Проверка слова
www.gramota.ru
Рукопись , найденная на городской свалке.  2 часть.
Тип: Стихи
Раздел: Юмор
Тематика: Иронические стихи
Автор: Кузьма Гудков
Читатели: 218
Внесено на сайт: 16:03 11.02.2012
Действия:

Рукопись , найденная на городской свалке.  2 часть.

***

-  Обмануть себя не трудно –
-  Беспробудно в Будни пить –
-  Это трудно – но подспудно –
- Каждый буйно хочет жить –
-  Но Душе моей безлюдно –
-  И Безвестностью дыша –
- Наступает День твой судный –
- О  Беспутная  Душа –


Рукопись на Горе
- Волна ударяет о Борт –
- Да здравствует  Ботик и Петр –
-  Черт крестит ночной Эшафот-
- Да здравствует  Ботик и Петр –
- А вот уж не Плахе и Черт –
- Да здравствует  Ботик и Петр –



Рукопись на городской Свалке
- Я сыну дам собачье Имя –
- Я Сына Рексом назову –
- Пусть мой Щенок  зубами злыми -
- Дорвет – что я не догрызу –
- Когда он станет Вор в Законе –
- То этим помянет Отца –
- И буду вечно я спокоен –
- За Когти Рекса молодца –
- И я скажу ему у  Гроба –
- Ты станешь как и я изгой –
- Живи мой Рекс –хватай за Горло –
- Того – кто бьет тебя Ногой –


Кузьма Гуков о дружбе народов
Народный монолог

                ***
- Карлик всунул в Лилипутку –
- Свою розовую Дудку –
- И давай ее гонять –
- Опускать и поднимать –
- Но смекнула  Лилипутка –
- Дудка  Карлика не Шутка –
- И  как умная Коза –
- С Дудки Карлика  сползла –


-  Кровью Бычьей облитый –
-  Загорался Закат –
-  Спать ложился Димитров –
-  Древне-дремлющий Град –
-  Выходили Монахи –
-  В черных Рясах к Двору –
-  Выводили на Плаху –
-  Самого Сатану –
-  Так ли – этак ли было –
-  Нам теперь не узнать –
-  Как церковным Мотивом –
- Сатану изгонять –
-  И пропал Город древний –
-  Окружил его Лес –
-  Стал он малой Деревней –
-  И на Картах исчез –
-  Лишь на Башне церковной –
-  Где Дьячок только жил –
-  Бес явился с Иконой –
-  И с Дьяком подружил –
-  Каждый Вечер с Бутылкой –
-  И Стаканом в Руке –
-  Черт являлся –
-  Улыбку вызывая в Дьяке –
-  Оба пели о Боге –
-  И клонились ко Сну –
-  Только раз на Пороге –
-  Вспомнил Черт Сатану –
-  Дьяк Умом был не силен –
-  Но смекнул – здесь Упырь –
-  Сына нужно с Посылкой –
-  Гнать скорей в Монастырь –
-  Прибежали Монахи –
-  Все с Крестами в Руках –
-  Черт и прыгал и ахал –
-  Но застрял он в Дверях –
-  А Старик Проповедник –
-  Бросил Черта в Мешок –
-  Вытер Руки в Передник –
-  И сказал – Хорошо –

         Топор
-  Скажу топорная Работа –
-  И Топоров мне скажет – Да –
-  Вновь проплывя в Говне кого-то –
-  Топор утонет – как всегда –
-  Не будем к Топору суровы –
-  Поплачем над его Судьбой –
-  Да – тупорылы Топоровы –
-  Хоть и прикрыты Бородой –




Кузьма о Красавице

Красавица то близорука
Сама об этом говорит
А я не вижу как высоко
Весёлый взгляд её парит

Слегка плечо упало влево
Но все равно уверен взгляд
И лишь слегка краснеет дева
Когда глаза за ней следят

Кто недостаток в ней осудит
Кто взгляд направит на плечо
Тот несомненно с нею будет
Сожительствовать горячо

Смысл женщины есть страх всецело
Скорее плата за обман
Она отдать готова тело
Тому кто видит в ней изъян

Кузьма о Радио-Шавке

Тьма гидротины –
Шепот-комфорт –
Весь в паутине
Аэропорт –
Радио-шавка –
Рупор в упор –
По Сенька шапка –
По Стеньке топор –
Но отвечает глас из мира белого –
Стреляй в пробел ума из парабеллума –
Но отвечает глас из мира зрячего –
Чтобы дыра чела
– других дурачила
Строится плаха –
Льется бетон –
Падай с размаха –
Птаха – в сто тонн –
Кончим гаданье – оставим игру –
Где я умру – Когда я умру –
Видно – в полёте
Да в самолёте –
Да поутру –
В Аэропорте – эшафоте –

Кузьма о Сталине

Когда он не сходя с ума
Убийствами терзал Россию
В Москве не рушились дома

Когда он рушил храм Христа
Спасителя предав разору
То были к нашему позору
Мертвы народные уста

Кузьма мистик

В соседнем доме травят крыс –
В парадной слышится кис-кис –
На кухне в мисках стынет писк –
В ночных сосисках зреет риск –
Мы предъявляем крысам иск –
И страху ставим обелиск –
Мы так и не увидим крыс –
Скорей – мы убиваем страх –
Который тишину изгрыз
И ночью греется в стенах –
Мы всеравно что пьём кумыс –
А пить привыкли молоко –
Когда же всех отравят крыс –
Нам станет пить его легко –
Когда убьют не крыс – а страх –
А крысы будут жить в стенах –
Бесстрашия наступит час
Для серых крыс – для спящих нас –

Кузьма Гудков среди миллиона лепестков

Мы в нашей жизни современной –
Уходим в лес под микроскоп –
Мы – словно дикие растенья
Из миллиона лепестков –
Но – нет – не розовая роза
И не Василий Васильков –
Страшась огня туберкулёза –
В лесу разбили свой альков –
Моё лицо тревожит воздух –
И проступает новизна –
И новое приходит поздно –
Как голубая белизна –

Парус плавучей паутины в доме Кузьмы Гудкова

Я подсмотрел в твоей гостиной
Парус плавучей бригантины – Паутина
На потолке твоей Марины –
Где часто отражались спины –
Парус плавучего интима – Паутина –
А ты поёшь романс старинный
И надеваешь фрак свой длинный –
Парус поющего кретина – Паутина –

Кузьма в Сочи

Рыжеусый литовец Андерс на Ахуне открыл варьете –
Среди мяса – петрушек и каперс – жили пляс и Алиготе –
Глянец Андерса три недели будоражил заезжих птиц –
А потом они улетали – поредели глаза зарниц –
Утопающий в крыльях денег – улетающий – словно вор –
Мчался Андерс на дальний берег – просыпался и видел двор –
И себя на дворе – но не в радость сновиденье было ему –
И грустил рыжеусый Андерс – безразличный ко всем и всему –
На танцовщиц смотрел – рыжеус – и улыбка в глазах протаяла –
Управлял варьете – словно гусь – на крестьянском дворе – возле Таллинна –

Кузьма в ресторане «Медведь»

Ступени кружатся – как птицы –
И я летя спускаюсь вниз
В туманный ресторан –Локис –

Вино меня воспламенило –
Я повторяю словно гимн –
- Ты мне за муки изменила –
А я тебе за состраданье к ним –

В подвале пьянствуют медведи
Среди раскрашенных актрис –
Какое счастье – мы соседи –
Я развлекаю нежных кис –

Ступени кружатся – как черти –
И я как зверь взлетаю вверх
В непостижимой круговерти
Под общий плач – под общий смех –

Под общий шёпот об изменах –
Под общий крик – танцуй на бис –
Всех – кто бежит – любовь изведав –
В туманный ресторан – Локис –

Кузьма на молотьбе

В августе на молотьбе –
У здоровой молодицы
Проступили при ходьбе
Из-под ситца – ягодицы –

Красота – подруга зла –
Красота – сестра святого –
Проступила новизна
Из-под ситца золотого –

Проступает не спеша
Из-под ситца – озорница –
Это плоть или душа –
Это жница или жрица –

В перегибе хороша
Золотая поясница –
Это плоть или душа –
И возможна ли граница –

Кузьма о мужьях своих жён

Я вышел на площадь –
Мой взгляд напряжён –
Кругом тихо ропщут
Мужья моих жён –

Их – кажется – тысячи –
Я поражён –
Заправские сыщики –
Мужья моих жён –

Спектакль начинается –
Идут на рожон –
Со мною расправятся
Мужья моих жён –

Толпа безобразия –
Я в вас отражён –
Я ваша фантазия –
Мужья моих жён –

Кузьма об искусстве

Художница Оля любила до боли –
И мужа и боле – любовника в поле –
Вы скажете – Ой-ли – Спросите у Оли –
Художница Оля резвилась на воле –
По собственной воле с любовником Колей –
Вы скажете – Ой-ли – Спросите у Оли –
Художница Оля там съела пуд соли –
Повесила в холле картину – где Коля взобрался на Олю –
Вы скажете – Ой-ли – Спросите у Коли –

Кузьма о фиолетовых конфетах

Здравствуй – юная Виолета –
Что в мешке твоём из вельвета –
Фиолетовые конфеты –
Фиолетовые конфеты –
Улетай – Виолета – в лето –
Чтоб не выцвели до рассвета
Фиолетовые конфеты –
Фиолетовые конфеты –

И без фантиков – без виньеток
Посади в саду среди веток
Фиолетовые конфеты –
Фиолетовые конфеты –

Веселитесь цветы и флейты
В день рождения Виолеты –
Расцветайте волшебным цветом –
Фиолетовые конфеты –

Кузьма о Дауне

Даун Олежка ест орешки и ромашки –
А если в спешке – то какашки –
Собаки-бяшки –
Коровы-Машки
И неизвестной пташки –
Даун Олежка – словно пешка –
Идёт к мамашке и папашке –
Коль они вдали –
Вот так живётся маленькой Букашке
В большом кустарнике Земли –

Кузьма о туризме

Ну так вот – Схватил туристку обезьян –
Затащил на пальму и стал издеваться –
Принёс бананы – Мучил голодом – Пока не согласилась –
Нашли её дикой – в лесу – Отвезли в наш институт –
Родила мартышку – А ты говоришь – не бывает –

Кузьма о Диффузии

Букашка – Где твоя одежка –
Бедняжка – были мы правы –
Сегодня в слякоть попадёшь ты –
Как промокашка –
С ног до головы –
Диффузит грязь по нашим чистым лицам –
Кругом скучна диффузионность луж –
Ах – где твой муж – который звался принцем –
И весь твой принцип – с улицы под душ –

Загадка Кузьмы Гудкова

В руке – ломоть –
На ноге – лапоть –
Шёл дрова колоть
Да пропал – упал
В ледяной подвал –

Тут сказал господь –
Вылезай – ломоть –
Вылезай – лапоть –
Буду тя пороть –
Воть –

Письмо Кузьмы Гудкова

Напишу я льстиво
- Милостивый государь –
Покачнулась льдина –

Время движется левей
Вёслами – веслами –
Не хотите ль по Неве
Прогуляться с нами –

В этот год сто лет назад
Было мне за двести –
Но принёс весёлый взгляд
Радостные вести –

Что я молод – как весна –
И как лето весел –
Что у лодки и весла
Много вечных песен –

Вечернее наблюдение Кузьмы Гудкова

Внезапная крыса изгрызла вечерний карниз –
Крысиный каприз –
Господин направляется в кресло
И взгляд устремляет
Налево – направо – вверх – вниз –
Господин шагает на кухню
Продукты прокисли –
Включил репродуктор –
Но прежние мысли –
Крысы лысые над морем повисли –
Морды кислые небо изгрызли
Господин не слышит –
Что диктор сказал про погоду –
Господин понимает природу –
Но на дне его синих глаз
Все плывут – разгребая воду
Крысы к городу и народу –
- Господин открывает газ –

ТОСКА ПО МОЕМУ БЕГСТВУ.

           ХУДОЖНИК:       Кто  Вы ?
                      ГОСТЬ:     Я торговый агент.
          ХУДОЖНИК : Что представляете?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ:   Вечность.
           ХУДОЖНИК :  Чем торгуете ?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ : Литературой.
             ХУДОЖНИК:  Что у Вас?  
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ:  Роман.
           ХУДОЖНИК:   Цена романа ?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ:  20 лет жизни.
           ХУДОЖНИК :  Могу ли взять в кредит?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ:  Нет.
           ХУДОЖНИК :  Почему?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ : Вы не кредитоспособны.
            ХУДОЖНИК : Сколько мне осталось жить .
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ : Не скажу.
           ХУДОЖНИК : Не трудно догадаться .Уже не меньше 20-ти, иначе …
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ : Мы тоже рискуем . Такова игра.
           ХУДОЖНИК :  Но все же , если я не сумею  расплатиться ?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ :  Все равно роман  будет принадлежать Вам.
            ХУДОЖНИК :  Как называется роман ?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ :   Тоска  по моему бегству.          
           ХУДОЖНИК :   Главная идея?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ :   Ты падаешь на дно ямы.
           ХУДОЖНИК :  Что дальше ?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ :  Падаешь и не чувствуешь боли, потому что  на дне ямы  выросла  густая        
                                       мягкая трава по твоему  бегству.
            ХУДОЖНИК :  Теперь ясно почему Вы рискуете.
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ : Но и Вы рискуете .
           ХУДОЖНИК : В чем мой риск ?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ :  Остаток Вашей жизни может быть равен цене романа.
           ХУДОЖНИК :  Но за это я получу вечность.
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ : Все равно будет больно падать.
            ХУДОЖНИК :  А как же мягкая трава  тоски по моему бегству.
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ :  Из нашего Ведомства Вы не сможете никуда убежать.
           ХУДОЖНИК :  Хорошо. Я согласен. Где подписаться?
ТОРГОВЫЙ АГЕНТ  : Вот здесь . На постановлении на аресте . Подателя означенного текста  предать  на месте  Казни без Суда.


Кузьма о Самарканде

Товарищи – стойте – бежать
Не могу – инвалид
Я знаю и черта в халате и
Просто халат – что гуляет
В стенах Шахи-Зинда –
В смешении вязком хулы и хвалы
Стекались предметы и было
Не ясно к чему – О я фотоармянин
И знаю – что камни бывают льстивы
На лысую голову я готов
Надеть чалму и затолкнуть
В карман Коран – чтобы
Победить фотоевреев Бухары –

Кузьма о художественном дыме

Дым – молоко интеллектуалов – Художнику необходим кусочек дыма на десять секунд творческой вечности – Художнику необходимо убить чёрную жирную муху – проснувшуюся в октябре – а после её смерти – ещё долго слышать звук её парадоксального полёта – И – если любовь и небезупречна – то художнику не дано такое счастье чтобы понять эту истину –

2 СОН  безумного националиста.

Фотораспятие.

Фото армяно-еврейская лавка –
Двери открыты – российская давка –
Щелкает камерой фотоармян –
Христопродавец – Сурен Абрамян –
Запись проводит фотоеврей –
Христопродавец иуда Евсей –
В Фотораспятии пьян и румян –
Русский Христос –алкоголик Иван –
Фотоармяне  и Фотоевреи –
ФотоИвана  схватили  как Звери –
Фоторобея и фоторебея –
ФотоИван посмотрел на еврея –
И говорит-наши души ограбили-
Фотоармяне  в цветной фотографии –
И говорит – в наши души не веря –
Фотораспяли нас Фотоевреи –


Кузьма о курятнике

Вас бы поселить в курятник –
Где услышишь брань и срам –
Где бессмыслицы рассадник
Паутинит по углам –

Кошка ходит в паутине –
По-утиному шипя –
Кот блаженствует в интиме –
Жирной мордой шевеля –

Здесь не убрано – не мыто –
Не придёт ни друг – ни брат –
Лишь окно моё открыто
В разбегающийся сад –

Кузьма Гудков просит

В небе звездно – Похоронно
Светит Сириус –
Мы не в царстве фараона –
Хеердал – отдай папирус –

Чтоб сегодня из вчера
Перешёл в печатный лист
Весь папирус с лодки Ра
Для издательства Совпис –

Чтоб поэмы не теснились –
Не делились плюс на минус –
Дефицит крысиный вирус –
Хеердал – отдай папирус –

Кузьма на рынке

Белеет сальцем –
Желтеет маслицем
Рынок Мальцевский –
Ныне Некрасовский –

Но прежний звук царственней –
Мальцевский –

С десяткою красненькой –
Хрустящей и ласковой –
Войду в рынок Мальцевский –
Куплю кусок лакомый
В цветной кружке лаковой –

Кузьма о лунатизме

Смотрю на верх –
Круженье неба весело –
На гребнях крыш –
Где воздух словно лёд –
Лунатики – охотники за месяцем –
Забрасывают невод в небосвод –

Лунатики – любимцы акробатики –
Вся ночь принадлежит по праву вам –
И в наши дни бездумия и статики
Фанатики идут по проводам –

Пусть в лужах лживо отраженье месяца –
Но и оно спасёт от темноты –
Лунатики хватаются за лестницу –
А мы – за отражение мечты –

Кузьма о рабыне

Ты спросила – бог –
Я ответил – да –
Ты узнала – что я не бог –

Ты спросила – царь –
Я ответил – да –
Ты узнала – что я не царь –


Ты спросила – раб –
Я ответил – нет –
Ты узнала – что я раб –

Кузьма в Коктебеле

Ах – где вы – любимые души –
Зачем вы сейчас не со мной –
Я вымыл татарские груши
Пресиней морскою водой –

Вкусны – словно горе и радость –
Враждебны – как сахар и йод –
В тех грушах солёная сладость –
Далёких друзей хоровод –

Среди загорелой богемы
Скажу себе вдруг – Как ты бел –
Кругом цветовые проблемы –
Жара – Какра-Даг – Коктебель –

Кузьма о быках и цветах

В цветущий сад заходит стадо –
И в это правда – есть права
У рогоносцев – а преграда
Пойдёт зимою на дрова –

Нельзя растить одновременно
Цветы и бешенных быков
Уходит дерево в полено –
Полено в печку мир таков –

Следи за каждым плачем жизни –
Есть в каждом смехе нет и да –
И привыкая к дешевизне –
Не верь – что это навсегда –

Построй свой дом чистосердечно –
И будь любим или гоним
Но даже худшее не вечно
И неизвестно – что за ним –

Кузьма вспоминает

Выходит окно в тёмный угол двора – спит кошка калачиком маленьким –
Здесь дворник носил по квартирам дрова – сидел на скамеечке в валенках
И в фартуке белом – с метлою большой – гонял он мальчишек во дворике –
Доволен был скромной своею судьбой – был страж бородатый у домика –
Собаку кудлатую утром кормил – рассердится – гонит на улицу –
А вечером – валенки кожей чинил – сидел на кровати – сутулился –

Кузьма весело уходит

Я ждал минуты этой
Всей волей – всем умом –
Постылые приметы
В пустой впуская дом –
Расстроенный немножко –
Обиженный слегка –
Я шёл по бездорожью
В тупик из тупика –
Налево и направо –
Назад – вперёд и вновь
Мне говорили – браво –
Надежда и любовь –
И слышали деревья –
И видели цветы
Движенье самой древней
Душевной красоты –
Когда по бездорожью
В тупик из тупика –
Смеясь – идёт художник
В грядущие века –

Кузьма на озере

Мне было невесело –
Я был невелик –
Как мир – как поэзия –
Под тяжестью книг –

Бездонное озеро –
Бездомный баркас –
Бездумно – безвесельно –
Мы жили без вас –

Безлико – безвесенно –
Без песен – без фраз –
И было лишь озеро –
Да старый баркас –

Но вы с царство сонное –
Ворвались без зла –
И Ваша симфония –
Нам боль принесла –

Кузьма про осень

О пепел трепетный и красный
Сгоревшей осени –
Ты песней прерванной и ясной
Расплылся в озере –
Запепелело лоно озера –
Колонны клёнов в пепле розовом –
Сгорает мой любимый парк
Да здравствует осенний мрак –

Кузьма болеет

Во всех суставах анемия –
Утрата двигательных сил –
Слова-киты – застыли мирно –
В холодном горле воздух сыр –
Страшны сомненья – среди ночи –
И на последние гроши –
Какую музыку захочет – Усталость тела и души –

Кузьма пугается

Я с каждым днём всё злей и злей –
Всё глуше и беззвучней память –
Ко мне приходит старый змей –
И мне его не обезглавить –
Он прикасается ко мне –
В его глазах морская тина –
И серебрится при луне
Шестиголовая скотина –

Кузьма плачет

Мои проколотые вены
Способны плакать до весны
О том – как радости мгновенны –
О том – как горести длинны –
Я знал – что радости мгновенны –
Под сводом пасмурной тюрьмы –
Но почему-то постепенно
С тобою расставались мы –
Ты не пришла ко мне – наверно –
Тебе приснились злые сны
О том – как радости мгновенны –
О том – как горести длинны –
Да – ты ушла – но непременно
Придёт звучание весны –
И будут горести мгновенны –
И станут радости длинны –

Кузьма в трамвае

Отзвенели трамваи в городе –
Уплыли за океан корабли –
Ночь мечтает о вечной свободе –
Отгремели строители башни –
Зло желтеет железный каркас –
Безобразнее стал день вчерашний –
Человек на трамвайном пути
Спит в узлах полированной стали
И не может подняться – уйти –
Но потом воскресает – и он
И садится в прозрачную клетку –
В электрический мёртвый вагон –
Ненавистный заезженный путь –
Повороты – звонки – остановки –
И уже никуда не свернуть –
Он считает пропавших людей –
Узнавая всю жизнь по минутам –
И сплетенья трамвайных путей
Душат память извечным маршрутом –

Кузьма слышит весну

Весенние игры в разгаре –
Я слышу в стране луговой –
Играешь и ты дорогая –
Играешь и ты дорогой –
В кусты убегает – нагая –
За ней устремился нагой –
Играешь и ты дорогая –
Играешь и ты дорогой –
По южному пляжу шагая –
Ты вся изогнулась дугой –
К другому идёшь – дорогая –
Уходишь к другой – дорогой –
Но всё же – друг друга ругая –
За чашей сидят круговой –
Играешь и ты дорогая –
Играешь и ты дорогой –

Кузьма верит в жизнь

Мне не простит ни бог – ни смерть
Событий горечи вчерашней –
Но я живой – я настоящий –
Я не сумею умереть –

Я не способен одолеть
Своё земное любопытство –
Кто в пруд забрасывает сеть –
Тот не свершит самоубийство –

Но и цепляться за уступ –
И продлевать существование –
Нет – не умён – но и не глуп
Тот – кто не ищет оправданья –



Кузьма к любимой Маргарите

Кто мне сказал – страна убита – и эта улица разбита –
Окно забито – ночь пролита в глаза прозрачные твои –
Скорее двери отвори – и выйди в садик – Маргарита –
Кто снова скажет мне – гори – Чья восхитительная свита –
Цветами жгучими увита – кружиться будет до зари –
Когда не встанет Маргарита – о – Боже – Чудо сотвори –
И выйти дай из монолита – где спят царицы и цари –
Мечте – с названьем – Маргарита –

Кузьма заклинает

Каждый шорох каждый треск
Вот мой враг и вот мой крест
Каждый жест и каждый крик
Вот мой крест и мой двойник

Кузьма историк

- На моём столе открытка – замок древний – да река –
Бесполезная попытка влезть в далёкие века –
Для чего художник хитрый так покрасил небосвод –
Словно чёрную палитру – лишь одну он признаёт –
- Тучи чёрные под рамкой – небо мрачное – как дым –
Словно не было над замком голубого с золотым –
Словно стаи птиц весенних – возвращаясь в дом родной –
Не приветствовали пеньем – лес одетый тишиной –
Стены замка враждовали – Были мрачны и пусты –
И с людьми разъединяли их подъёмные мосты –
Но звенели – словно пели –
В звонких кузнецах мечи –
И уже – летели к цели
Стрелы светлые в ночи –
Я гляжу – В окне улыбка солнца сонного взошла –
Чтобы чёрная открытка слишком чёрной не была –

Кузьма о земле

По склонам горы расцветают деревья –
На камне холодном цветы поднялись –
Повсюду – повсюду – поля и деревни –
В огромную землю – навечно сплелись –
В огромную землю – Ей больно от боли –
Ей тяжко от пота – но тысячу лет –
Приносит плоды истощенное поле –
Ведь поля другого поблизости нет –





Кузьма о любимой

Уснула любимая в шорохе мира –
Сегодня ей снится далёкий кумир –
Полночною скачкою Пола Ревира
Она пролетает сквозь время и мир –
Люблю расстояния меж континентов –
Люблю расставания – мучусь-учусь –
Когда нарастание бешенных ветров
Влечёт к возрастанию истинных чувств –
Люблю расставания – но не разлуку –
Люблю расстояния – если сквозь них
Возможно поймать твою верную руку –
Вот так этот сумрачный мир и возник –

Кузьма о Судаке

Конец и начало
Судакского сердца –
Мечеть янычара –
Меч генуэзца –
Здесь время звучало
Строками сентенций
О меч янычара –
Меч генуэзца –
О – древние чары
Волшебных эссенций –
Кровь янычара –
Плоть генуэзца –
Вас время венчало
Для дальних проекций –
Ночь янычара –
День генуэзца –

Кузьма альпинист

- Над пропастью – над пастью льва –
Звучит монументально лира –
И в горле вымерзнут слова –
Как ледники в горах Памира –
Но – если музыка жива –
Беззвучный – Что я в мире стою –
Как запоздалые слова –
Как реки горные весною –

Монолог К.Гудкова – обращённый к поэту Словенову

Привет тебе – поэт Словенов
– Не выпустивший слов из вен –
Вино зелёное изведав
– ты не изведай зло измен –
Когда мороз Россию студит
– когда нам холодно до слёз –
Ни левых и не правый судей
не испугаемся – угроз –
Чужим огнём не пламенея
– мы от костров стоим вдали –
Судьба художника прямее
печальных крайностей земли –

Кузьма о несовместимости двух направлений

Когда тяжёлый акваланг
Я взваливал на плечи –
Мне помогал грузин Вахтанг –
Косматый – словно – вечер –

Он уходил к вершинам гор –
Я опускался в бездну –
И получался разговор –
Какой-то бесполезный –

Как будто разделился мир –
Вахтанг стоял незримым –
Несовместимы были мы –
И несоизмеримы –

Не беспокойте тишину –
Ведь неуместны споры –
Когда мы любим глубину –
А кто-то лезет в горы –

Кузьма о друге

- Ему захотелось простора –
На синих волнах – вдалеке –
И мёртвый – он в позе боксёра –
Лежал на горячем песке –

А волны – всё так же бежали –
На берег – на синий песок –
Палатки от ветра дрожали –
В стремленье лететь на восток –

Казался он синей волною –
Что на берег вырвалась – вдруг –
Застыла холодной спиною –
Разлилась по линиям рук –

Вокруг него было чужое –
Земное – палатка и лес –
Песка набегающий шорох –
И сосен зелёный навес –
И небо над ним – голубое –
Горело цветами земли –
Он был уже частью прибоя-
Частицею моря – вдали –

Монолог безголосого Кузьмы Гудкова

Выползай из горла голос-полоз –

Полость рта скучна – мрачна до слёз –
Я хочу – чтоб голос превратился в поезд
А потом пускай хоть под откос –
Разрывай любви и дружбы узы
Вечная кривая зевота –
Безголосый – выпью мёд медузы –
Так и не раскрыв вовеки рта –

Сантехник чистотел
Кузьма о водопроводе

- Мы пьём из одного водопровода –
Дно города – стальной орган Невы –
Летит вода в открытый рот народа –
Врывается потоком синевы –

Водопровод – невидимый и близкий –
Движение – и катится вода –
На масляные миски и редиски –
Симфонией подземного труда –

Летит вода напористо и тупо –
Молекулами чувствуя пожар –
Из-под земли – где трубы среди трупов –
Замученных в болотах каторжан –

Кузьма дарит

Дарю тебе безводный рай –
Беседку – грядку и сарай
И золотую лейку –
И ржавую копейку –
Теперь живи – копай и лей
И о свободе не жалей –

Кузьма о дыме

Дымок рисует замок –
Но голос мой замолк
Его не слышно в залах –
Он словно занемог
Возьми в залог мой замок –
Повесь скорей замок
Чтоб с севера на запад
И с юга на восток
Шёл на воздушных лапах
Рисунок и дымок –

Кузьма о Египте

Звезда – фигура из Египта –
Пересеченье пирамид –
Была ограблена Элита –

Была война зерна и крыс –
Зерну пришли на помощь кошки –
И фараоны взвились ввысь –

Но крысы грозные воры –
Они удрали из Египта –
Зерно сожрав во тьме норы –

И до сих пор мне снится сон –
Что я хватаю крыс проклятых
И посылает фараон
На помощь мне – котов крылатых –

Кузьма о театре

Тираны Театра
Тревожат страсть –
В тумане мощном
Гуляет стая
Слепых актёров
Их гонит власть –

Мы все актёры
Слепого дня –
В тумане мощном
Сквозит значенье –
Когда с Земли
Поднимаю я
Окурок сталинского свеченья –

Кузьма в саду затмения

Слава тебе медлитель –
Видящий темноту –
Образов сочинитель –

Вечный искатель лиц
В грозном саду затменья
Всех цветовых убийц –

Слава тебе слепой –
Путник в стране холодной –
Благо тебе святой
В чёрной ночи свободной –

Кузьма в поле пустоты

Мне тесно в поле пустоты
И чувства – что печалью живы –
Не взять под крылья доброты –

По праву тишины небесной
Разоблачённая страна –
Ты смотришь в зеркало одна
Свет золотой над чёрной бездной –

Кузьма в пути

Поезд в поезде –
Ветер в окне –
Холод в холоде –
Осень в весне –
Сон во сне –
Солнце в солнце –
А вечером
Свет в окне
На земле
Обесцвеченной –

Кузьма в хороводе

В телесной тяжести жар небесный
Я гений истины неизвестной –
И что я значу – то знает бог
Я много жаждал и мало мог –

Исчерпан воздух –
Разрушен купол –
По сердцу ходят
Живые куклы –

Надменный всадник –
Теряя власть
Стремится в будущем не пропасть –

Не знает прошлое о прощенье
И жизнь в беспомощном освещенье
И вечно тянется хоровод
Горячих вод
И холодных вод –




Кузьма вспоминает

На акварельке той туман –
И дальний берег и равнина –
Не помню ни цветов – ни линий –
Я подарил тебе обман –
Но что ж – и я обманут был –
И те другие акварели
Уже давно окаменели –
Но я их цвета не забыл –
Бывает – капелька-капелька
Роняет колокольный звон –
Подаренная акварелька
Просвечивает с двух сторон –

Кузьма о свободе

Баррикада – ограда свободы –
Тирания с любой стороны –
Наважденье строительной моды –
Сквозь которую трупы видны –

Кузьма на регате

- Парус синий – Парус красный – Парус голубой –
Разошлись мы в день ненастный – милая с тобой –
На дорогу не присели – чтобы боль унять –
Разошлись – и не успели ничего понять –
Лишь всегда мне светит ясно – и летит со мной –
Парус синий – Парус красный – Парус голубой –
И когда ты взвесишь горе на святых весах –
Разноцветным будет море в этих парусах –
И к тебе – с любовью ясной выбросит прибой –
Парус синий – Парус красный – Парус голубой –

Кузьма в цветной неделе

Я кукла – ты кукла – мы куклы –
Мы мягки – пластичны – округлы –
Я знаю тебя – ты меня –
Мы куклы – в разлуке ни дня –

Я кукла – возможны паденья –
Вот улица – карточный дом –
Мне снится цветная неделя –

Ты помнишь – ты кукла – ты сон –
Вот улица – окна и двери-
За ними подсвеченный звон –

Я кукла – ты кукла – мы дети
Прошедших столетий – Для нас
Цветная неделя при свете
Стеклянных и собственных глаз –

Кузьма о любви

Лицо Наташино накрашено –
Она стареет с каждым днём –
А мне не страшно – жизнь неряшлива –
И мы неряшливо живём –
И кто из нас уже не спрашивал –
Зачем меняется лицо –
Зачем сверкает дочь Наташина
На светлой свадьбе под венцом –
Кто эту музыку вынашивал –
Кто был незримый – словно дым –
Забыл о красоте Наташиной
И отдал душу молодым –

Кузьма на трамвае

Расступилась улица со звоном –
Стрелка передвинулась  - со стоном –
В городе пустом и полусонном –
Царствует мой бежевый трамвай –
Поворот – и на углу весёлом –
В воздухе повисло слово – Ай –
Там перевернулся переулок –
Полетели миллионы булок –
Поскользнулись миллионы ног –
Там – она упала – видит бог –
Там – и я – подружку обнимая –
И она – с отчаяньем вставая –
Увидали краткий хвост трамвая –
Покидающего смехом нас –
Там следы моих остались глаз –
В тех глазах – презренье и надежда –
Там я – вероятно – жду и между
Разочарований и удач –
Там я поднимаю зло и нежно
Женщину – упавшую и плач –
Станут ли любимые врагами –
Но трамвай мой движется кругами –
Звонкий раб неколебимых рельс –
Город узнаваем – он не лес –
- Вырвалась любимая на волю –
За границу уличных путей –
Поворот меня встречает болью –
Умерших и праздничных людей –
Мой трамвай ползёт – он весь изруган –
Путь звенящий – колесо в крови –
Счастлив тот – кто выйти смог из круга –
Города – трамвая и любви –

Кузьма о механике

Бой часов – сознание
Бой часов – игра людей –
Чувствую страдание –

Понимаю бой часов
И теряю каждый час –
Душу спрятав на засов –
Как любой из вас –

Я повторяю бой часов –
Один – два – три – четыре – пять –
Но среди птичьих голосов
Весов ветвей не сосчитать –

В часах моё незнание
Всех механических аллей –
Летит моё сознание
Как обезьяна без ветвей –

Кузьма о горбуне в горах

- Горбун в горах – гортань органа
– он жил – он природе внял –
С развязностью хулигана
– он ловко скачет по камням –
Он крикнет громко – Я горбатый
– и горы отвечают – Да –
- И грома дальнего раскаты
– и вниз летящая вода –
- Горбы – горбы кругом покаты
– рабы венчаются в цари –
Горбун в горах – Земля горбата
– Мы – твари вечные твои –

Кузьма о границах пустыря

Пришла роковая граница печальных страниц пустыря –
Иссохла святая водица на чёрных губах упыря –
Сейчас перейду – или кану –
Но главное – это начать –
И даже канкану капканов
Меня не заставить молчать –
Наш путь до беззвучья прозрачен –
И где ты – начало пути –
Узнает ли путник – что значит –
Звучать – это значит идти –



Кузьма Гудков к любимой

Сними с лица отметки сна
– гримасы зла убавь – отрава –
Ты видишь – чёрная орава грачей
– На улице весна –
О – как мне горек твой уют
– твоё изведанное тело –
А там на улице поют
– и любят весело и смело –
Весна в окне – чужая слава
– а кто вернёт мои права –
И я в глазах твоих – отрава
– читаю горькие слова –

Кузьма почти умирает

Когда я убежал в Тракай –
Уже весна пришла в тот край –
В тот рай и ад слепого бегства –
Пустого сердца без отца –
Весна – смогу ли отогреться
В Тракайском замке до конца –
Тот узкий деревянный мост –
Заполненный литовской свадьбой –
Казалось – мир жесток и прост –
И я подумал – убежать бы –
Душа ходила вверх и вниз –
Как старый мост с прогнившим краем –
И я не знал тогда в Тракае –
Отец не умер – Вышел из
Боли – Мир неумираем –
И появился тот – живой –
Громадный и зеленокрылый –
Наш вечный мир с одною силой –
С одною верой и судьбой –

Кузьма вспоминает
Память – ты и пытошная щель –
Память – ты и золотая жила –
Кружево промчавшихся вещей
Кружится и призрачно и живо –

Память – мёртвый хор живых людей –
У которых на губах отмщенье –
Дикое вращение вещей
Требовало перевоплощенья –

Память – я тебя не обойду –
Как не обошёл двоих в тот вечер –
Улица – вот странники идут –
Дочь с отцом плетутся мне навстречу –
Монолог Моисея
       Пророк

- Куда корабль ведут евреи –
- Туда где золото и ночь –
- Уже не веруя – но веря –
- Что смогут бога превозмочь –
- Уже не веруя – но странно –
-Свой вечный продолжая путь –
- В ковер из тысячей обманов –
- Желают землю завернуть –
- Еще не ведая – что сами –
-Не веруя и не любя –
- Не для других готовят саван –
-А только для самих себя –
                 ***
- Волна ударяет о борт –
- Да здравствует Ботик и Петр –
- Черт крестит ночной эшафот –
- Да здравствует Ботик и Петр –
                 ***
- И пасечник лживый в пчелиных укусах не выживет –
- И лодочник рыжий в уключину старую выржавеет –
- Но житель подземный смеется – я выживу – выживу – выживу –
- Цветами – травою пробью мостовую булыжную –
                 
Монолог вора в законе.

- Я сыну дам собачье имя –
- Я сына Рексом назову –
- Пусть мой щенок  зубами злыми –
- Дорвет –что я не догрызу –
- Когда он станет вор в законе –
- То этим помянет отца –
- И буду вечно я спокоен –
- За когти Рекса молодца –
- И я скажу ему у гроба –
- Ты станешь как и я – изгой –
- Живи мой Рекс – хватай за горло –
- Того кто бьет тебя ногой –
             
               
                 ***
- Какая свитка была  у Светки-
- Как-будто слиток из всех рассветов –
- Из красных ниток – из синих веток –
- Мужчины свитой бегут за Светкой –
- А Светка с виду глупей наседки –
-Но слита с ветром навечно Светка –
- Покуда свитка пылает светом –
- В апреле светлом –


                    ***
- В богу помощь осенняя полночь –
- В шубе сумрачной стыну как волк –
- Раступисб вся бездарная сволочь –
- Наступай долгожданный восторг –
- Ну а если н кончится полночь –
- И неправда пойдет через край –
- Веселись победившая  Сволочь –
- и всю жизнь у меня забирай –
                   
                     ***
- Загорись окошко-крошка –
- Появись на небосклоне –
- Одиноким огоньком –
- Падаю ломаю ребра –
- И ползу к тебе тайком –
-  Крикнет девочка и кошка –
- Небоскреб на небосклоне –
- Убежит в одно окно –
- Так из многого в немножко –
- Перебраться нам дано -
           
  Кузьма о поэзии

В синем озере живёт поэзия –
Поздней осенью – в листопад –
Солнце светит уже невесело –
Волны плещутся невпопад –
Рифмы светятся – словно камешки –
На зелёном и вязком дне –
Неужели ты здесь останешься –
В синем озере – в тишине –

Кузьма убеждает

Из золотых запасов сна –
Приговорённого к забвенью –
Встает грядущая весна –

Зачем во сне мне этот свет
Цветенья мглы среди пустыни –
Когда во мне движенья нет –

Предвосхитив наш тяжкий путь –
Явись – весна – в начале жизни –
Иль лучше никогда не будь –




Кузьма о звёздах

Я видел звёзды – в час – когда не спится –
Когда нам трудно – сердце не согреть –
Когда земля – как бешеная птица
Стремится к светлым звёздам улететь –
Когда есть в мире пальмы и берёзы –
Когда скучаешь о добре и зле –
Когда летят к нам каменные звёзды –
- Но что они увидят на земле –

Кузьма о Персе

Смотрел спиною Авдали
И взгляд его мне был понятен
Над скатертью из винных пятен –
Он был ничтожеством вдали –

Но эта грустная спина
Струна какой-то древней песни
Есть в человечестве вина
Непонимания болезни –

Я был готов – в конце концов
Признать – что он тих и тонок –
Не повернулся вдруг лицом
Невероятнейший подонок –

Кузьма думает

Как мне не ясен это свет –
Чтобы войти в него сейчас –
Как мне всё ясно – зренья нет –
Ночь многоцветна – День всебыстр –
И так мне виден ход земли –
Как мне не ясен дивный смысл –
Пропал повсюду воздух-цвет –
Я так люблю цветной туман
Сквозь географию газет –
Как мне не виден мир сейчас –
Я задыхаюсь в темноте –
Удушье зренья – голод глаз –
Удушье пенья – город сна –
Где ищет голос – воздух-звук –
Но всюду музыка одна –
Один на свете светлый круг –
Венец цветения – весна –

Кузьма Гудков коммунист

Доктор – я сорвал себе голос
Не спиртом – а лаем –
Потому что я пёс – и мой плач несмолкаем –
Задыхаюсь от ярости –
Рвать на части готов
От бессовестной яркости
Разноцветных скотов –
В этом стаде халдеев –
Барменов – валютчиков –
Грязных сучек – альфонсов
И перекупщиков –
Задыхаюсь в бессилии –
Как привязанный зверь –
Если веришь в Россию
Верю – верь –
За прилавками наглые –
За стойками голые –
Не прикрытые совестью
Люди торговые –
Как фальшивые гири – обман и цинизм –
Перевесили социализм –

Вот торгаш – мелкий бес –
Морду скрасила мода –
Ежедневный обвес
Трудового народа –
Вот утильщик-балбес –
Хлам минувшего года –
Ежедневный обвес
Трудового народа –
Вот буфетчица без
Тени женского рода –
Ежедневный обвес
Спекулянтского сброда –
Ежедневный обвес
Трудового народа –
Ежедневный обвес
Не вмещается в цифры –
Это ловкие люди У чёрных дверей
Только верю –
Что правда
Пройдёт через рифы –
Верю – верь –

Кузьма на Амазонке

Там такие цветы на берегах Амазонки
Там зелёный свободный сад
Там коричневые стройные девчонки
Вам покажут загорелый зад –
Покупайте билет на пароход –
Покупайте – Вас Амазонка ждёт –
Я читаю иностранную рекламу –
Как посланье внеземной страны –
Амазонку на картинке вставлю в раму
Рядом с белой фотографией Луны –
Покупайте билет на Луноход –
Покупайте – вас Луна на небе ждёт –

Кузьма в Бухаре

Лавка бухарского еврея –
Вблизи мечеть Биби-Ханым –
Десять веков на солнце прея –
Торгует Хаим Эль Бегим –
Лавчонки 200 раз сгорала
И прогорала 300 раз –
Десять веков деньга сверкала
В ладонях чёрных как сейчас –
Фундамент прочен –
Мир порочен –
Но это всё-таки шедевр –
Лавчонка – маленькая точка –
Песчинка умерший – пещер –

Кузьма и Бекова

Безликая Бекова Рита
Жирна – но совсем без боков –
Мужчинами всеми забыта –
Пошла на базар дураков –

И Рита кричала при этом –
Подбросив рукою пятак –
Дурак должен зваться поэтом –
Какой же поэт не дурак –

И странно – но ей подфортило –
Достала себе мужика –
Совсем по дешёвке купила
Известнейшего дурака –

Смотри – удивляйся на диво –
Любуйся и смейся – народ –
Как Бекова – Минина Диму
На медной цепочке ведёт –

Кузьма о Скорине

Как ветвь Франциска Скорина –
Шумела Валечка Скорина –
Но вот беда – она скотина –
А предок – это старина –



Кузьма лжеисторик

Дмитрий лживый – о –Лжецаревич –
Дрожит корона – бежит удача –
А Новодевичий сырой от плача –
Великий Дмитрий – не просто Дмитрий –
В цветной палитре от самозванства –
Ты в каждой рюмке – ты в каждом литре
Хмельного царства –
И пляшет Митька в пустой бутылке – в рубахе красной –
Свистит на дудке боярам разным
На месте лобном – как на любовном –
Измазан краской –
И дикой пляской той шутовскою народ утешен –
Люблю – не скрою – я эти танцы – как сок черешен –
В годину злую – царевич Дмитрий –
Ты муки принял –
Вонзали вилы тебе под сердце
И в громе брани тебя подбрасывали на сенце –
Тебя казнили – себя спасали –
Тебя убили – а сами – сами –
Все также лживы –
Все также в сале свиной наживы –
Убит царевич – прикончен лживый –
Молва в народе – Палач фальшивый –
Молва в народе – но осторожней –
Что Лжедмитрий не тот – а ложный –
И лжива плаха – и лживы люди –
Фальшивы чувства – фальшивы судьи –
И лжесвященник – и лжестаруха –
Лжесправедливость вплетают в ухо –
И в левом ухе – вертясь и силясь –
Выходит справа как справедливость –

Кузьма в Абхазии

Музей абхазского оружия –
На окнах бронзовые кружева –
Но не осталось ничего от ржавых ружей
Только мужество – в музее зримее всего –
Да – пуст музей – В нём нет материи –
Давно в сражениях утеряны –
Кинжалы воинов страны –
Но только в душах не развеяны –
Легенды древней старины –
Нагие стены переполнены –
Годами – битвами и войнами –
Грохочет волнами прибой –
Музей абхазского оружия –
Музей традиции и мужества –
Музей любви к стране родной –
- Спокойны Гагры полусонные –
Краснеют пляжи обнаженные –
Жара и зной царят кругом –
Музей абхазского оружия –
На окнах бронзовые кружева –
И два кинжала под стеклом –

Кузьма о Герое

Стекает кровь из тела горячо –
Смешались раны с бронзою загара
И сломанное – гордое плечо
Повёрнуто для встречного удара –
Но тень героя
Ушла в лицо
Своей смерти –

Кузьма в страхе

В пору обугленных – взорванных высей –
С неба упал алюминиевый бог –
С тенью холодной у жаркого входа –
Ужасом солнца покрыто лицо –

Кузьма о чёрном и белом

Странник движется –
Мелькает колоннада –
Белым холодом
Рассечена средина лета –
За ночь выросла
Ограда сада –

Небо пасмурно –
Неведомый кораблик
Пробегает по седому
Краю моря –
В синем воздухе
Уже застыли капли –

Странник движется
И странно ему видеть –
Посредине лета снег –
И лица посинели –
Господи – дай
Близких не обидеть –
Выпал снег
И негры присмирели –

Кузьма в новой природе

Разочарован я в красном заборе
В белой свободе –
Осточертело мне серое море –
Карлики – кролики в новой природе –

Кузьма вымышляет

Пусть нами вымышлено лето –
Но камнем выложена грудь –
Пусть много выпущено света –
И всё ж не выращена суть –

Мир в расхожденье нам предсказан –
Неверность зреет возле нас –
И отдаляясь с каждым часом –
Я понимаю каждый час –

Кузьма о надежде

Чего боится моя надежда –
Одежда рваная небытия –
Определённая словом – между –
Маяк мерцающий – это я –

Она боится – что в сад твой нежный
Ворвётся ветром степной мятеж –
Чего боится моя надежда –
Она боится чужих надежд –

Кузьма и перевёрнутые самолёты

Перевёрнутые самолёты
– обольстители черепах –
Словно черти летят пилоты
в мягких шлемах на черепах –
Всё подвластно любви и зелью –
И под ветер подставив грудь –
Обольстить невозможно землю –
Но возможно перевернуть –

Кузьма о деревьях без веса

Пропадают деревья без веса –
Снова душу сжигает живая гроза –
Электрический дождь обжигает железо –

Снова осень –
Окно прозревает дождём –
И я вижу – в окне вырастает ограда –
Вырастают деревья –
Чего же мы ждём –
Поднимаясь в испуге над пропастью сада –


Кузьма о пустой странице

Страница – страница – страна
Бела бесследна и бесцветна
Как пропуск в пропасть не видна
И неизвестностью бесценна

Кузьма спрашивает

Я год грядущий – день и час
Войны от мира не отъемлю –
Я спрашиваю – кто спас
Или спасёт больную землю –

Кто спас безвинный зимний сад
От воли алчной дровосека –
И тот прозрачный спектр света
От механических громад –

Кто спас от низменных объятий
Нагую женщину в ночи –
Кто спас сестёр моих и братьев –
Сгоревших заживо в печи –

Кто спас начало от конца –
И не собрал их воедино –
Кто спас безногого отца –
Ведущего слепого сына –

Когда звезда моя взойдёт –
Умрёт цветущий и поющий –
Я – год грядущий – но и тот
Ещё не назван год грядущий –

Кузьма пироман

Пожар сжигает всё до тла –
Оставив пепел только –
Но ярким пламенем светла  -
Горящая постройка –
Не отвести безумных глаз от яркого сиянья –
Ведь в жизни можно только раз – сгореть до основанья –

Кузьма пьёт ром

Острова любят делать ром – ром кубинский и ром яванский –
Если с ними ты не знаком – не узнаешь тогда вовек
Запах водорослей океанских –
Воздух горных озёр и рек –



Кузьма исчезает

От тёплого воздуха
В мире и в комнате и в темноте
Болит голова и луна
И в мире и в космосе и в тесноте –

Я больше не смею великую даль осязать
И образ менять – избегая пространство –
Верни же мне – господи – дар исчезать – исчезать –

Кузьма уплывает

На кого глядишь – речка Оредеж –
Многоцветна ночь и тиха –
Лишь звенит печаль в синем холоде
Вертикальной строкой стиха –

Надо лодку прочь повернуть веслом –
Колдовская ночь – ты молчишь –
Пусть меня скорей в тишине несёт
По густым волнам речка Оредеж –

Кузьма о счастье

Не знать – вот счастье – вот весна –
Не знать надежды и обмана –
Не знать – что поздно – и что рано –
Не знать – где доблесть – где вина –

Не знать и не сопоставлять
Себя с другим – другого – с миром –
Быть – и не быть – но стать кумиром –
Которого не должно знать –

Не знать – не видеть – не любить –
Но жить без трепетной боязни –
Был или не был – быть – не быть
В начале жизни – после казни –

Кузьма пловец

Три километра от прибоя
– три километра от земли –
Три километра – это море
– где могут плавать корабли –
Вода массивна и весома
– волна темна и холодна –
И – как-то чувствуешь особо
– всю черноту морского дна –
Три километра от прибоя
– три километра от земли –
Так лучше рисковать на море
– чем захлебнуться на мели –

Кузьма о грозе

Бурелом – прошёл далёкий гром –
Спят кругом разбитые деревья –
Только тихо веет холодком
После грозового суеверья –

Скрипнет перевёрнутый паром –
Крикнет словно женщина деревня –
Облако багровое углом
Понесёт в простор павлиньи перья –

Панорама – даль – пространство – связь –
Где ты – прежний мир –
Ты просто не был –
Перспектива неба пронеслась –
Небо обрело иное небо –

Кузьма в Таллинне

Утоли мои печали Таллинн
Разными форматами души
Возле Ратуши –
Где бог оставил
Для эстонца медные гроши –
Таллинн в разномерности пространства
В звучной заколдованности ног
Таллинн не родился – но остался
С теми – кто забыть его не мог –

Кузьма на каруселях

Не знали мы – но сели
Не ведая беду –
На эти карусели
Летящие в саду
Безумья бред рассеян –
Как холод по весне –
Ах – эти карусели –
Летящие во сне –
Теперь не до веселья
Пора бы отдохнуть –
Летите – карусели –
Скорей куда-нибудь –

Кузьма о водопаде

Заманчиво единоборство –
Когда широкий водопад –
Сметает прочь твоё упорство –
И ставит тысячи преград –
Запальчиво и неумело –
Глотая воздух на бегу –
Ты в водопад вступаешь смело –
В его бурлящую пургу –
Ты знаешь это не крушенье –
Не ураган – а водопад –
Но устаёт душа в круженье –
Отбрасываемая назад –
И только музыка азарта –
В преддверье счастья и беды –
- Сегодня действуй – думай завтра –
Идущий в сторону воды –
Идти к началу зарожденья –
Воды – срывающейся вниз –
Её противиться движенью –
И захлебнуться словом Жизнь –
К себе глаза свои приблизить –
Чужую позабыть вину –
Сквозь синеву воды увидеть
Иную синь и глубину –

Кузьма в Москве

Плач от радости –
Плачь от боли –
Вечный плач –
Пригорюнился по неволе –
К эшафоту идя – палач –
Кто-то радость покажет –
Кто-то слёзы прольёт –
Чья-то молодость ляжет
На пустой эшафот –
Тихо – Тихо – Ни звука –
Но суров и остер
Скоро утром со стуком
В жизнь ударит топор –
Но пока ещё нету
Этих злых неудач –
Плач несётся по свету –
Плач – плач –

Кузьма о музыке парусов

Мне понятна музыка весов –
На окне мучительно мерцают
Занавески мёртвых парусов –

Замкнут двор и дом и даже время –
Три квадрата –
Три кольца –
Три сна
Окружили всех и стали всеми –
Это вертикальная весна –

Кузьма спрашивает

Кто скатывает с неба свет –
Сегодня краски огнецветны –
Вчера темно – а завтра нет –

Сегодня – завтра и вчера
Три измерения палитры –
Вся жизнь от краски до черна
На острие безумной бритвы –

Кузьма на охоте

Зло вращает оком
Недобитый сокол –
А над ним в три гривы
Наклонились кони –
Ветерок игривый
Над конями стонет –
Сокол – сокол быстрый –
Что за глупый выстрел
Или больше силы нет в тебе отныне
Или купол синий
Перестал быть синим
Или хочешь сокол
Вместо сердца стружку –
В доме аксакала
Станешь ты игрушкой
Не рвануться воле –
Не рвануться силе –
Слишком много боли –
Слишком много пыли –
Палкою припёртый
На земле холодной
Пойман сокол мёртвый
Навсегда свободный –



Кузьма в полёте

Плыву по ночи –
Касаясь мечтою дна –
Так путь короче –
Плыву по небу –
Касаясь сырой земли –
Так и пребуду
От вечной вражды в дали –

Кузьма о рождении

Были ангелы грубые – сильные –
Сплетены в мощных крыльях и вот
Я услышал слова справедливые –
Что упали с горящих высот –
Тот кто вымыслом вымостил улицу
И застыл у холодных ворот –
Кто в надежде родился – тот сбудется –
Кто родился в безверье – умрёт

Кузьма о сомнении

Тот – кто лишен воображения –
Тот не страшится ничего –
Вся жизнь его одно скольженье –
Он принимает всё как есть –
Не разговаривая с богом –
А мне страшна иная весть –

Кузьма в бездне

Мне так понятен это взгляд
Зеленокрылого тумана –
В обломках сломанной травы –
Безумье бездуховной бездны –
О страх беззвучной стороны –
Где я невидимое видел –
Но возвращаться бесполезно –
Земные неприступны рвы –

Молитва Кузьмы

Дай мне Господь – А может быть ему –
И за него честней просить у Бога  
Дай нам Господь – а значит никому –
Дай мне Господь неразличённый шум –
В глуши вершины невидимого сада –
Дай виденье – мне веденья не надо –
Дай зрение в проникновенье дум –

Кузьма помнит

Я помню
Крушение помню –
И кони
И корни в огне –
Похожи на отсветы молний –
Которые гаснут во мне –


Кузьма о голубях

Снова холодно в мире
– Снова черствы сердца –
В самом светлом эфире
– не увидишь лица –
Снова в мире морозно
– Голубь мой на лету –
Чертит воздух и звёзды
– уходя в темноту –
Голубиная стая
– Голубое крыло –
Глубина нарастает
– но в грядущем светло –

Кузьма в море Лаптевых

Евреи Прибалтики сильная масть –
Но ходят по морю сёстры с братьями –
Вся страна моя – море Лаптевых –
Но не так уж много пустоты
В окне и каменном мешке –

Кузьма о кресте и жесте

Каждый шорох-
Каждый треск –
Вот мой враг
И Вот мой крест –
Каждый жест
И каждый крик –
Вот мой крест
И мой двойник –

Кузьма о кино

Как чёрно-белое кино –
Стареют улицы и скверы –
Но то что создано давно –
Не потеряю юной Веры –
Живут во времени ином –
Златые львы – глядятся в воды
И вспоминаются потом –
Златые годы –
Я верю молодость мостов
А не в столетья –
Я верю в молодость холстов –
А не в бессмертье –
Не верьте вечности – она
Пройдёт как вечер –
Но верьте Вечеру
Прекрасному как вечность –

Кузьма в чреде нравоучений

Когда чреда нравоучений
Из тысяч очевидных книг –
Уступит свету откровений
И Бога спросит ученик –
Зачем так много лет напрасных
Я повторял слова других –
Не понимая знаков ясных
Не знаю – скажет Бог-старик –

Кузьма в красных цветах

Старинны липы весеннего сада –
Живая ограда из красных цветов
И гроздья звенящие светлого града –
Летящие с мокрых дрожащих листов –
Лицо твоё чистое – быстрое было
Тебя словно ветер по саду понёс –
И розовой яблони нежная сила –
И грустная радость кристальных берёз –
Ты быстро и жадно сплеталась с ветвями
Навек оставаясь в зелёном саду –
Бросаясь цветами – стихами –словами –
Но знал ли тогда я что снова приду
К старинным деревьям весёлого сада –
К весенней ограде из красных цветов –
К сверкающим гроздьям холодного града
Летящим с дрожащих и нежных листов –
Я знал ты в деревья в зелёных и белых
Я знал ты давно превратилась в цветы –
И соком вскипала в плодах недозрелых
Навеки осталась во власти мечты –
Ты вновь наводнила аллеи пустые –
И мне показалось в весеннем саду –
Что ты меня манишь ветвями густыми –
И понял что снова сюда я приду –
К старинным деревьям весеннего сада –
К нежнейшей ограде из красных цветов –
К сверкающим гроздьям холодного града –
Летящим с дрожащих и мокрых кустов –

Лицо Кузьмы захвачено жарою

Черна ли ночь чертей –
Скорей она светла –
Верней она светлей –
Чем чёрная метла –
Мартышка без ветвей –
Вечерний стихомол –
Чернуху чертежей –
В поэзию возвёл –
Значками черноты –
На поле пустоты –
В объятьях тесноты –
Растут его цветы –

Кузьма о тайне

Не время ждать – Уже ворота
Распахнуты для всех воров
И с тайны снята позолота
Уже раскрыт секрет стиха
И стая воронов холодных
Кружится в поиске греха –

Кузьма о куличе и червяках

- Что же ты бабушка для птиц кулича жалеешь –
Она отвечает –
У них уже червяки есть –

Смерть чеснока

В этом доме жил чеснок
Или Слава Чесноков –
Мяса рваного кусок –
На асфальте красный сок –
На балконе – где песок –
Грязный штопаный носок –
Плачет женский голосок
У Виска наискосок –
Ах – зачем же ты Чеснок –
Совершил бросок свой в срок
- Задыхается Чеснок – словно ржавый лепесток –
А в душе всё прыг да скок –
Всё на Запад – на Восток –

Кузьма о Весне

И ты уезжаешь родная
От холода – от сумрачной осени
К вершине сверкающей
И падают птицы на землю
От голода и люди спускаются
Весной расцветающей –
Там вишня китайская
Или груша японская –
Там вешняя хижина
В облаке рисовом –
Там пахота майская
Чёрная – плоская – под красным
Пергаментом в цвете метисовом –
Кузьма улетает

О – птичий Господь –
О – воздушная мать
Зелёная ночь
Равновесье деревьев
Пора забывать –
Пора разделять
Пора улетать
От земного безверья –

Кузьма о России

Смотрят в небо волки
Ждут от звёзд ответ
Снег валится колкий
Глушит лунный свет –
Я люблю Долину
В голубом снегу
Там где волчью спину
Ноги сберегут –
Где Россия царство
Где судьбу вершит
Белое пространство
Родина – души –

Кузьма в зелёной ночи

Вершины деревьев
Сплетенья ветвей
Смешенье
Сомненье свободы без воли –
Живое волненье
Страна без людей
Вершины деревьев
Тревожная речь –
Зелёная ночь
Освещенная солнцем
Где вечно любимый
Безумствует смерч

К.Гудков о потолке

- Глазами – как голодной –
Плетью в пустой
Ударив потолок – Я
Первую – вторую – третью
Мечту замаливал – как мог –
Но из пустого абажура
И золотого потолка –
Вниз не спустилась радость – Дура –
Лишь улыбалась мне слегка –
Кузьма в Боливии

Здравствуй Боливия –
Здравствуй – не имбрионом в растворе –
Гулким расстрелом в просторе –
Воздухом странствий в пространстве –
Выпью ли воздух палящий –
Стану ли птицей парящей –
Я над собою надстрою
Купол свободы пьянящей –
Всё же я этого стою –

Кузьма – гений неудачи

Нет у меня дачи
– Я гений неудачи –
Я не постиг вязания
– Я гений невезения –
Душных цветов розария
я не стригу и баста –
Цепью меня связали
– но я не цепная каста –
Если мурлычет гибель
– Ты не осилишь последнего дюйма –
Я гений надежд Бескрылых –
Я жажда в песчаных дюнах –
В детских ушах моих ругань –
Юность – как нож остра –
Бедность – моя подруга –
Горечь – моя сестра –

Кузьма о звере

Когда звезда моя взойдёт
Умрёт цветущий и поющий
Я год грядущий – но и тот
Ещё не назван год грядущий –

Я в речке огненной плыву
Перегрызаю горло зверю
Я в бога верил наяву
Я и во сне в него поверю –

Песня  Кузьмы

- Парус Синий-
- Парус Красный –
- Парус  Золотой-
- Разошлись мы в День Ненастный-
- Милая с тобой –
- На Дорогу не присели –
- Чтобы Боль унять –
- Разошлись и не успели –
- Ничего понять –
- Лишь всегда мне светит ясно –
- И летит со мной –
- Парус Синий-
- Парус Красный –
- Парус  Золотой-
- Пусть пройдут Печаль и Горе –
- Пусть в твоих Глазах –
- Разноцветным будет  Море –
- В этих Парусах –
- Пусть к Ногам твоим прекрасным –
- Выбросит Прибой –
-  Парус Синий-
- Парус Красный –
- Парус  Золотой-

Кузьма у Пруда

- Скользили Лебеди в Пруду –
- Отчаяньем звеня –
- Ты вдруг сказала – я пойду –
- Навек забудь меня –
- Что ж ты уйдешь –
- И я уйду –
- Не вечен Жизни  Плен –
- Но вечны Лебеди в Пруду –
- У Монастырских Стен –

Кузьма о розовой Розе

- Была ты Музыкой  морозною –
- Звенела – но не замерзала –
- И розовою дикой  Розою –
- Ты Лепестки  как Пальцы сжала –
- И новое твое  Рождение –
- Нам не раскрыло  Имя  Тайны –
- Оставив Миру  Наваждение –
- В Осколках Женщины  Хрустальной –

Знамя Цирка

- Не ловкий  Фокусник –
- Не Клоун –
- Не черный Ворон – Конферанс –
- Мне цирковой приснился Гомон –
- И Акробатки  Реверанс –
- Она усталая – как Птица –
- Трапеции живой Дитя –
- Способна жить или разбиться –
- Но лишь под Куполом летя –
- И меркнет Фокусника  Тайна –
- Перед таинственностью той –
- Летящей Женщины хрустальной –
- Над всею  Тяжестью Земной –


Кузьма в Индии

- Вились Змеи –
- Бились Бивни –
- Зрели Тайны –
- Лились Ливни –
- Индия – Страна Чертей –
- Бесов – Ведьм –
- Но не Людей –

Кузьма в 68 году

- В 68 году –
- Повстречал я на Беду –
- Ведьму  Белую в Саду –
- Повстречал – но не найду –
- Никуда я не уйду –
- Никуда я не войду –
- С той Поры мы с ней в Аду –
- В  68  году –

КТО ДАЛ ШОФЕРУ ТРИ РУБЛЯ.
бЕЗДАРНЫЙ ВОДЕВИЛЬ КУЗЬМЫ ГУДКОВА.

Действующие лица:
Вася – скупщик из комиссионного .
Люся – его жена.
Грузин Гиви – сосед.
Сурен – друг Гиви.

Вася: Жена моя, я не рогат, и не похож ли на лося ?
Люся: Ах, Вася, скушай лосося или пирог для чая мятный.

Вася: Не заговаривай мне уши. Послушай, Люська, ведь и     впрямь меня жестоко                                
          ревность душит и прибывает не по дням.
          Я знаю, он водопроводчик и прошлой ночью как налетчик …

Люся: Нет, Вася, жить с тобой нельзя . тебе мерещатся то летчик, то закадычные друзья.
          Зачем вчера соседа Гиви ты черным кобелем назвал и две      полупудовых гири  
          Грузину бедному сувал. Гиви бедненький, нет мочи, как его   горе велико                                                                                                                                      
           и слышно  было   среди ночи он песню пел про Сулико.

Вася : Ну, Люська, негров я прощаю как братский искренний народ. Пусть наших
          девок совращая , нигер к идейности идет .Опять же , девки любят тряпки и деньги –
          молодость одна. Но ты встав на курьи лапки к грузину бегаешь, жена. А дядя мой-
          семьи любимец, пять лет в тайге рубил дрова.

Люся : Ах, тише, Вася, там грузинец твои фиксирует слова.
     
                  /КОМНАТА ГРУЗИН/

Гиви: Сурен, когда мы были дети, сапожник говорил Зураб, что там в России на «Победе»
          Лаврентий ловит толстых баб!

Сурен : Но Берия ведь был шпионом и трем разведкам продал лик, отъявленным      хаме-
           леоном он в сердце Сталина проник .

Гиви: Причем тут Берия , поносит   сосед великого вождя, а сам рога такие носит, что                
         Закрывают от дождя.

          / КОМНАТА СУПРУГОВ/

Вася : Людмила, что они бормочут?! Подлезь –ка к стенке , не гуди.
Люся : Они там по-грузински  квохчут, поближе к стенке подойди.

Вася: Ну, ладно, Люська, хороша ты ! Хотя не стоишь и гроша! Вчера мне приносили в
         скупку одну искусственную шубку, и я подумал, что она – не подойдет тебе жена.

Люся: Спи, Вася, выкинь дурь и в ус не дуй. Порядочна и безупречна твоя жена ./Вася за-
          сыпает/ .
          Ты спишь, холуй! Дремли и знай , что мне конечно  постыл твой !!!!!!!!!  
 


ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

1 сон – монолог Скупщика – Рогоносца.

Трави рогатых, Травиата! Какая горькая расплата от врага , на память получить рога!Невосполнимая  утрата покрыта трауром кантата, и тихо, тихо, как роса, звенят  рогатых голоса:
Я – спекулянт, мошенник, гад, но и меня  порою мучит тот факт, что я давно рогат и ночью грею тело сучье. Что скажут в скупке мне:
Ага, почем пришел сдавать рога? Актриса оперного театра заходит часто в магазин – я , как оценщик, без азарта, беру берлинский габардин. Материя недорога, но можно ей прикрыть рога.  Смеется, зубы молодые, златая мечется серьга . На голове стога седые, под ними  пышные рога. Пружинит полная нога, кому-то сотворить рога. Я – скупщик, мещанин и хам. Теряю счет своим грехам . Я покупаю жен сохатых, рогатым оставаясь сам. А Люська спит. Грузин перстнатый в Тбилиси едет по делам.

2 сон – монолог  Люськи.
Приснился ночью  Люське Пушкин , представить стыдно, голышом. Их встреча на краю опушки  произошла в лесу  большом . Он так  внезапно появился , гласит народная молва , потом безбожно матерился  и в рифму  складывал слова. Ах, Александр Сергеич, здрасте – сказала Люська торопясь . «Сударыня, какое счастье» -поэт ответил, матерясь. «Я здесь нашел свою усладу ,смотрю на пашни и луга. Читаю вслух Гаврилиаду , считаю на друзьях рога». Тут Люська прошептала робко : Живете от жены вдали. Поэт ответил: «Что ж, плутовка, ты мне заменишь Натали!  Ты живописна, как картина , как свежесть утренних цветов».
Но тут царица Катерина  вдруг появилась из кустов , деревьев дрогнули верхушки , ведь вдохновенен и крылат к царице повернулся Пушкин и произнес  отборный мат.
Проснулась Люська , плакать хочет , то был не Пушкин , а туман, то муж Василий среди ночи ругал грузинов и армян.

/ КОМНАТА ГРУЗИНОВ/

Сурен: Вставай же ,Гиви, не поспеем мы в ресторан , остынет хаш.

Гиви: Сурен, Сурен!  Не был ли ты когда в «Арагви»  и знаешь ли какой там хаш? Он даже хуже  сванских каш.

Сурен: Наверно там шеф-повар наглий, ему бы сделать бустурмаш!

Гиви: Когда лавровый лист продашь, то не забудь. Что тете Нани семь тысяч должен  к    
         январю отдать , сказав: благодарю.

Сурен: Меня ты , Гиви, обижаешь. Ты не отец мне и не брат. Я все отдам , что раньше  
            брал, меня напрасно задеваешь!

Гиви: Ах ты, я мать твою видал! Щенок, благодари, что в гости  ко мне пришел, а то ша-
         кал , свои бы кости – ты в коридоре собирал.

Сурен: Ну, шейна, дидац, могид хан! Прощай же ,Гиви! Будь ты проклят! Гори твой грязный балаган! Забуду навсегда порог твой.


Гиви: Постой, верблюд! А три рубля, что за тебя платил  в такси я ? Ведь знаю, что не     попроси я – ты б не отдав. Исчезнул. Тля.

 Сурен :  Нет, Гиви, ты получишь шишь, ведь и отец твой  нищим звался! Как ты в
               грузинах оказался?! Как по-грузински говоришь?!  Мне намекали :крохобор твой          
               Гиви , центровые девки. Однако, этот разговор ты,Гиви, выдумал про деньги.

Гиви : В такси сидели ты да я! А между нами грелась Мила. Вот у нее и спросим, милый,
           кто дал шоферу три рубля.

Сурен : А сколько ты ей, Гиви,  дал? Она свидетель несерьезный!

Гиви:  Молчи, Сурен, той ночью звездной, не только я с Людмилой спал.

/КОМНАТА  СУПРУГОВ/

Людмила : Ах, подлецы! Всё слышно мне! Как стены тонки! Я – несчастна! Не верь им , Вася: к той вине твоя Людмила непричастна!
                 Сказать по правде – это я дала шоферу три рубля! И в ресторане я платила , тво-
                 Ими, Вася, а не их! И виновата ль в том Людмила, что не продажна для чужих!


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Книга автора
Дары Полигимнии 
 Автор: Николай Каменин