 

После ужина друзья разошлись по номерам и Андрей сел к ноутбуку, чтобы почитать о Пуле и судоверфи, куда предстояло ехать. 
К его удивлению, Пула оказалась в тройке лидеров в рейтинге достопримечательностей Хорватии. Маленький город с населением около шестидесяти тысяч был основан еще древними греками и стал одной из первых греческих колоний на Адриатике, потом перешел к Древнему Риму.  Поменяв массу владельцев, он стал частью Югославии в 1947-м.  А вот с промышленностью неувязочка получалась. 
«Чушь какая-то — думал Андрей, читая статью в гугле — Тысяча отелей в городе это как? Шестьдесят местных на один отель. Кто же у них рыбу ловит и на верфи работает?»

А верфь оказалась  действительно крупной. Это даже была не одна судоверфь, а четыре под зонтиком одной компании. И все они строили океанские корабли. 
С некоторым сожалением Андрей разглядывал фотографии древне-римского амфитеатра,  крепости и кафедрального собора. 
«Жаль, конечно, что мы завтра ничего, кроме верфи, не увидим, похоже,  очень красивый город. Обязательно нужно будет приехать сюда еще раз, курорт, как-никак, можно и на море отдохнуть».  

Его размышления прервал сигнал о новом входящем письме.  На этот раз фото с пирожками не было. Вложения отсутствовали. Зато в теме письма было написано заглавными буквами: «ПОДОНКИ!!!».
Андрей тяжело вздохнул. Дальше читать не хотелось. Понятно, что бой Руслана с головой достиг очередного апогея. Наверняка его тёзка на  сайте, острый на язык московский журналист,  опять подкинул дровишек в огонь, прочитав у Любы очередную глупость. Или Петруха, увидев где-нибудь в полемиках нелестное упоминание о себе любимом, отозвался едким стишком, под которым немедленно началась борьба за истину в последней инстанции с матом и нехорошими словами. И друг Коля  не преминул вставить свои  пять копеек или очередную  эпиграмму в замысловатую рецензию Шахинской на опус Петрухи. 

«Смех и грех — думал Андрей — взрослые люди, а не хуже подростков. Лезть в эту свару не хочу, хотя мадам наверняка именно об этом и просит. Не буду даже открывать это письмо, есть дела поважнее, а там все равно никому ничего не докажешь».  

Андрей подвел курсор к кнопке закрытия почты,  но тут появилось следующее письмо. На этот раз в теме стояло другое слово с множеством восклицательных знаков: «ТРУС!!!!!!!!!!!».  
— Это уже ко мне, — усмехнулся он и открыл письмо — вечер обещает быть томным.

Люба была в своем репертуаре. Из их переписки она уже сделала свои выводы и, видимо, считала себя его женщиной, если уж он принял её виртуальный «бусь».  А раз так, он должен немедленно бросить все дела и, очертя голову, кинуться на её защиту и перессориться со всеми своими друзьями, которые еще совсем недавно были общими. 
«Ну точно моя Белка из старого рассказа — подумал Андрей — пока мозг всем не вынесет, не успокоится».  

Андрей снова вздохнул и написал ответ в стилистике инетовского общения:
«Я тебе уже сто пиццот раз говорил, что ты неправа. На самом деле, не тебя троллят, а ты троллишь всех. Просто отойди и замри. Ни к кому не лезь, и о тебе через неделю все забудут. А так к тебе твой бумеранг обратно и прилетает». 

Андрей закрыл почту и открыл презентацию проекта, чтобы освежить в памяти характеристики флотилии. Нужно было подготовиться к разговору с президентом судоверфи. Завтра предстоял насыщенный день. 

Послесловие:
Начало

Продолжение

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Публикация
Издательство «Онтопринт»