Письмо Рубену Ибаррури (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Проза к празднику: День Победы в ВОВ
Конкурс: Конкурс «Письмо солдату»
Автор: Вербовая Ольга
Баллы: 9
Читатели: 19
Внесено на сайт: 21:31 07.04.2018
Действия:

Предисловие:
Раз герой Сталинградской битвы решил мне присниться, почему бы не написать ему письмо?

Письмо Рубену Ибаррури


Здравствуйте, товарищ Ибаррури! Пользуясь случаем, хочу написать Вам письмо. Хотя я неплохо знаю испанский и при желании могла бы написать Вам на языке Сервантеса, однако считаю, что советскому гражданину и герою Сталинградской битвы (тем более, принявшему смерть в бою) правильнее будет писать на русском. Прежде всего, хотела бы выразить и Вам, и Вашим боевым товарищам искреннюю благодарность за Победу. И тем, кто пали совсем юными, не дожив до памятной даты 1945 года, и тем, кто 9 мая водили внуков в парк смотреть салюты и рассказывали, как сражались за Родину. Передавайте им всем от меня большой привет! Я сейчас говорю не только о героях Сталинградской битвы, но и обо всех участниках Великой Отечественной.
Как Вы, наверное, уже поняли из первых строк, Советский Союз одержал в этой войне победу. Наши солдаты дошли до Берлина и повесили над Рейхстагом красное знамя. Германия капитулировала вечером 8 мая 1945 года, поэтому 9 мая с тех пор празднуем как День Победы. Утром на Красной площади проходят парады – теперь уже и с военной техникой. И самолёты летают в ряд, образовывая в воздухе разные фигуры, выпускают разноцветный дым. А вечером часов в десять – салют. Притом парады и салют устраивают не только в Москве, но и во всех городах. В маленьких – поскромнее, а в больших, соответственно, и размах больший. Виновных в преступлениях фашизма судили на трибунале в городе Нюрнберге. Сам Гитлер до суда не дожил – отравился (хотя ходят слухи, что не сам – его же сторонники и прикончили). Вот такие пироги!
Что касается города Сталинграда, за который Вы героически погибли, теперь он называется Волгоградом. После войны, говорят, там не было ни одного здания, которое не пострадало от ковровых бомбардировок. Один иностранный дипломат, взглянув на разрушенный город, сказал: мёртвый город, восстанавливать бесполезно. Однако же, Волгоград отстроили. Там много парков, скверов, а ещё мест памяти героям Великой Отечественной войны. На площади Павших Борцов, кстати, есть монумент, на котором высечены имена: Ваше, а ещё Каменщикова и Фяттахутдинова. Была я также на Мамаевом Кургане. Там на самой вершине холма стоит скульптура Родины-матери. Это женщина с мечом в правой руке, указывающая левой в сторону
запада. Наверх ведёт длинная лестница. По пути встречается стена с изображением героев Сталинградской битвы, памятник солдату, прикрывающему своим телом женщину-мать, скульптуры, символизирующие контраст между жизнью и смертью (раненый солдат собирается метнуть в противника гранату, медсестра несёт раненого бойца и т.п.), и в конце жизнь всё-таки побеждает – солдат и командир ломают хребет змее фашизма. Там же ещё Площадь Скорби со скульптурой солдатской матери и Зал воинской славы, куда пришедшие кладут цветы возле руки с факелом. А на стенах зала – имена погибших за Сталинград. Ещё, кстати, на том кургане есть капсула с завещанием участников войны будущим поколениям, которое вскроют
на столетие Победы – в 2045 году. Ещё в Волгограде есть музей-панорама «Сталинградская битва». Там есть макет тогдашнего Сталинграда, на котором с помощью трюков со светом показывают события тех времён. Ещё там хранится оружие, фотографии и личные вещи героев битвы. А на самом верхнем этаже – панорамная картина.
Обязательно расскажите это тем, кому не довелось этого увидеть.
Спросите, кто я и почему решила написать письмо именно Вам? Зовут меня Ольга, родилась в 1986 году в Смоленской области. Наверное, Вы помните, что во время войны область была оккупирована немецкими войсками. Поэтому Смоленск, как и Волгоград, признан городом-героем. Сейчас мне 31 год, живу в подмосковной Балашихе, работаю в историко-просветительском обществе. Почему пишу именно Вам? Причин тому несколько. Ещё в институте на контрольной по испанскому языку я случайно подписала свою работу именем Вашей матери – Долорес Ибаррури. О чём я тогда думала, не помню, но явно не о контрольной. Конечно, Мария Максимовна быстро вычислила невнимательную студентку. И до самого окончания курса меня называли Долорес.
О Вас я узнала уже потом – когда вместе с мамой поехала в Волгоград. Вернее, мы туда заплывали, когда путешествовали на теплоходе из Самары в Астрахань. Конечно, я обратила внимание, что у одного из героев Сталинградской битвы точно такая же фамилия, что у Пассионарии, и выяснилось, что вы близкие родственники. Уже после поездки мне приснился сон, как будто Вы и Ваша мама гуляете по площади Павших Борцов, и Вы пытаетесь уговорить её пойти с Вами в планетарий. Товарищ Долорес почему-то не хотела, и Вы пригрозили, что растреплете ей причёску. И надо сказать, слово
своё сдержали. Потом на площадь пришла моя мама. Пассионария ей очень обрадовалась, называла Леночкой. По манере разговора было видно, что видятся они далеко не впервые, что давно общаются между собой. Хотя наяву моя мама говорить, что никогда не пересекалась с Долорес Ибаррури. Почему мне это приснилось – не знаю.
И это было не единственный раз. Однажды я увидела во сне, что моя мама снова приехала в Волгоград, однако, к великому сожалению, Пассионарии там не застала. Но встретила Вас, и Вы сказали, что Ваша мама уехала в Испанию. Потом зачем-то сказали по-испански: «У Вас рыжие волосы». Мама, хоть и не знает этого языка, поняла, что Вы ей сказали, и ответила по-польски: «Ну, рыжая – и что? Это, между прочим, красиво». Далее Вы продолжали разговаривать: Вы – на языке Сервантеса, мама – на языке Мицкевича. Как вы умудрялись друг друга понимать – не знаю, однако,
немного зная польский, могу с уверенностью сказать, что реплика одного являлась ответом на реплику другого. Кстати, тогда же мама заметила, что Вы тоже очень симпатичный.
Но самый улётный сон приснился мне в прошлом году. Снилось, будто на свой день рождения я летела в Каталонию. В том же самолёте летела одна дама, с которой мы наяву когда-то были подругами, но разругались из-за политики, и она пожелала, чтоб меня расстреляли. А тут эта дама явно не собиралась ограничиваться «добрыми» пожеланиями – взяла меня в заложники и, угрожая оружием, потребовала лететь в Америку. Но что-то пошло не так, и моя бывшая подруга перестреляла всех лётчиков и бортпроводников. А в том же самолёте в качестве пассажира летела одна украинская лётчица, личность известная и весьма неоднозначная: одни говорят, что она героиня, другие – что злодейка. Моя бывшая подруга, придерживаясь о ней
наихудшего мнения, выстрелила в неё. Потом пыталась поступить так же со мной, но я каким-то образом сумела выхватить у неё пистолет и саму застрелила. Тут же украинская лётчица, не дав мне опомниться, буквально силком затолкала меня в кабину и сказала, что я должна посадить самолёт. Сама она этого сделать не может из-за ранения. Я ей: не умею! – а она: слушай и запоминай! К тому времени мы уже почти долетели до Барселоны. Однако, когда настала пора сажать самолёт, я вдруг поняла, что благополучно забыла всё, что мне было сказано. Лётчица была без сознания, поэтому переспросить никак. Диспетчер говорил мне что-то по-испански, только я не понимала. Не учила нас Мария Максимовна авиационным терминам. Всё, думаю, кирдык – сейчас разобьёмся! И тут появляетесь Вы, говорите: мол, слезай с кресла, я посажу самолёт. Конечно, я охотно слезла, а потом спрашиваю: а Вы знаете, как это делать? Вы ответили, что учились в лётном училище. Потом Вы говорили с диспетчером по-испански – и довольно бойко. На мой вопрос: Вы хорошо знаете испанский? – Вы сказали, что родились в Испании. Конечно, если бы я узнала Вас сразу, то не задавала бы таких глупых вопросов. Когда Вы сказали, что Вас зовут Рубен, и что Вы из Волгограда, я опять же не догадалась, с кем имею дело. Вы живо интересовались салютами в День Победы, парадами на Красной площади, а я недоумевала: неужели в Волгограде не празднуют 9 мая? Учитывая героическое прошлое города, быть такого не может! Однако рассказывала, что знаю. Вы прашивали о песнях, посвящённых Великой Победе, просили спеть хоть одну. К стыду своему, ни одной из них я не знала полностью. Вы сказали: ну, хотя бы частично. Что делать? Спела про весну 45-го года. Вот
эту:
«Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай
Тот цветущий и поющий яркий май,
Вихри венцев в русском вальсе сквозь года
Помнит сердце, не забудет никогда».
Судя по всему, эта песня Вам понравилась. К нашему всеобщему счастью, Вы посадили самолёт в аэропорту Барселоны, потом куда-то ушли, сказав на прощание: «Счастливо, Ольга! С Днём рождения!». Только я не помнила, чтобы говорила Вам, что мой день рождения именно сегодня. Но ведь так порой и говорят, когда человеку удаётся спастись от верной смерти.
Потом сотрудники службы безопасности спрашивали: кто сажал самолёт? Но среди пассажиров я не смогла узнать того самого Рубена из Волгограда. Да и никого из этого города на борту не было. Стали составлять фоторобот – и тут выяснилось, что «молодой человек с необычным кругом интересов» -  герой Сталинградской битвы.
Вот такое было сновидение! Кстати, после этого я выучила наизусть песню про весну 45-го года. Чтоб не опозориться, если ещё кто-нибудь из героев Великой Отечественной решит мне присниться.
Кстати, Вам наверняка было бы интересно услышать про Испанию. Я там была несколько раз. Один раз ещё в детстве вместе с мамой и бабушкой ездили в Коста Браво – в город Ллорет-де-мар. Потом, уже после окончания институте, была на Мальорке, на Тенерифе, в Каталонии. Мне там очень понравилось. Диктатор Франко давно приказал долго жить.
Наверное, Вы спросите, как нам живётся после Победы? Не буду врать, будто у нас тут тишь да гладь да Божья благодать. Народу ещё предстоит побороться с серьёзным испытанием в виде коррумпированных демагогов, исповедующих принцип Франко: друзьям – всё, врагам – закон, а лютым
врагам – вопиющее беззаконие. Некоторые готовы ради своего благополучия кланяться таким недобросовестным товарищам, однако разумные люди не желают с этим мириться и горячо протестуют против несправедливости. Не для того наш народ победил фашизм, чтобы самым позорным образом отдать Родину в лапы тем, кто печётся лишь о своём кармане. Хоть я в плане пассионарности сильно уступаю Вашей матери (как ни крути, её именем я назвалась по невнимательности), однако всей душой поддерживаю тех, кто категорически против превращения нашей Родины в гитлеровскую Германию или франкистскую Испанию. Считаю, что лучше жить стоя, чем умереть на коленях. Нет, я не перепутала местами глаголы «жить» и «умереть». Умрём мы все по-любому, и далеко не факт, что, ползая на коленях, доживём до старости. Жизнь такая штука - полна неожиданностей. Так что лучше прожить её так, чтобы потом стыдно не было.
С уважением!
Ольга.
Апрель 2018 г. 


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Инга Христич      09:20 09.04.2018
Спасибо вам за расширение горизонтов,такой идеей! Было очень интересно читать!
Книга автора
Совсем не женская история 
 Автор: Магдалина Гросс
Публикация
Издательство «Онтопринт»