Словарик. Опыт. В. (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор: Андрей Воронкевич
Расширенная оценка: 8.3
Баллы: 15
Читатели: 79
Внесено на сайт: 10:12 03.11.2017
Действия:

Предисловие:
«Возможно ли, что в мире ином можно быть счастливее, чем в этом мире весной?»
                                                    А.К.Толстой, из частного письма

Словарик. Опыт. В.

  Виталь Демьяныч. Его – за глаза, конечно, - иначе и не называли. В глаза рявкали: «Товарищ прапорщик!» Он всегда этого как бы слегка пугался. Мы служили в то время, когда на звание прапорщика были переведены все сверхсрочники: и сержанты, и старшие сержанты, и старшины. До этого Виталь Демьяныч был старшиной по званию.
   Он и по должности был старшиной нашей группы. Мне кажется, звание «прапорщик» ему не нравилось, хотя всем и прибавили за две маленькие звёздочки на погонах по десять рублей в месяц.
   Мне это звание и до сих пор не нравится. В дореволюционной армии прапорщик – это был чин для молодёжи, причём, во время Первой мировой войны, молодёжи, случайной в офицерской среде, подготовленной на скорую руку. «Курица не птица, прапорщик не офицер!» - тогда эта поговорка и возникла.
  Как всегда у нас, хотели, как лучше, – поднять престиж сверхсрочников, сделать их «почти» офицерами. По-моему, для таких старшин, каким был Виталь Демьяныч Алексеев, это обернулось некоторым унижением. Даже чисто лексически – невольно уважительное «товарищ старшина» превратилось в невольно насмешливое для сорокапятилетнего человека «товарищ прапорщик», то есть, между прочим, если перевести на современный русский язык, «товарищ знаменосец».
  Виталь Демьяныч был добр и слабохарактерен. Эти качества совсем не свойственны должности старшины, а вот поди ж ты!.. Я не помню ни одного случая, чтобы он объявил кому-нибудь хоть один наряд вне очереди. Когда он сердился на беспорядок, он обычно начинал теребить себя указательным пальцем за левое ухо, словно тренькая на струне балалайки, и бормотать:
  - Алёши все, Алёши!..
Откуда взялась такая привычка, неизвестно, но привычка была устойчивой. Правда, она никого не пугала. Мы просто старались его не очень сильно огорчать.
  А слабохарактерен Виталь Демьяныч был до того, что абсолютно терялся в присутствии офицеров – как правило, между прочим, более молодых, и уж совсем ему не начальников. Однажды я печатал на машинке под его диктовку «бирочки для шкафчиков» в каптёрке, и в это время в канцелярию заглянул капитан Володзько. Я и не подумал вставать – мало ли офицеров заглядывали ко мне, в канцелярию, по делу и без дела? А Виталий Демьянович принял строевую стойку, попытался отдать честь, сообразил, что без фуражки, окончательно смешался и потерялся. Володзько ушёл, Виталий Демьянович пробормотал:
  - Совсем я что-то того… - и не сразу смог вернуться к диктовке «бирочек», вынужден был отдышаться.
  Мы любили его. Не вспомню, чтобы кто-то называл его «кусок». Он, между прочим, захватил самый конец войны (был призван в конце сорок четвёртого) и уже подлежал пенсии по выслуге лет – переслуживал. Тогда он казался нам, в общем, стариком, хотя ему было ещё далеко и до пятидесяти.
  Интересно, что прапорщика Сороку, старшину соседней группы, ровесника Виталия Демьяновича, тоже пожилого фронтовика, солдатики искренно ненавидели и иначе как «кусярой» за глаза его не называли. Тот был гораздо более хрестоматийным старшиной, вякал, раздавал наряды направо и налево… При этом – не отнять! – все свои старшинские обязанности выполнял предельно чётко. Но всё равно солдаты его ненавидели, и жизнь их была полна. Кстати, я не помню, как его звали по имени-отчеству, а может, никогда и не знал.
  А мы своего Виталь Демяьновича любили, и это тоже добавляло полноты в нашу жизнь. И сейчас добавляет. По крайней мере, в мою.





Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Pan Kowalski      14:28 12.12.2017 (1)
Да, нетипичный прапорщик. Даже странно, что он так долго служил (чего такого человека туда занесло?). Но оказывается, совершенно необязательно быть кирзовым сапогом даже на такой собачьей должности. Это уже потом слово прапорщик стало нарицательным. Антипод нейтронной бомбы: личный состав остаётся целым, материальные ценности исчезают.
Андрей Воронкевич      14:41 12.12.2017 (1)
Спасибо за оценку - это во-первых. А во-вторых, Алексеев действительно был чудак. Правда, у нас сверхсрочники играли не совсем ту роль, что, например, в роте охраны, где они просто командовали взводами. Там, конечно, служили те ещё кусяры. А у нас их было сорок человек на девяносто восемь срочников - особо не раскомандуешься. В нашем расчёте, например, был один старлей, один прапорщик и два солдата. Блатные войска!
Pan Kowalski      14:52 12.12.2017 (1)
Я имел в виду должность старшины роты. А в тыловых службах они уже скоро лопались от жира (хищение путём недовложения). А в десанте они были самые здоровые, с бычьими загривками, здоровее офицеров.
Андрей Воронкевич      15:06 12.12.2017
У нас были и здоровяки-прапорщики (но не старшины групп) Однажды мы с моим корешом не могли завести КРАЗ (было довольно морозно) Прапорщик Антипов (как раз из моего расчёта) крякнул, взял себя левой рукой за шею, а правой закрутил заводную ручку. И мотор завёлся! До сих пор помню наше немое восхищение. Ну, он был на голову выше нас и шире в плечах на десяток сантиметров.
Алла Петровна Ажанова      22:16 04.11.2017
Борис Хигир и Павел Флоренский объяснили бы эту любовь мягко произносимым именем. Виталь Демьяныч.

Женское имя Полина одно из самых мягких. И женщины с этим именем мягкие, очень привлекательные. Полина Виардо, например.

Да, мою бабушку, мать отца звали баба Поля.