Старая башня (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Читатели: 100
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
С появлением новых знакомых неприятности и не думают отставать

Старая башня

Старая башня


Очень скоро головы начали болеть у всех. То ли в этом казался повинен странный голос, сочетавший в себе человеческую речь и кошачье мяуканье, то ли привычка говорящего начинать каждую фразу очень громко и заканчивать на пределе слышимости.
То ли, чёрт побери, потому что Одноухий не затыкался ни на мгновение!
Если до этого ребятам казалось, будто в мире нет никого болтливее их Рыжего, то теперь они поняли, что враль и выдумщик Рыжий – просто ангел, по сравнению с говорливым рыжим же котом. Тот вальяжно расположился на спине здоровенного серого волка, которого звали, как ни странно – Волк. Там болтун помахивал лапой и рассказывал, рассуждал и давал советы.
Поначалу это оказалось весьма занятно и интересно. Сам кот назвался неким непонятным именем, но после признался, что все знакомые звали его просто Одноухий. Но чем дальше, тем больше его непрекращающийся трёп начал утомлять и надоедать, а уж под конец у всех натурально трещала голова. Никто не сговаривался, но у всех четырёх появилось одинаковое желание – сунуть болтуна в мешок и отправить туда, куда уплывают все ненужные котята.
Но ведь со спасителями так не поступают, правда?  Ну может лишь в очень редких случаях.
Таких, как этот, например.
Та часть кошачьего монолога, которая показалась всем интересной, касалась рассказа о том, откуда вообще взялись Волк и Одноухий. Нет, правда, не каждый же день на дороге попадаются говорящие волк и кот. Как и следовало ожидать, дуло тут не обошлось без магии. Поначалу Одноухий с подробностями описывал, сколько сил потратил их создатель Франс на творение эдаких чудных существ. При этом Волк почему-то посмеивался. Почему, стало понятно, когда кот, утопая в потоках собственного красноречия, проговорился, что оба являлись лишь побочным эффектом некоего опыта. Тут Одноухий спохватился и принялся уверять, дескать побочный эффект оказался куда важнее самого опыта. Волк продолжал тихо хихикать.
С волшебником Франсом парочка прожила около двух лет. За это время они успели познакомиться с кучей всяких разных чародеев и побывали в весьма отдалённых районах мира. В общем-то подобная жизнь обоих вполне устраивала, хоть кот и поныл, дескать к их особам проявляли чересчур мало уважения. А порой так и вовсе, невоспитанные магики могли взять за шкирку и бросить под лавку, точно какого-то уличного ободранца.
Несчастье пришло, как это всегда случается, неожиданно. Франс, со слов Одноухого – весьма могучий чародей, ввязался в некую авантюру. Судя по всему, несколько выдающихся магов, своего рода – элита волшебников, задумала обладать секретом вечной молодости. А для этого требовалось проделать ход в некий мир, полный чистой энергии.
С этого момента кот принялся щеголять словесами, напрочь непонятными никому из четвёрки ребят. Но все опасались перебивать рассказчика, ибо тот прежде сделал зловещий намёк на собственную магическую силу. Волк при этом не смеялся, но почему-то задрожал. Рыжий предположил, что – от страха.
Итак, самые могучие чародеи собрались вместе и попытались открыть проход в нужный им мир. Дырку-то они точно проделали, но судя по всему, попали куда-то не туда. Из образовавшегося в воздухе отверстия повеяло холодом и смрадом, точно из какой-то могилы.
- Или склепа, - уточнил Волк и пояснил, что им приходилось в таких бывать, добывая для Франса некие вещи. Какие, волк говорить не стал.
В общем, сначала завоняло, а после появилась Тень. Кот так выделил это слово, словно называл чьё-то имя. Тень шагнула в центр магической фигуры, нарисованной на полу, немного постояла и вдруг рассыпалась на множество мелких теней. Эти крошечные создания походили на пауков, тут же набросившихся на оторопевших магов.
Однако, кое кто из волшебников всё же успел прийти в себя и применил магию. Полетели огненные шары, зазмеились молнии, а с потолка обрушились ледяные копья. Что произошло дальше Волк и Одноухий не увидели, ибо сообразили, что ничем хорошим происходящее точно не закончится. И точно, не успели они дать дёру, как старый храм, где магики проводили свой ритуал, рухнул и провалился под землю. Осталась только глубокая, воняющая мертвечиной яма. Из неё в небо ударил толстый столб чёрного дыма, пробил тучи и пропал.
Волк И Одноухий решили подождать у ямы, надеясь на то, что их хозяин всё же выберется наружу. И дождались. Но лучше бы Франс навсегда сгинул под землёй, чем возвращаться в таком виде. Казалось, будто волшебник успел умереть и пролежать мёртвым несколько месяцев. Чёрные провалы на месте глаз, выпадающие волосы и куски кожи, болтающиеся точно лохмотья одежды. Так же выглядели и другие чародеи, выкарабкавшиеся на поверхность.
И вели себя волшебники очень странно. Они выстроились в цепочку и завывая нечто непонятное, ушли прочь. Волк и Одноухий решили, что лучше им оставить полоумных чародеев в покое и спасаться в меру собственных сил.
Однако, как выяснилось, собственных сил оказалось недостаточно. Парочка успела привыкнуть жить в комфорте, а теперь оказалась один на один с безжалостным миром, где и дикие их собратья выживали с трудом. Прибиться не получалось ни к людям, считавшим волка и кота порождениями тёмных сил, ни к вольным собратьям.
Однажды Волк предположил, что если взрослые их не принимают, то люди помладше могут оказаться куда благосклоннее. Оставалось найти подростков, таких бездомных и никому не нужных, как и пара четвероногих. Рыжий, Рябой, Четырёхпалый и Хвост встретились им совершенно случайно, и Волк с Одноухим решили последить за ребятами. Так получилось, что им пришлось дважды спасать детей из неприятностей и на второй раз Одноухий решил, что пришло время познакомиться.
Всё бы ничего, если бы чёртов кот оказался хоть чуть менее говорящим.
- Всегда приятно, - гнусавил он, потирая лапой обрубок уха, - выручить из беды кого-то бестолкового, оказать ему помощь и сместить баланс доброго и злого в этом мире, в сторону добра. Это ключ к победе над бесконечным ужасным хаосом, довлеющим во вселенной.
- О чём это он? – прошептал Рыжий в ухо Четырёхпалому, но тот только дёрнул плечами и поёжился. – Знаешь, такое чувство, будто это обычный кот. Мурчит себе что-то непонятное.
- И победа над вселенским хаосом вызывает ощущение внутренней теплоты, - продолжал кот. – Такое же, какое может вызвать кусочек колбаски. Вроде той, что так хорошо пахнет из мешка Рябого. Вы же не откажетесь угостить крохотным ничтожным кусочком того, кто рискуя жизнью сражался с порождениями мрака, ради вашего спасения?
Из всей этой тирады Рябой сумел вычленить лишь своё имя и упоминание о колбасе. Нетрудно оказалось догадаться, что кот захотел кушать. Впрочем, с момента последнего перекуса прошло достаточно много времени и проголодаться успели все. Да и просто передохнуть не мешало бы. Ноги ныли и требовали переложить ответственность с них, на некую пятую точку.
Лес, где путники пережили столкновение с жутким восьмилапыми тварями и их повелительницей, давным-давно закончился и теперь друзья шагали по холмистой равнине, поросшей редкими вязами и стелющимся кустарником. Обещанного города они пока что не встретили и даже на горизонте не мелькало ничего похожего. Единственное, что походило на творение рук человеческих, сейчас находилось рядом с ними, слева от дороги.
Очень старая круглая башня, в которой некогда было три или больше этажей. Сейчас уцелело лишь два и кусок стены, уходящий выше. Узкие окна заросли тем самым ползучим кустарником. Да и вообще, сами стены с трудом просматривались из-под бледно зелёных продолговатых листьев.
- Вот и подходящее место, чтобы остановиться. – сказал Рябой, рассматривая развалины. – Может даже что-то вроде крыши осталось.
- Ну да, - поддакнула Хвост, попеременно поднимая уставшие ноги. – А то, вон тучи находят. Как бы дождём не накрыло.
- Хвост ломит, - тут же отозвался Одноухий. – Верная примета: скоро будут какие-то осадки. Насколько я понимаю, выпадение снега в это время года – вещь маловероятная, стало быть…
- Заткнись, - внезапно оборвал его Волк и поднял голову. Принюхался.
Путники успели свернуть с дороги и до башни оставалось шагов двадцать, не больше. От большого тракта к развалинам вела узкая каменная дорожка, сохранившаяся куда лучше, чем главный путь. Да и вообще, почему-то казалось, что тут совсем недавно кто-то проходил.
- Что такое? – напряжённым шёпотом спросил Рыжий. От Волка он старался держаться подальше и уже успел каждому по секрету сообщить что «Этот серый нас точно сожрёт! Вот как ляжем спать, так и сожрёт».
- Странный запах, - сказал волк и опустил голову к земле. – А здесь, вроде и нет
- Запах плохой или хороший? – уточнил Четырёхпалый и спрятал озябшие кулаки в рукава плаща.
- Тревожный, - в голосе Волка прозвучала растерянность. – Вроде и ничего плохого, но шерсть дыбом встаёт
- А я вот ничего не ощущаю, - Одноухий перебрался на холку приятеля и выставил морду вперёд. – Зато мне хорошо известны твои мнительность и нерешительность. Вспомни, как ты боялся подойти к мёртвому ежу, ха, ха!
- Там был капкан, если ты не помнишь, - волк тряхнул головой. – Ладно, пошли.
- А может лучше здесь останемся? – заныл Рыжий. – На улице тепло и ещё неизвестно, пойдёт дождь или нет. А в старых развалинах обычно змеи прячутся. Ядовитые.
- Так оставайся, - Хвост показала ему язык. – А когда пойдёт холодный дождь, ты промокнешь, заболеешь и помрёшь. А я и плакать не стану; скажу: поделом дураку.
- Нельзя такого желать, - Волк сбросил кота на землю. – Пешком иди, дармоед. Тут недалеко.
- Мои бедные лапки, - тут же начал хныкать Одноухий, поднимая то одну лапу, то другую. – О этот безжалостный мир, где даже единственный друг готов тебя предать в любой момент!
Хвост то ли разжалобленная его стенаниями, то ли просто желая, чтобы жалобщик заткнулся, подхватила Одноухого на руки. Волк тем временем подошёл ко входу в башню и сунул голову в тёмный проём. Как ни странно, но дверь оказалась свободна от вездесущего кустарника. Четырёхпалый заметил небольшую кучку сухих веток чуть в стороне и подумал, что кто-то не так давно очистил проём. Почти сразу эту же мысль озвучил Рябой.
- Кто-то до нас уже лазил в эту башню, - хмыкнула Хвост. – Вот ведь диво-дивное! Странно, ведь вокруг столько более удобных построек.
- А если он ещё внутри? – Рыжий держался позади всех.
- Нет, внутри никого нет, - сообщил волк и пошёл внутрь постройки. – И того странного запаха тоже нет.
- Я же так и говорил: пустая нерешительность. Ты не могла бы держать меня получше? – Одноухий возился на руках девочки. – Такое ощущение, будто тащишь какой-то бесполезный мешок, а не важную персону.
- Сброшу на пол, - пригрозила Хвост и кот на некоторое время заткнулся.
Внутри путников встретил рассеянный зелёный свет, тёплый застоявшийся воздух и слабый запах гнили. Так пахнут опавшие фрукты. Если их не собрать сразу. В центре башни некогда была винтовая лестница, но сейчас от неё уцелела лишь центральная стойка, да пара ступеней. Кроме того, у стены валялся табурет с единственной ножкой и расколотый надвое деревянный чан.
А ещё в башне был подвал, закрытый на большой металлический засов. Кстати, запор оказался единственным предметом, который


Оценка произведения:
Разное:
Реклама