Мы из сто семидесятой! Повесть. Глава 19 (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Для детей
Тематика: Для детей
Автор:
Читатели: 50
Внесено на сайт:
Действия:

Мы из сто семидесятой! Повесть. Глава 19

                                                                                  ШКОЛЬНЫЕ БУДНИ




      В какой уже раз я встречаю Медниса по пути в школу. Вот интересно, на одних все время натыкаешься, а других специально ждать будешь, нет, глядишь, опять Меднис!
     - Здорово, Витька! - сказал я. - Как жизнь?
     - Не задавай глупых вопросов, Борька, говори конкретно.
     - Это как?
     - Ну, спроси: сделал ли я сегодня уроки по арифметике?
     - И спрашивать нечего, знаю, что еще вчера сделал.
     - Тогда спроси: хорошо ли я подготовился к предстоящей математической олимпиаде, и какое место рассчитываю на ней занять?
     - Бледный ты какой-то, Витька...
     - Вчера решал примеры: с номера четыреста тридцать первого по номер пятьсот тридцать четыре включительно - и слегка переутомился.
     - Нет, Витька, это не жизнь, давай-ка лучше после уроков в футбол поиграем. Тебя в ворота поставим. Вратарь - это пост ответственный. Считай номер один в команде, если, конечно, ты не дырка.
     - Я не дырка, я математик. А в воротах сам Нильс Бор стоял.
     - Кто, кто?
     - Это неважно... Меня мама хочет в балетную школу отдать, - неожиданно сказал Витька.
     - Тебя? В балетную школу?! Что же ты там будешь делать - балерин с утра до вечера считать?
     - Нет, считать придется вечером, а днем плясать буду...
     - Так их, балерин, поднимать надо, на руках таскать, а ты и гирьку-то весовую поднять не  сможешь.
     - Я попытаюсь отговорить маму. Хочу всерьез заняться арифметикой  и стать знаменитым ученым - в очках, с бородой и палочкой. Очки у меня уже есть, борода вырастет, а палочку мне мама купит, когда я заработаю кучу денег.
     Перед самой школой нас нагнал, как всегда запыхавшийся, Славка.
     - Вот... - прерывисто заговорил он. - Ждал продавщицу... Вафельные трубочки... А ее нет... Купил все-таки... А скажи, Борька, ты с головой под одеялом спишь, или как?
     - Ну ты даешь! Да как же я могу спать без головы, хотя бы и под одеялом? Ты хоть думай иногда, что говоришь!
     Славка глубоко вздохнул и выдохнул.
     - Отдышался вроде... Думай, думай!.. Когда начинаю думать, то мне сразу есть хочется, а я только что позавтракал. Не уверен, что если сейчас вернусь домой, мама приготовит мне еще один завтрак.
     Перед уроком физкультуры мы со Славкой долго мучались, что лучше - завязать у Витьки шнурки на ботинках, или просто насыпать ему кнопок на стул. Решили в пользу кнопок.
     Но он очень осторожный, этот Витька. Прежде чем сесть, он внимательно посмотрел на сиденье, пожал плечами и сказал:
     - Очень глупо. Лучше бы уж шнурки завязали.
     А на уроке физкультуры нам всем крепко досталось от Ганнибала Ильича.
     - Обленились! - кричал он. - В детском саду - и то выше прыгают и быстрее бегают. Ладно, козлы, вы у меня до седьмого пота трудиться будете. Если увижу, что до шестого - шкуру спущу! Хотя настоящими мастерами становятся только те, с которых сто шкур спустишь!
     - Я не хочу быть мастером, - сказал Славка.
     - Я не козел, - сказала Лидка Федоткина... но тихо.
     - Я его боюсь, - пискнула Наташка Клещева, но еще тише Федоткиной.
     Но Ганнибал Ильич услышал.
     - Кто здесь жужжит... Что, комары в спортзале завелись? Им у меня не поздоровится!
     В спортзале повисла мертвая тишина.
     Я думаю, что не только комарам, но и другим, более крупным животным, в компании сердитого Ганнибала Ильича не поздоровится. Он очень сильный, наш учитель физкультуры.
     - Так... Сейчас будем прыгать...
     - В длину или в ширину? - спросил Ленька Трахтергенц.
     - Это как - в ширину? - заинтересовался физрук.
     - Ну, в длину - вперед, а в ширину - вбок.
     - Прыгай в ширину, - одобрительно сказал Ганнибал Ильич.
     - В левый, или в правый?
     - В любой.
    - С разбегу?
     - Как хочешь. Давай!
     Позже, когда я навестил Леньку в больнице, то сказал ему, что все же надо было прыгать вперед. Не скрою, прыжок получился неплохой, но...
     Врачи сказали, что организм у Леньки молодой, а ребра скоро срастутся.
     И еще я передал ему привет от Ганнибала Ильича. Он сказал, что Ленька обязательно станет чемпионом мира по прыжкам вбок и по бегу... задом наперед.
     Списывая задачку перед уроком арифметики, я вполуха слушал, как Сережка жалуется на своего младшего брата.
     - Довел он меня... Вечно в какие-то дурацкие истории попадает. Вчера: я, говорит, к бабушке пойду.... Ну, иди на здоровье, отвечаю. А через час - звонок. Беру трубку. - "Денис Томилин здесь проживает?" - "Здесь, - говорю. - А что случилось?" Оказывается он около станции метро бесплатными газетами торговал.
     - И что, брали?
     - Еще как! А потом и его взяли...
     - Во, дает!
     - А когда я за ним пришел, знаешь, что он мне сказал?
     - Что?
     "Вот смотри, Серега, левый ботинок я надел на правую ногу, а правый на левую... Что же мне теперь - в разные стороны идти к бабушке?"
    - Ленька - номер два!
     - Дальше - больше. Только вышли, а он мне: "А если на полпути я в туалет захочу, или, к примеру, меня голод замучает, куда идти - домой, или продолжать двигаться к бабушке?"
     - Да, задача...
     До конца историю с Денисом Сережка рассказать не успел, потому что к нам подошел Сашка Прохоров и сказал, что он ущипнул Лидку Федоткину.
     - Зачем?!
     - Да так просто. Ущипнул и все!
    - Ну и что она сказала?
     - "Ай!" сказала.
     Сабельников сказал, что тоже ущипнул Лидку, на что последняя сказала: "Ой!"
     Я хотел спросить, а он-то зачем ущипнул Федоткину, но в это время в конце коридора нехорошо закричали. А через секунду, мимо нас со страшной скоростью промчалась с искаженным от ужаса лицом Лидка Федоткина. "Караул! - кричала она. - Я вся синяя от синяков! Убивают меня!" За ней, немного поотстав, бежал Брусникин, но увидев нас, отстал совсем.
     Я уже понял, что Вовка тоже хочет ущипнуть Федоткину, и только поинтересовался - зачем?
     - А красивая она...
     - Если красивая, то целовать надо, как в кино, - сказал Славка, засовывая в рот очередной бублик с маком.
     - Вот возьми и поцелуй, - предложил ему Сашка.
     - Запросто! - сказал Славка.
     - Куда тебе... Слабо! - стал подначивать его Вовка.
     Они поспорили на пять бубликов.
     Учительница вошла в класс и сразу стала сыпать вопросами: почему в классе не проветрено, на что смотрит дежурный, в курсе ли мы того, что человек без воздуха погибает (а вопрос стоит именно так - в классе абсолютно нечем дышать), и вообще, знаем ли мы - из чего состоит воздух...
     Я мог бы ответить только на второй вопрос: дежурный смотрел на Лидку Федоткину. Это совершенно точно, потому что дежурным сегодня был я.
     Вообще-то, мне кажется, что на Нину Федоровну подействовала, объявленная по радио, магнитная буря. Иначе я не могу объяснить, зачем на уроке арифметики спрашивать - из чего состоит воздух.
     - Как из чего? - глубоко изумился Лисицкий. - Из воздуха и состоит! Не из железа же. Это так же ясно, как и то, что Славка состоит из одного жира..
     После этих неосторожных слов, на Славку было страшно смотреть.
     Женька и не смотрел.
     Славка привстал.
     - Ну, все, Лисицкий, хана тебе пришла!
     - Кто пришел? - непонимающе спросил Женька.
     - Амба тебе, точно!
     - Что-то я не разберу, кто ко мне пришел: хана или амба?
    - Они вместе пришли, а конец тебе - один!
     - Не смеши. Вспомни лучше, как я отколотил тебя неделю назад! Вспомнил?
     - Нет, конечно. Просто я тогда случайно споткнулся, а ты бессовестно этим воспользовался.
     - Нет, не так! Просто я сильнее! И не грози мне, а то как бы не пришлось тебе дать ответ за свои слова.
     - Да уж я тебе дам, так дам... Ты звездопад видел когда-нибудь? Нет? Сейчас увидишь!
     Славка очень рассердился. И увидел, увидел бы Женька не только звездопад, но и радугу во всех ее переливах, но на выручку пришла Нина Федоровна, отправив его в угол. Славка же был вызван к доске. И получил двойку.
     Учительница выглядела очень рассерженной, но тут ситуацию довольно неожиданно исправил Димка Крайников. Вышло так, что с горем пополам, но все-таки Димке удалось решить задачу.
     - Как же это у тебя получилось, Дима? - Удивлению Нины Федоровны не было границ.
     - За столько лет в школе - чему не научишься, - скромно ответил герой.
     - Ну, лет не так уж и много, однако раньше ты ничему не научился, или, может, не хотел?
     Но как бы то ни было, учительница пребывала в состоянии приятного изумления, и даже тихонько взвизгнула от удовольствия. "Да, - сказала она, - ради этого стоит работать, не спать по ночам, отдавать все силы..."
     - А чего это она не спит по ночам, - спросил меня Сережка, - ее что, совесть мучает?
     - Откуда я знаю, может, она телевизор до утра смотрит.
     - И вот... - тут Нину Федоровну совсем захлестнули волны восторга, и она издала звук, напоминающий хрюканье. - Тройка! Заслуженная тройка, Дима! Поздравляю! Поздравьте и вы, ребята, Диму, он честно ее заслужил!
     Мы разразились аплодисментами.
     - Это самое дорогое, - продолжала взволнованная учительница, - когда вот так... такой момент... знаешь, что передала частичку своего знания другому... Да... дорого стоит. А для вас, ребята, что для вас дорогое, самое дорогое, расскажите... - Она прямо вся таяла, наша учительница. - Вот ты, Леша Шустиков, расскажи...
     - А чего говорить... Самое дорогое для меня - это компьютер моего брата. И если бабуина этого - я имею в виду, конечно, своего брата - хорошенько попросить, то он позволит на нем немного поиграть.
     - Понятно, - вздохнула учительница. - А еще?
     - Даже не знаю... Ну, клюшка фирменная, коньки... Зима скоро: наточу коньки, навострю лыжи...
     - Ну, а еще? - Настроение у Нины Федоровны явно портилось.
    - Так трудно сказать... Наверное, хоккейный шлем. Приближается зима: наточу коньки...
     - А вот мне нетрудно сказать, - перебил его Славка. - Для меня самое дорогое, нет, драгоценное - это колбаса всех сортов! А также мясо... всех сортов! А также сыр...
    - Всех сортов, - закончила за него учительница. - Все ясно. Ну, а вот мама, например, или там папа...
     - Но вы же спросили про самое дорогое, - удивился Славка, - а маму с папой я просто люблю.
     - Это замечательно, - одобрительно отозвалась учительница. - А школа, ваша родная - сто семидесятая? А?.. Вот представьте себе, была бы у вас волшебная палочка, чтобы вы тогда сделали для своей школы?
     - Настоящая волшебная палочка, как у Незнайки?
     - Ну пусть, как у Незнайки.
     - Ничего бы не сделал, - сказал Колька.
     - Не надо мне никакой волшебной палочки, у меня и так все есть, а чего нет, папа купит! - сказал Женька.
     - Закрыл бы школу на капитальный ремонт! - сказал Юрка.
     - Я бы перекрасил ее в цвета команды "Шайба", - сказал Сережка.
     - Только в цвета "Зубила"!
     - Я бы передал школу в дар развивающимся странам! - сказал Вовка.
     Настроение учительницы продолжало стремительно падать и приближалось к нулевой отметке.
     - И каково  мне это слышать, - после продолжительной паузы, скорбно проговорила Нина Федоровна. - А почему молчат девочки? Надеюсь все-таки, что не в пример мальчикам, они больше любят свою школу, и особенно хочу подчеркнуть - не просто школу, а с углубленным изучением иностранного языка! Ну же, порадуйте меня. Скажи Майя...
   И Борисова заговорила:
     - Я бы украсила школу


Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Калейдоскоп 
 Автор: Natalyan
Реклама