Волк со шпагой главы 7 и 8
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Приключение
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 277
Внесено на сайт:
Действия:

Волк со шпагой главы 7 и 8

Глава 7. Страшная месть
«Дездемона

Ты говоришь - убить?

Святое Небо, сжалься надо мной!

Как я боюсь тебя. Ты страшен,

Когда вращаешь в бешенстве глазами.

Отелло

Помысли о своих грехах.

Дездемона

Клянусь, ему я в жизни не давала!

Отелло

Развратница! Он был с тобой в сношеньи».

Шекспир. «Отелло»


Заскочив в шкаф, Волк успел даже обрадоваться тому, как ловко все получилось.
Но рука почему-то не нащупывала в указанном месте секретной защелки. Дверца потайного хода не открывалась.
Волк, не раздумывая, бухнул в нее плечом. Стражники кувыркались на полу, шум, создаваемый ими, забивал все прочие звуки.
Результата не было. Ничто не указывало, что задняя поверхность шкафа способна открываться. Монолит!
Волк осмелился еще на два удара, впрочем, довольно слабых. Размахнуться было негде – мешали вешалки с какими-то тряпками и общая теснота.
Потом стража умчалась, и долбиться в стенку плечом стало невозможно. Волк присел и постарался успокоить дыхание. Он был в ловушке.

Между тем герцог, с трудом отвлекшись мыслями от осквернителя его ложа, обратил взор на осквернительницу.
– Развратница! – возгласил он, поднимая обличающую руку.
Тиина затаилась в подушках.
– И с кем! – возвысил голос герцог. – С безродным бродягой, который обращению с женщинами учился, глядя на грязных животных в хлеву.
– Анри, я не виновна, – пискнула императрица, собираясь с силами, чтобы как-то спасти ситуацию. – Дикарь набросился так, что я не успела вырваться.
– Зато потом вы многое успели. Я видел всё!
– О боже, Анри!

Волк, отдышавшись, раздвинул императорское барахло и слегка приоткрыл дверцу – в шкафу было душно.
До него отчетливо доносились обличающие тирады рогоносца и бархатный голос неверной любовницы, которая, включив обаяние по максимуму, старалась сгладить гнев герцога и доказать, что пала жертвой жестокого насилия.
«Договорятся, – понял Волк, послушав минут десять. – Сильна баба».
Не то, чтобы милый Анри, перед глазами которого все еще стояла развратная сцена, во все поверил и смирился, но политика, политика! Лишиться мечты о короне из-за случайного перепиха глупой бабы… Нет, к такому герцог был не готов. Так что постепенно он начал смягчаться, позволяя себя уговорить.
Императрица, почувствовав перелом в настроении, выбралась из подушек… Она была обнажена и роскошна…
Мало кто способен устоять перед женщиной, опытной в искусстве соблазнения. Особенно, если она очень старается, понимая, что от успеха зависит ее судьба.
Герцог впечатлился. Виновница, развивая успех, прижалась бюстом и жарко шептала ему в ухо, что можно наказать ее по-мужски. Жестко и властно. Чтоб впредь неповадно было.
Идея понравилась. Милый Анри положил руку на гладкое бедро и почувствовал, что настроение его меняется.

Но что делать Волку?
Слушая мурлыкающие тона женщины, мягко влекущей герцога на ложе любви, он лихорадочно соображал, как поступить дальше. Время работало не на него.
Можно, конечно, неожиданно выскочить и, схватив шпагу, заколоть венценосного развратника. Но тут все неоднозначно: дверца шкафа тугая, под ногами скользкие тряпки… Пока будешь барахтаться, выдираясь, герцог сам проткнет как куренка. Шпага у него под рукой, а бою дворян учат с детства.
Нельзя забывать и то, что любой шум – провал операции. Если уж убивать, то мгновенно, а потом…
А потом все плохо. Потому что бежать некуда. Если схватят, никакой император не защитит. Ему это не нужно. Новая власть любит являться народу в белых одеждах святой непорочности. А отправить убийцу на плаху… Это ли не прекрасный способ доказать непричастность и подтвердить свою исключительную приверженность непредвзятому суду?
Идти на плаху, даже ради спасения империи, Волк был не готов.
То есть категорически.
Что же остается? Терпеливо ждать, пока всё успокоится? Бессмысленно. Заглаживая вину, Тиина будет доказывать любовь до утра. Потом явятся слуги… И что? Вылезать на всеобщее обозрение с голой ж..ой? (Капитан постарался, развалил, гад, штаны на две половины). Переодеться в одно из платьев, которыми заполнен шкаф? Размерчик не наш. Да и небритая физиономия (Волк почесал щетину на подбородке) маскировки не прибавит.
Тем временем императрица уже увлекла герцога на ложе. Волк слышал ее воркующий голос и ответы герцога, которые приобретали все более игривый оттенок.
«Просто пойду и придушу падлу, – решил шкафный сиделец с просыпающейся яростью. – Хватит ему. Слишком много сладкого на одну рожу».
Злоба придала Волку какую-то звериную гибкость, и он выбрался из своего убежища практически бесшумно.
Между тем сцена на постели вступила в острую фазу. Императрица была распростерта, как одалиска, герцог со всей решительностью шел на приступ. И тут за его спиной…
Тиина увидела первой и завизжала. Сладострастный Анри дернулся, оглянулся… Это было самое жуткое зрелище в его жизни!
В то время, как он своими мужскими чарами атаковал покорное женское лоно, к его собственным обнаженным ягодицам сзади подобрался мужлан, вооруженный…
И какого размера!
Ужас!
Герцог судорожно дернулся и опал. Императрица завизжала в голос. Визг ее был пронзительным и непрерывным. Она извивалась под павшим на нее любовником и орала, орала, орала…
Волк шарахнулся. В коридоре уже грохотали шаги. Сейчас ворвутся, увидят…
Куда деться?
С отчаянием обреченного он ринулся к шкафу, распахнул дверцу и вломил по задней стенке с ноги.
Удар был так силен, что проломил бы, наверное, и кирпичную стену. Но шкаф был устроен иначе. Открылся черный пролом, и Волк, обдирая шкуру об обломки досок, головой вниз нырнул в открывшееся пространство.
Б…дь! Это был не подземный ход.
За стеной был колодец, в который Волк, хватаясь за что попало руками и ударяясь физиономией, плечами, ребрами и коленками, и провалился.
«Кто, б…дь, так строит?» – подумал он, едва не сломав шею и, замерев в тесном пенале колодца, стоя на лопатках, с ногами, задранными к потолку. – «Убил бы козла, на фиг!»
Наверху бушевала сумятица криков и ругани.

Глава 8. Милость императора

Помощь пришла быстро, но императрицу это не радовало. Если первое грехопадение можно было скрыть (стража болтать не станет, а гнусный совратитель сгинет без следа в пыточных подвалах), то теперь все было в разы хуже. В спальне толпился народ.
Тут были и стражники – стояли по углам и глазели, и лекари, которые совещались у постели, обсуждая как бы ловчее снять с дамы разбитого инсультом любовника.
Безмерное осложнение заключалось в том, что в момент испуга у императрицы все внутри сжалось, и милый Анри прилип. Так что недостаточно было просто снять и унести тело. Сначала требовалось разъединить греховную пару, что являлось непростой медицинской процедурой.
Но самым скверным было даже не это. Откуда-то, как черт из коробочки, явился законный муж. Вот давно надо было избавиться, не тянуть, ожидая неизвестно чего! Сидел, гад, сидел в какой-то провинциальной дыре, а тут на тебе, стоит, смотрит…

Старый муж и законный император, черт бы его побрал, с постной миной прохаживался позади лекарей и скорбно беседовал со столичным первосвяшенником. Тоже явился, коршун. Не сидится в своем-то дворце…
– Моя жена исключительно набожна, – говорил Регнор IV, молитвенно соединив ладони перед грудью и помаргивая на священнослужителя белесыми ресницами. – Я убежден, что все, что мы здесь созерцаем, не ее вина.
Глава столичной церкви, выпивший за ночь слишком много чая с коньяком, сдерживал икоту и старался понять, куда клонит император. Смена власти – не шутка. Промашка в такое время может стоить слишком дорого.
– Это несомненно происки нечистого, – разъяснил свою мысль Регнор. – Он вселился в тело моей супруги и терзает ее. Поэтому, святой отец, я обращаюсь к вам с просьбой.
Первосвященник напрягся.
– Святой монастырь, строгий пост, умерщвление плоти… Бес не устоит, если мы подойдем к делу со всем рвением.
– Э-э… – начал представитель церкви, осознав, что от него требуется.
– Я понимаю, – остановил его император, – дело не простое. Нечистый силен. Но я… – тут он поднял глаза к небу и истово перекрестился, – готов ждать и десять, и двадцать лет… Сколько потребуется!
– Я рад, что вы так преданы своей супруге, – подхватил святой отец.
– Но как же иначе? – император взял его под локоток и повлек к окну. – Ведь мы венчаны перед Богом. Поэтому, сколько бы десятилетий не пришлось потратить, сколько бы ни пришлось заплатить…
– Приступим немедленно, – твердо пообещал первосвященник, обретая почву под ногами. – Можете не сомневаться. Все необходимое будет обеспечено.
– Мы посрамим нечистого!
– Истинно говорите, сын мой. Истинно.

Отправив священнослужителя, император переглянулся с капитаном дворцовой гвардии и, остановившись у окна, стал ждать, когда стихнет суета у оскверненной прелюбодеянием постели.
Не сразу, но лекари справились. Освобожденного, наконец, герцога перегрузили на носилки, прикрыли шелковой портьерой с вышитым гербом и унесли.
Императрица, не решаясь встать в присутствии сурово смотрящей стражи, попыталась из глубины растерзанного ложа воззвать к милосердию супруга. Увы, ее призыв остался без ответа.
Затем явились крепкие монахи, которые прочитав несколько коротких молитв, одели бывшую властительницу в рясу и повлекли прочь. Тиина зарыдала, заламывая руки, но монахи были непреклонны.

И лишь после того, как все посторонние покинули помещение, император, до сих пор изображавший застывшую у окна статую, ожил и энергично повернулся к гвардейцам.
– Ищите Волка. Деться ему некуда, он где-то здесь.
Охрана ринулась заглядывать под кровать и раздергивать занавеси в углах. Но непонятные сдавленные звуки первым услышал сам Регнор.
– Господи, Боже мой, – пробормотал он, распахивая дверцы шкафа и разгребая обильно навешанные внутри тряпки.
Пролом в задней стенке испускал невнятные ругательства.
Император сунул голову в темноту:
– Выбраться сможешь?
– Веревку, блин, дайте, – ответили из глубины довольно грубо. – Или хотя бы простыню. Час стою тут на ушах.

Извлеченный из колодца Волк выглядел помятым и злым. Но отсутствие штанов, жалкие остатки которых болтались вокруг высоких ботфортов, заплывший глаз и общее недовольство на физиономии… Все это придавало его фигуре комичность. Так что суровая императорская гвардия не сумела сдержать здорового жеребячьего смеха.
Ржали до слез. Хватались за животы и сгибались пополам.
Даже Регнор IV, отвернувшись, смахнул смешливую слезинку.

Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     10:59 08.02.2020 (1)
Улыбнулась.
     13:03 08.02.2020 (1)
Спасибо за отзыв. Это очень важно для автора. А то пишешь-пишешь... а в ответ - тишина.
     18:42 08.02.2020 (1)
Да на здоровье. Просто народ у нас жадный на комментарии и ужасно ленивый. Объёмные тексты вообще редко читают, а если и читают то как правило, недочитывают до конца. Печально конечно, а что делать? У самой такое. 
     21:07 14.02.2020
Кстати, эта история про Волка дописана до конца и даже издана. Если интересуетесь, могу текст прислать
Книга автора
Покорность 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама