Семён Семёныч меняет профессию (Ужасная музыкальная сказка). Глава 14
Тип: Произведение
Раздел: Юмор
Тематика: Юмористическая проза
Автор:
Читатели: 71
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Глава 13

Семён Семёныч меняет профессию (Ужасная музыкальная сказка). Глава 14

          Вот только одно забытое звено не вставало на своё место в цепи, размыкало дугу, жужжало в голове и не давало паранойе захватить полную власть над мозгом. Этим несговорчивым звеном была собачка дамы с собачкой - бурят-монгольский волкодав. Сеня не мог поверить, глядя в его большие честные глаза, в его связь с мафией. И вообще с какими-то нехорошими заговорами. Да и зачем мафии лишний свидетель? Ведь потом его придётся зачищать. А после убирать место зачистки. Хлопот невпроворот. Но это маленькое звено было слишком мало, чтобы заглушить остальные веские подозрение, имевшие плодородную почву под ногами и вокруг. Паранойя продолжала искать путь к мозгу Сем-Сема. А Сем-Сем продолжал лихорадочно искать пути спасения.

          И тут Сеню снова замкнуло и осенило. Собачка не свидетель. Собачка ещё одно звено зловеще-блестящей цепи заговора. Это не собачку будут зачищать. Это собачка будет зачищать! После того, как из Сем-Сема вырежут почку, яйцо и другие значимые и имеющие ценность на рынке биоматериалов части тела, бренные остатки просто-напросто скормят волкодаву. Покруче, чем концы в воду. То-то коварный волкодав, притворяясь доброй собачкой, пользуясь случаем, вынюхивал и вылизывал Сеню, пока он в бессозналке на коленях возлегал. Предвкушал, сабака, предстоящее в скором времени лакомство. Но Сем-Сем без боя не сдастся. Сем-Сем даст бой. Правда пока не ясно, какой, кому и чем.

          Чтобы никто не догадался, что он догадался, Сеня сделал вид, что он ни о чём не догадался. Нострадама напротив, сделала вид, что она обо всём догадалась. Притом, что она не могла догадаться, что Сеня догадался. Потому что он сделал вид, что он ни о чём не догадался. Дама с собачкой с понимающим видом, надев тапочки с кутасиками, подошла, неслышно ступая, к Сем-Сему. Ласково взяла его за руку и стала молвить вкрадчиво:
          -Я вижу, милый друг, что не на шутку вы встревожены несообразным видом скромного жилища моего. Я смею вас заверить, что не всегда такое всё, каким оно нам видится на первый взгляд. И даже на второй порой.

          Сеня нутром чуял, что ему зубы заговаривают, хотя он был не лыком шит. Ему хотелось крикнуть в ответ в лицо что-нибудь такое оскорбительно-нецензурное и истошно позвать на помощь. Но было очевидно, что попытка обречена на провал. Чрезвычайно опасно в присутствии такого кобеля оскорблять его хозяйку. Можно и до разборки на органы не добраться. Что касается зова о помощи, то с толстенными стенами, тёмным подъездом и ветхим зданием даже самый громкий зов не смог бы достичь ничьих благодарных ушей. Даже ушей воров. Которые в доме не водились, как уже упоминалось ранее. Вообще было очень похоже на то, что дом был необитаем. Как остров. За исключением странного оазиса, в который в подсознательной погоне за миражами наслаждений Сем-Сема угораздило попасть. Потому вместо дебоширства самым разумным вариантом поведения в такой сложной ситуации было вести себя как джентльмену и пытаться поддерживать светскую беседу. В надежде протянуть время. Правда, непонятно, в надежде на что это время тянуть. В любом случае тянуть время было хоть каким-то занятием. За неимением лучшего.

          Сеня сжал всю волю в кулак, при этом порядочно прищемив паранойе хвост, и медоточиво-вежливым голосом отвечал:
          -Встревожен я лишь тем, что до сих пор желанием не горите Вы, чтоб показать мне пациента моего. Я вижу лишь кровать большую, и никакущих санузлов.
          -А как же накормить, напоить, спать уложить? Чтобы наверняка хватило сил Вам справиться с течью моей сантехники к занудливым соседям, - елейным голоском продолжала умащивать Семёна Марьванна.

          «Отравить, опоить, на стол операционный под нож уложить!» - мысленно перевёл Сеня. Он не верил ни в течь, ни в соседей. Он уже ни во что не верил. Но вида по прежнему не показывал. Имидж ничто. Правда психика уже не выдерживала немыслимого напряжения, и начала давать трещины. Сквозь одну из которых, прорвалось грубоватое Сенино:
          -Нечего нам тут разлеживаться и раскармливаться. Сначала работа, потом развлечения по усмотрению и предпочтению.

          Марьванна сделала вид, что проглотила грубоватость и продолжала с некоторой фальшивинкой:
          -Ну, раз Вы так спешите и напрочь не хотите отведать славное питьё из кубка моего, то что ж поделать. Можно и санузел показать.

          Сеня привычным жестом стриптизёра одним движением сорвал с себя начищенные по случаю визита к психиатру сапоги. Утопая носками по щиколотку в фальшиво-мягком персидском ковре, Сем-Сем двинулся вслед за ведущей его за руку Нострадамой за по-восточному кричащую ширму.
Послесловие:
Глава 15

Оценка произведения:
Разное:
Реклама