Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История 13  ч.93 (страница 1 из 4)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор: Анна Магасумова
Баллы: 2
Читатели: 62
Внесено на сайт: 14:33 08.10.2018
Действия:
«Хельхейм»

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История 13  ч.93

Blue Hope/Голубая Надежда
Корень Зла. Между Добром и Злом

Хельхейм - Земля Хель

"Там нет прекрасного, где нет доброго и полезного"
(Сократ)


  Река Гьёлль течёт  у врат Хельхейма, к ним ведёт мост Гьялларбру. Мост с древности олицетворял объединение человеческого  и божественного. Этот образ  всегда означал переход из одного состояния в другое, изменение или желание перемен.
  Землю и Небо, согласно мифам и легендам многих народов,  некогда соединяли дерево или лианы, позже мост, благодаря чему люди без труда общались с богами, поскольку смерти не существовало. Но сообщение между Землёй и Небом было прервано,  и по мосту можно было пройти только в качестве "духа", то есть для этого необходимо умереть. (1) Этот переход труден, так как  таит в себе множество опасных препятствий, и не все души в состоянии его преодолеть.
"Идущий впереди - мост для идущего позади"
(Грузинская пословица)
  У греков мост ассоциировался с образом Ириды - богини радуги, вестницы богов. Радуга и Млечный Путь считались мостами между небом и землёй. В иранской мифологии Чинват - мост через водную преграду, разделяющую царства живых и мёртвых.
  В древнем Китае мост, соединяющий с потусторонним миром, был очень узким, и грешники падали с него в грязный поток. Да уж...искупаться в  грязи никому не хочется.
  Герой карело-финского эпоса "Калевала" Вяйнямёйнен, отправляясь в потусторонний мир, должен перейти мост из мечей и ножей. Трудно придётся, стараясь не упасть на острое лезвие.
  Белорусы Гомельской области полагали, что душа умершего переходит по мостику над водой.
      Как стоят у реки души грешные,
      Души грешные, беззаконные,
      Они вопят и кричат,
      Перевозу хотят...
(славянские духовные стихи)
  По верованиям украинцев, душе после смерти предстоит перейти по кладочке через огонь, и если она оступится, то не дойдёт до Царства Божия.
В русских сказках и былинах  докрасна раскалённый Калинов мост - мост через Огненную реку Смородину  соединяет мир живых и мир мёртвых. В начале моста  богатыря встречает Баба Яга, в скандинавской мифологии - это и есть Хель.
  А на другом  конце Калинового моста - Змей Горыныч или Змей. Единоборство с ними  является олицетворением битвы Добра и Зла.

    Упоминания о реке Смородине и Калиновом мосту сохранились и в заговорах:
"Как через реку огненную перекинут мост калённый, так пойду я по тому мосту, поведу за руку хворь-болезнь, отправлю хворь-болезнь на берег тёмный, распрощаюсь с нею словами сильными: ты уйди, болезнь, из тела (имя больного), убирайся, хворь, на берег тёмный свой".
  В  древнерусских  магических заговорах  реку Смородину часто именуют Пучай-рекой, то есть бурлящей и вспучивающейся от жара. (2)
"Такова природа огня, выжигать за собой землю и не думать о том, что остается позади"
(Алексей Пехов, Елена Бычкова, Наталья Турчанинова "Основатель")
  Образ Калинова моста, как некоего рубежа, нередко предстаёт в  совершенно противоположном значении.
Так,  фраза "Перейти Калинов мост" -  означала смерть, а фраза "Встречаться с кем-либо на Калиновом Мосту" - означала любовь, так как замужество невесты символически осмысляется как смерть в прежнем качестве и рождение в новом. (3)
Я - мост над черной бездной,
Я  - свет над вечной мглою,
Неведомая лестница
Меж небом и землею.
(Густаво Адольфо Беккер)
  Мосты между миром живых и миром мёртвых существуют  в мифах, сказаниях и легендах разных времен и народов, хотя изначально существовали только перевозчики на лодках. Именно по этой причине в древности существовала традиция сжигать умерших в лодках или оставлять с умершим монеты и драгоценности для платы за перевозку.(4)
  Так на своей лодке через реку  Стикс  в Аид, мир мёртвых,  души перевозит Харон,  получая за это плату (навлон) в один обол, по погребальному обряду находящийся у покойников под языком. (5)
Он перевозит только тех умерших, чьи кости обрели покой в могиле. Только золотая ветвь, сорванная в роще Персефоны, открывает живому человеку путь в царство смерти. Ни при каких условиях обратно не перевозит.

"У каждой победы есть своя цена, и кто-то должен заплатить ее"
(Екатерина Казакова "Коммандос из демиургов")
  В русских народных сказках часто перед героем ставилась сложная задача - построить за ночь чудесный мост, одна половина которого серебряная, другая - золотая.
  Мост Гьялларбру через реку  Гьёлль был выстлан плитами из  светящегося золота. Золото - это символ иного мира, будь то преисподняя, Вальхалла (6) или подводное царство морского великана Эгира. (7)
  Обычно души умерших переправлялись через мост верхом или в повозке, которая до этого сжигалась на погребальном костре именно для этой цели.
  Умерших обували  в очень прочную обувь, которую называли "башмаками Хель",  чтобы покойные не испытывали страданий во время трудного и долгого пути.  И дорога для  Хервуда была трудной, но  верхом на коне Одина он не испытывал неудобств.
"В каком бы положении люди ни находились, они всегда могут найти удобства и неудобства"
(Бенджамин Франклин)
  А пока Хермуд мчался тёмными долинами в царство Хель, боги стали готовиться к похоронам. Тело Бальдра подготовили к погребению, обмыли, как положено и  перенесли к морю, чтобы возложить на ладью* Хрингхорни,  которая принадлежала ему при жизни.
*ладья - парусно-вёсельное морское и речное судно, приспособленное для дальних плаваний. От слова ло́дья произошло современное слово "лодка".
  Асы-боги хотели оттолкнуть ладью от берега и зажечь на ней погребальный костер. Но судно Хрингхорни оказалось так велико и было таким тяжёлым, что боги не сдвинули его с места, как ни старались. Даже Тор ничего не мог сделать, это его не просто растроило, а прогневило. Он было поднял свой молот, но Зевс осуждающе посмотрел на него, покачивая головой. Тор успокоился.
  Только Бальдр мог спустить свою ладью на воду, но теперь он был мёртв. Помогла  одна великанша, толкнула ладью с такой силой, что искры посыпались из-под её громадных ручищ, море заволновалось.
- Хюррокин! Разве так можно? - взволнованно обратился к великанше Тор, что не он сдвинул ладью. -  Никакого уважения к покойному!
  А великанша сделала вид, что не слышит, лишь повела плечами,  что окончательно вывело из терпения Тора. Он выхватил свой молот и прокричал:
- Я убью тебя!
- Эй, помедленнее! Не вздумай! - встали на защиту Хюррокин боги. - Нельзя на погребение кровь чужую проливать.
Тору пришлось подчиниться.(8)
"Ткань нашей жизни соткана из перепутанных нитей, добро и зло соседствуют в ней"
(Оноре де Бальзак)
- Ох, хо-хо! Не нравится мне всё это, – проворчал Тор, опуская молот. - Меня сейчас  разорвёт от злости! Я должен с кем-нибудь расправиться!
  Но на него не обращали внимание. Четверо богова подняли тело Бальдра и перенесли на ладью. Остальные собравшиеся  встали кругом и стальные  стали  горько его оплакивать.  Первым был Один: на плечах его сидели чёрные вороны, а за  спиной рядом с Фрейей стояли валькирии и асы.
  Горные и ледяные великаны тоже пришли попрощаться с Бальдром, как и подземные жители: карлики и гномы.
  Жена Бальдра, Нанна, увидела, как тело мужа несут на погребальный костёр, только вскрикнула,  как сердце её от горя  разорвалось. И упала Нанна замертво на морском берегу. Боги подняли её и положили на ладью рядом с мужем. Потом ввели туда и коня Бальдра во всей сбруе, чтобы и по ту сторону жизни конь продолжал верно служить своему хозяину.
"Хорошая лошадь слушается даже тени всадника"
(Квинт Курций Руф)
  Один положил в погребальный костёр кольцо Драупнир, при этом шепнул на ухо своему мёртвому  сыну что-то, что так и осталось  тайной для всех. Потом  отошёл, махнув рукой. Только тогда ладью подожгли. Пламя поднялось высоко и заполыхало  так ярко, так горячо, как солнце в самый жаркий день. Тор высоко поднял свой молот  и произнёс:
- Да будет благословен и свят этот костёр!
  Тут один из карликов, по имени Лит, обошёл Тора и встал перед ним, чтобы посмотреть на погребальный костёр поближе. За широкой спиной Бога он ничего не видел.
- Эй, малявка! Куда лезешь поперёд батьки в пекло! - возмутился Тор.
- Нашёлся

Послесловие:
Продолжение следует...

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу