Рецензия «Рецензия на стихи "Последняя любовь" автора Сергей Кропотин»
Тип: Рецензия
Раздел: Стихотворения
Автор:
Рецензия на: Последняя любовь
Оценка: 5
Баллы: 14
Читатели: 108 +1
Дата:

Рецензия на стихи "Последняя любовь" автора Сергей Кропотин

Итак, мне кажется, что свой "рецензентский дебют" вполне можно начать со сказки.
Собственно говоря, это не столько рецензия, сколько впечатления по теме стихотворения, которое Автор изложил в необычной манере - песни. Есть женская партия, есть мужская, есть двухголосие, напоминающее припев. Мне он понравился больше всего, кстати.

Но - ближе к песне.


Скрытый текст
Показать скрытое
Спрятать скрытое
Мужская партия:
Я никогда предположить не мог, что мне
Перепадёт внимание такой как ты,
Когда ты рядом, таю я в твоём огне,
Но для тушения я не прошу воды.
Женская партия:
Себя не видела никак с таким, как ты,
Каким-то чудом ты меня приворожил,
Скучаю каждый день, лишь о тебе мечты,
Ты моё солнышко, свет для моей души.
Мужская партия:
Твой внешний лоск твой блеск внутри не перебьёт,
Твой мир душевный для меня как эндорфин,
Что было до тебя - истлевшее тряпьё,
А после, даже с кем-то буду - как один.
Женская партия:
Отдушина моя в глухой ты пустоте,
Живительный глоток, источник волшебства,
Связали мы миры при помощи страстей,
Животного отдавшись воле естества.
Совместная партия:
Последний раз, последний шанс,
Последняя любовь,
Всё против нас, все против нас,
КицУнэ я. А я вервольф.
Во тьме веков искать покой
В горах, степях, лесах,
Среди богов и городов,
Теперь твой волк. Твоя лиса.
Мужская партия:
Жил бирюком один я, сторонясь людей,
В мой дом усталый путник даже не зайдёт,
Был волчий дух порой виновником смертей,
Ведь не всегда я мог сдержать кровавый гнёт.
Я убегал, меняя личность и страну,
Не знал любви, не знал тепла живых существ,
С кицУнэ свой гуманный облик я вернул,
И примирился сам с собою наконец.
Женская партия:
В девичьем облике жила среди людей,
В себя влюбляла и влюблялась я сама,
Но лисья сущность вырывалась из одежд,
Сводила этим окружающих с ума.
Я убегала, в мрачных пряталась местах,
Я умирала от обиды и стыда,
С вервольфом встреча от самой себя спасла,
Как с девятью хвостами стала я тогда.
Совместная партия:
Последний сон, последний стон,
Последняя любовь,
И испокон она и он:
КицУнэ я. А я вервольф.
Десятки лет искать твой след,
Не знать про то, бросать,
Найти, и нет сегодня бед,
Теперь твой волк. Твоя лиса.
Совместная партия:
Измученных два оборотня мы вдвоём,
Нашли друг друга в мире вражеском людей,
И жизнь последнюю мы вместе проживём
Бок о бок в мире и любви, вот наш удел.



На самом деле интересное, хотя, разумеется, и не абсолютно совершенное (с технической точки зрения) стихотворение с любопытной драматургией. Оно вообще имеет драматургию, что, несомненно, является его отличительной чертой. 
В центре истории - не имевший места ни в одной из легенд, невозможный роман: оборотня-волка (скандинавский верфольф) и оборотня-лисицы (девятихвостая лиса кицунэ из Японии). Они и географически-то не пересекаются, но здесь их связала настоящая страсть.
Вот, правда, в передаче этой страсти стихотворение оказалось не так драматично, как ожидалось, большая его часть проходит в повествовательной манере:

Жил бирюком один я, сторонясь людей,
В мой дом усталый путник даже не зайдёт
(я бы тоже не зашла, ага)

В девичьем облике жила среди людей,
В себя влюбляла и влюблялась я сама
(о, это уже интереснее - мало того, что девушка может "влюбить" по собственному желанию, и сама она, прежде чем создать "пару тысячелетия", вела жизнь весьма и весьма насыщенную, а вот вервольф жил бирюк бирюком).

Но это так, к слову. Повествовательность - это палка о двух концах, она может как придать стихотворению движения и энергичности сюжету, так и затормозить его, особенно если автор увлечется описательной частью. В данном случае, к сожалению, увлекся. На самом деле повествовательность здесь - единственный выход, ну кто знает подробности о вервольфах и кицунэ? Однако, встречая эти пояснения где-то в середине текста, когда уже можно "поддать жару" чувств и эмоций - это, на мой взгляд, заметно ослабляет впечатление от стихотворения. Нет-нет, Вы не то подумали, мне тут не надо лишних подробностей, но если это невозможная любовь, могут вспыхивать искры. Они и вспыхивают, но исключительно во время "двухголосия", почти все отдельные партии - это два соло, а не разговор двоих, это не диалог, а длинная ремарка читателю. Переплелись они только в последнем четверостишии, в конце стихотворения:

Измученных два оборотня мы вдвоём,    
Нашли друг друга в мире вражеском людей,
И жизнь последнюю мы вместе проживём
Бок о бок в мире и любви, вот наш удел.


С "последней жизнью" вообще нехорошо получилось: объясняли-объясняли в течение такого количества строк, а для меня эта фраза так и осталась "за семью печатями". Если у кицунэ (недаром она из Японии) может быть сколько угодно воплощений, то на что рассчитывать викингу-вервольфу? 
Но всё хорошо, что хорошо заканчивается, и это не может не радовать.

Кстати! Эстеты, простите, но запятые не правлю, извините, пунктуация и синтаксис, орфография оригинала неприкосновенна.

И что еще не радует? 

- отдельные случаи, которые можно трактовать как сбой ударения
Ты мое солнышко, свет для моей души
(ясно ведь, что ритмическое ударение падает на второй слог слова "моё")
- лексика "из другого времени": особенно забавно, как на фоне всего средневековья вылез "эндорфин".
- неудачное употребление глаголов и иные смысловые казусы:
Перепадет внимание такой как ты
("перепадет" - это о монете, "от щедрот" и иных материальных благах, с чувством у меня этот глагол стыкуется весьма слабо, но, может быть, я не понимаю в лисах и волках).
Твой внешний лоск твой блеск внутри не перебьет
(если уж они должны бороться, а не подчеркивать друг друга, то почему "не перебьет"? Конечно, в рифму, но по смысловым оттенкам не самая лучшая аналогия других красивых глаголов, например, "затмит", почему "перебивать"-то надо? перебить можно запах, собеседника и врагов на поле боя) 
Животного отдавшись воле естества
(ну они вообще-то оборотни, зачем в поэтической такой сказке это так весомо, грубо и зримо подчеркивать? "поддать жару" я имела в виду не это).
С кицунэ свой гуманный облик я вернул
(классическая смысловая ошибка, основанная на сходстве двух слов, имеющих различное значение. Автор хотел сказать "похожий на человека, человекоподобный", но слово "гуманный" больше относится к моральным категориям: "добрый, человечный". Кто, оборотень??? Наверное, правильно "человеческий", но не укладывается в размер. А "гуманный" укладывается в размер, но добавляет роману двух оборотней совсем другой оттенок смысла, из современных конвенций о правах человека)

В связи с этим хотелось бы процитировать из финала, где они наконец-то встретились:

Измученных два оборотня мы вдвоём,
Нашли друг друга в мире вражеском людей
(в самом конце речь идет о "жизни в мире и любви", но я это с трудом представляю, особенно учитывая рацион каждого - это совершенно не зайцы из ближайшего леса. Кицунэ - не знаю, а вот ее "аналог" кумихо, говорят, питается человеческой печенью. С трудом, даже в самой смелой фантазии, могу представить себе их совместный завтрак или романтический ужин) 

Самая гармоничная вещь - совместная партия, когда два голоса наконец-то сплетаются в один. 

Последний раз, последний шанс,
Последняя любовь,
Всё против нас, все против нас,
КицУнэ я. А я вервольф.
Во тьме веков искать покой
В горах, степях, лесах,
Среди богов и городов,
Теперь твой волк. Твоя лиса.
(ритм здесь меняется, с шестистопной "тяжеловатой" поступи одноголосых партий переходит к четырехстопному, который, по сравнению с остальным стихотворением, выглядит легким и танцующим, эта часть энергичная, экспрессивная, если и есть в стихотворении порыв чувств - то вот он)

Последний сон, последний стон,
Последняя любовь,
И испокон она и он:
КицУнэ я. А я вервольф.
Десятки лет искать твой след,
Не знать про то, бросать,
Найти, и нет сегодня бед,
Теперь твой волк. Твоя лиса.
(наконец-то они вместе, при общем сходстве с первой "совместной" партией здесь есть оттенки, намекающие, что счастье есть, и каждой кицунэ должно достаться по вервольфу).

Очень понравилась рифма "людей" - "удел", "приворожил" - "души", а также "перебьет" - "тряпье".
Не очень понравилась своей неточностью - "он" - "вервольф", а также "людей" - "одежд"
И только "лиса" - "в лесах" всегда прекрасна!


Оценка:
5 - за смелость (обратиться к рецензенту - заказать рецензию способен только истинный герой)
5 - переходящий вымпел (знамя, кубок, флажок, приз рецензентских симпатий, плюс в карму) в разных номинациях.

Итого:

7 

- за смелость, 
- за знание легенд и обеспокоенность охраной редких и исчезающих мифологических существ, 
- за драматургию.

Оценка произведения: 7


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     17:59 24.03.2024 (1)
1
Вспомнился фильм-фэнтези, где принца и принцессу заколдовали. Он днём человек, а ночью волк. А она ночью человек, а днём сокол. И каждое утро и вечер у них по три минуты, когда они оба люди. У них одна лошадь на двоих, которой пользуются посменно. И бродят они по миру, пытаясь найти способ, как снять заклятие. Не помню, чем закончилось, но сюжет был оригинальный.
     20:19 24.03.2024
1
"Леди Ястреб", 1985 год, в главных ролях - Рутгер Хауэр и Мишель Пфайфер, великолепная пара. Меньше минуты - только несколько мгновений, когда восходит и заходит солнце. Заклятие они сняли - для этого проклявший их еписком (каково, да? епископ наложил проклятие) должен был одновременно увидеть их в человеческом обличье. То есть надо было всего ничего - выбрать момент и выцепить епископа))) 
Хорошо, что напомнили, хотелось бы и стихо почитать на эту тему! Но кто ж возьмется... 
Что касается стихотворения, то оно направлено не в "приключенческую" сторону. 
Если бы был сюжет, мне кажется, это был бы интересный поворот... 
Здесь показаны больше переживания от расставаний-встреч. 
     22:50 20.03.2024 (1)
1
Объективно. Хотя мне исходник не зашел. Но это скорее всего вопрос личного вкуса и лит. предпочтений.
     22:51 20.03.2024 (1)
Меня "подкупила" эта парочка, оборотни из разных стран))) Большой простор для творчества. 
     22:52 20.03.2024
1
Модный нарративчик)
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама