Потомки исчезнувших богов 1 (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Расширенная оценка: 8.7
Баллы: 22
Читатели: 202
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Сергей Воронов, врач-психиатр даже не подозревает, насколько сильно он отличается от обычных людей! Под влиянием обстоятельств дар Сергея быстро развивается, что приводит к необратимым последствиям. Вдобавок, оказывается, что окружающий мир гораздо сложнее, чем ранее представлялось Воронову. Итак, Сергей - маг с огромными возможностями. Но кому много дано, с того многое и спросится...

[/justify]

Потомки исчезнувших богов 1

Ленинградская область 196...г.

Майор Воронов сидел за столом и перебирал бумаги. Через пару дней должна была приехать проверка из центра, надо было всё привести в порядок. Рассказывали, что придираются ко всякой мелочи. Шла негласная «чистка рядов». Воронов перевернул очередной лист, и устало откинулся на спинку стула. Из ящика стола достал пачку «Беломора», прикурил и жадно затянулся, с тоской оглядывая свой аскетичный кабинет — три-четыре стула, рабочий двухтумбовый стол, с потрескавшейся столешницей. На стенах, выкрашенных в горячо всеми «любимый» грязно-зелёный цвет, висело пару агитплакатов и портрет Хрущёва.
От созерцания «персональной камеры» майора отвлекла резко распахнувшаяся дверь. В неё буквально влетел старшина Старинов. Вид у него был возбуждённо-ошарашенный.
— Старшина, — недовольно буркнул Воронов, — а стучаться тебя не учили? Что ты летишь, как на пожар?
— Так Владимир Иванович, там это... — он указал в сторону окна.
Воронов встал и подошёл к окну. На улице была обычная суета. Майор повернулся и вопросительно посмотрел на старшину:
— Что - «там это...»?
— Ребёнок там... мальчик...
— Старшина Старинов, — стал терять терпение Воронов, — перестань мямлить, докладывай по уставу!
Старшина вытянулся по стойке «смирно»:
— Разрешите доложить, товарищ майор! В ратуше обнаружен ребёнок, мальчик. Приблизительно трёх лет. Без одежды.
— Что значит: — «без одежды»? Без пальто?
— Никак нет, товарищ майор, совсем без одежды.
Брови Воронова полезли вверх:
— Голый, что ли?
— Так точно! Голый!
Некоторое время Воронов удивлённо молчал, затем осторожно спросил:
— А родители его где? Откуда он взялся? Да сядь ты, Костя, расскажи всё по порядку.
Старинов присел на стул и начал рассказывать:
— Возле ратуши, как вы знаете, ведутся строительные работы. Так вот... в одной из её комнат и был обнаружен этот ребёнок. Расспрашивали всех. Никто его раньше не видел. Откуда взялся — неизвестно. Лопочет что-то непонятное, не по-нашему.
— По-немецки, что ли?
— Да нет, Владимир Иванович, немецкий я понимаю. А здесь вообще не разобрать, какая-то тарабарщина.
— И где он сейчас?
— Так это... ребята его в шинель завернули и в медсанчасть отнесли.
Майор тоскливо посмотрел на кипу бумаг на столе и вздохнул:
— Ладно, пойдём, посмотрим, кого вы там отыскали.
Он накинул шинель и вслед за старшиной вышел на улицу. Зябко поёжился. Стояла ранняя весна. Дул пронизывающий, совсем не весенний ветер. По небу лениво ползли грязные облака, грозя пролиться очередным нудным, холодным дождём. А тут — голый ребёнок...
Обходя многочисленные лужи, минут через пятнадцать добрались до медсанчасти. У центральной двери караульные дружно вытянулись по стойке «смирно». Майор им кивнул и пошёл по широкому сводчатому коридору, с облупившимися стенами, остановился перед дверью с надписью: «Главный врач». Им была его жена, Воронова Ирина Николаевна.
В приёмной сидела старшая медсестра и рылась в бумагах. Воронов понимающе улыбнулся и кивнул на соседнюю дверь:
— У себя?
Люда, так звали медсестру, подняла на него глаза:
— Проходите, Владимир Иванович, она вас ждёт.
— А зачем это ей меня ждать? — Воронов опять удивлённо приподнял брови.
— Проходите, проходите, не стесняйтесь, товарищ майор.
Владимир осторожно приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Около стола сидела хрупкая невысокая женщина. На руках она держала ребёнка трёх-четырёх лет, завёрнутого в клетчатое сине-голубое одеяло.
— Привет, Ирина. Этот, что ли, найдёныш?
Он принялся рассматривать ребёнка. Из вороха одеяла на него глянули крупные, ярко-серые глаза. По краю радужки — тёмная полоска, что делало глаза ещё более выразительными. Малыш покрутил головой, высвобождая её из плена, рассыпав по одеялу светлые, до плеч, кудри, и положил голову на плечо его жены. Черты лица ребёнка были настолько милыми, что трудно было сразу понять — мальчик это или девочка. Ирина крепко прижала его к себе, гладя кудри. Её глаза наполнились слезами. Малыш приподнял голову и, глядя на майора, что-то пролепетал.
Владимир прислушался. Разобрать, на каком языке тот говорил, было просто невозможно. Он казался абсолютно незнакомым. Владимир присел и заглянул ребёнку в глаза. Взгляд малыша был по-детски беспечным.
Неожиданно глаза «найдёныша» неуловимо изменились. И майора уже осматривал, словно оценивая, взгляд совершенно взрослого человека.
— «Что за чёрт» — Воронов покрутил головой, прогоняя наваждение.
На него всё также смотрели детские глаза.
— Володя, что ты собираешься с ним делать? — в глазах Ирины стояли вопрос и мольба.
— А что, по-твоему, я должен с ним делать? В детдом отдам, конечно. А ты что предлагаешь?
— Володенька, давай оставим его себе. Пожа-алуйста...

Воронов встал и прошёлся взад-вперёд по кабинету. Женаты они с Ириной почти семь лет, но детей у них так и не было. Владимир прекратил своё метание по комнате:
— Ирина, у него наверняка есть родители. Не могут маленькие дети просто так вот, одни, разгуливать по городу. Одно не понятно, — Воронов задумчиво посмотрел в окно, — почему он абсолютно голый разгуливает…
— Ну, если не найдутся родители, давай оставим, а? — мольба из глаз Ирины буквально разливалась по кабинету.
Родители ребёнка так и не нашлись. В семье Вороновых произошло пополнение. Сергей Воронов.


Глава I. Воронов. Наше время



" Считаешь, знаешь, кто есть ты?
Поверь, ты очень ошибался!
Лишь оказавшись у «черты»,
Постигнешь, кто в тебе скрывался..."



Злотникова с тоской и раздражением смотрела на подъезжающую к приёмному покою «скорую помощь». Всю жизнь проработав в психиатрической больнице, она уже устала от больных. Да и весь её вид говорил об усталости от жизни вообще: растрёпанные жидкие седые волосы падали на опущенные плечи, выцветшие глаза, когда-то чайного цвета. Рот, старательно прополотый временем. Муж ушёл от неё около десяти лет назад, не в силах больше переносить неопрятность своей «драгоценной половины». После этого Злотникова вообще перестала следить за собой, чем неизменно вызывала брезгливость у окружающих.
В дверь заглянул рослый санитар:
— Нина Алексеевна, «скорая» приехала.
— Да вижу я, — больше всех она не могла терпеть именно «скорую».
Приезжают, мерзавцы, в любое время суток, скорей всего, желая досадить ей персонально. И их «любовь» была взаимной. У врачей «скорой» вызывала неприязнь эта озлобленная на весь мир пожилая женщина. Но дело Злотникова своё знала, и администрации приходилось ее терпеть — врачей катастрофически не хватало.
— Ну, кого вы там привезли? — с долей сарказма задала она чисто риторический вопрос входящему врачу «скорой». На что тот ей так же, риторически, спарировал:
— Пациента, — и протянул ей направление.
— И что у него? — продолжала вредничать Злотникова.
— Нина Алексеевна, а вы почитайте, там всё написано, — врач «скорой» не хотел уступать.
Фельдшер с санитаром ввели в приёмный покой больного, придерживая того под руки. Тот постоянно пытался вырваться, в глазах застыло безумие. Злотникова окинула его взглядом и стала читать. Чем больше читала, тем более хмурым становилось выражение её лица, хотя оно и до этого было далеко не жизнерадостным. Затем подняла трубку телефона и стала набирать номер пятого отделения:
— Доктор, здесь привезли больного с психомоторным возбуждением. Не посмотрите его?

Минут через пять в дверь вошёл среднего роста, широкоплечий врач, Воронов Сергей Владимирович. Его движения были уверенными и в то же время - удивительно пластичными. Русые короткие волосы аккуратной чёлкой падали на лоб. Поздоровавшись с медиками «скорой», кивнул Злотниковой. Внимательно посмотрев на больного ярко-серыми глазами, взял со стола направление:
— Что, совсем контакту не доступен?
— Ни гу-гу, — откликнулся врач «скорой».
— Ладно, оформляйте ко мне. Санитаров вызовите, — и вышел из приёмного покоя.

Воронов был известен тем, что в его присутствии практически все психбольные становились спокойными и покладистыми. А выздоравливали на порядок быстрее, чем в остальных отделениях. Хотя лечение практически не отличалось от того, как лечили другие врачи. Так... По мелочам. Это ставило всех в тупик. Но тем ни менее — факт оставался фактом. Сам Воронов практически всегда оставался спокойным. Но в нём буквально физически чувствовалась некая внутренняя сила и разливающаяся вокруг него энергия. Медперсонал его боготворил, и в отделении всегда царили чистота и порядок.
Отец с детства привил ему любовь к спорту. Под белым халатом скрывалась тугая, рельефная мускулатура. А в медицинский он пошёл, следуя семейной традиции — его мать была врачом.
Психиатром юный Воронов решил стать ещё в институте. Ему пророчили большое будущее, но постоянные кризисы в стране, то экономические, то политические, поставили крест не только на его карьере. Многие врачи вообще «ушли из медицины», занявшись коммерцией, или уехав из страны. Но Сергей, как не уговаривала жена, коммерческой деятельностью так и не занялся. Чувствовал Воронов к ней какую-то необъяснимую брезгливость. Хотя прекрасно понимал — старые времена прошли, раз и навсегда. В итоге, жена ушла от него к какому-то бизнесмену, обозначив статус супруга, как неудачника. И дочку забрала с собой, оставив ему широким жестом двухкомнатную квартиру. Скандалы в течение последнего года так его утомили, что Сергей даже почувствовал облегчение, когда она ушла. Периодически он с кем-нибудь встречался, но серьёзных отношений завязывать не хотел. Одному было спокойнее. Никто не лез в его привычки и не указывал, что делать. Работал, занимался домашним хозяйством, три раза в неделю ходил в тренажёрный зал.
И ещё...он собирал материал о природе психических заболеваний. Хотел защитить диссертацию. Его представления об этих заболеваниях и подход к их лечению в корне отличались от общепризнанных. Он считал, что наряду с известными системами — кровеносной, нервной, лимфатической, эндокринной и другими, в организме всего живого присутствует ещё одна, непознанная и неизученная. Энергетическая система. И именно она, как считал Сергей, была ответственна за экстрасенсорные способности у некоторых людей.
К этой мысли его привёл случай с госпитализацией больного средних лет, по направлению диспансера. На его обследовании настаивала жена, беспокоясь за психическое состояние мужа...

***

Воронов зашёл в свой кабинет, взял со тола «историю болезни» и, устроившись в кресле, стал читать:
— «Так, первичный, на госпитализацию согласился добровольно... способен видеть будущее... Гм... Что-то у нас последнее время развелось этих... оракулов. И всё предвещают конец света, причём — в ближайшие годы. Ладно, поговорим с этим… предсказателем».
Он снял трубку:
— Лида, попроси привести ко мне Ильина. Да, только что поступил.

В сопровождении санитара в кабинет зашёл небольшой щуплый мужчина лет сорока, в коричневом спортивном костюме, тёмные волосы зачёсаны назад, обнажая приличные залысины. На небольшом прямом носу — крупные очки в роговой оправе. Сергей внимательно посмотрел на


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
     13:13 10.12.2018
1

Скрытый текст
Показать скрытое
Спрятать скрытое
На бархатистом на ощупь переплёте, источающем

Мне понравилось.
     22:17 25.11.2018 (1)
Пишите интересно.
Хочется читать продолжение.
     23:30 25.11.2018
Спасибо. Приятного прочтения.
     21:35 14.11.2018 (1)
Неплохо написано) Сергей - явно непростой найденыш) Есть интрига) А жена его - дуся - раз светило психиатрии имеет возможность кататься на Крит - никакой он не неудачник) Ну и правильно - нафига ему такая филистерша)
     22:19 14.11.2018
1
Да кто же знал,что всё так обернётся... Спасибо, за комментарий.
Книга автора
Калейдоскоп 
 Автор: Natalyan
Реклама