Стихотворение «Посвящается Елене Бородиной 2»
Тип: Стихотворение
Раздел: Юмор
Тематика: Шуточные стихи
Сборник: Юмор
Автор:
Баллы: 120
Читатели: 1079 +1
Дата:
Предисловие:
Как-то незаметно собрался материал для ещё одной подборки дружеских шаржей.
Как всегда, публикуется по настоянию и благословению искренне почитаемого мной автора.



Посвящается Елене Бородиной 2

Ненаписанное

Ненаписанные письма
застрекочут по-сорочьи
и, мелькая белобоко,
улетят в далекий лес,
чтоб в терновнике колючем
петь звенящим многоточьем -
безнадежным, беспощадным,
бесконечным.
Бес…
бес…
бес…

Ненаписанные судьбы
разлетятся лепестками
неразгаданных ромашек
в нарисованной весне.
Безысходностью завьюжит
над волнистыми холмами:
«Не обнимет. Не полюбит.
Не забудет.
Не…
не…
не…»

Ненаписанные жизни
гениальным драматургом -
ожидающий событий
затянувшийся антракт.
И бормочут лицедеи,
рассыпаясь серой пудрой:
«Так случилось. Так сложилось.
Так бывает.
Так…
так…
так…»


Ненаписанные письма шепчут жаркими ночами
И, вторгаясь в полусонье, забирают души в плен,
Из разорванной бумаги возникают оригами,
Сценарист из зазеркалья  повторяет: «Тлен… тлен…тлен…»

Ненаписанные судьбы Повелителем созвездий,
Запечатаны в сосуде и залиты сургучом.
И кому-то и когда-то жизнь покажется возмездьем,
А кому-то – испытаньем, а кому-то – райским сном.

Нерассказанные жизни драматургов ждать устали,
Но когда-нибудь, наверно, подоспеет их черёд.
Предсказуемо кого-то утвердят на пьедестале,
А потом, вполне возможно, поведут на эшафот…



Четыре дня

Четыре дня блаженствовал июль…

Лилейностью закатного шифона
дышала ночь. Под вальсы патефона
звенел дуэт недремлющих кастрюль.
Дымился кофе с ломтиком лимона.

Четыре дня безумствовал июль…

Спалось тревожно палевой левретке.
Китайки перепутанные ветки
в окно стучали. Ветхий ридикюль
раскрыла туча, дождь роняя редкий.

Четыре дня безмолвствовал июль…

В тяжелые и влажные тенёта
гнетущей тишины тревожной нотой
вплетался стук рассыпанных пилюль.
Разлука пахла чаем с бергамотом.

Четыре дня блаженствовал июль…


Июль мне подарил четыре дня…

История могла бы быть банальной.
К соседу по квартире коммунальной
Посудой опрокинутой звеня,
Приехал как-то родственник брутальный.

Июль мне подарил четыре дня…

Варя себе в кастрюле макароны,
Он свинг лабал под звуки патефона
И, вид при том загадочный храня,
Копировал игру на саксофоне,

Июль мне подарил четыре дня…

Он вкус привил нам к чаю с бергамотом,
Ещё – к импровизациям. По нотам
Играть теперь не вынудишь меня.
Уехал гость к оставленным заботам…

Июль мне подарил четыре дня…



Гороховое

Опять переполох:
в разорванный мешок
просыпался горох
на семьдесят дорог -
и скачут скоморохами
истории с горохами…

Дурманит алый мак,
зевает львиный зев.
Уснула кое-как
средь взрослых королев
в густой траве нескошенной
принцесса на горошине…

Скатилась, горяча,
луна в чертополох.
С грибами, осерчав,
воюет царь Горох:
горстями щедро брошены,
летят-свистят горошины…

Рассыпался - ба-бах! -
горошком зычный гром.
«Осталась на бобах
гороховым шутом!» -
досадных мыслей крошево
изрядно огорошило…


Опять переполох:
В дырявые кули
Насыпали горох
И в город повезли.
И жаловались вздохами:
«Что взять с шутов гороховых?»

От маковых полей
Хохочет всё село,
И кто был чёрта злей,
Теперь им весело.
И маком припорошена
Заморская горошина.

С луной теперь беда:
Наелася грибов,
Такая лабуда
Теперь со всех углов.
Стоят хлеба некошены,
Виной всему – горошины.

Гульнувши в пух и прах
С похмелья ловим блох.
Остались на бобах,
Достал уже горох!
И было что хорошего
Теперь разбито в крошево.




Цветочек аленький

Горит свеча в уютной спаленке,
грустит за окнами туман.
Ты обещал цветочек аленький
мне привезти из дальних стран –

с тех пор среди осенней черни я
все жду обещанный мне цвет:
три лепестка – заря вечерняя,
четыре – маковый рассвет.

Но наяву все чаще чудится
беды запутанный клубок:
в плену завистливого чудища
томится трепетный цветок.

Слеза блеснет - тоска горючая.
Потянет холодом с реки.
И непогода – баба тучная -
развеет чудо-лепестки

по свету белому - сквозь терния
судьбе моей летят вослед...
Три лепестка – заря вечерняя,
четыре – маковый рассвет…

Когда была я ещё маленькой,
И посещала детский сад,
Мне про цветок какой-то аленький
Настырно врали все подряд.

И, забивая в память колышки,
Не милосердствуя ничуть,
Сливали в уши мне про Золушку
Душещипательную муть.

В сокрытых думах своих девичьих
Я представляла, как в окне,
Когда-нибудь Иван-царевича,
Верхом увижу на коне.

Но явь – иголками колючая,
Всё расставляет по местам.
«Слеза блеснет - тоска горючая» -
Тоска по аленьким цветам!

Одолевая жизни тернии,
Я детству грустный шлю привет…
«Три лепестка – заря вечерняя,
четыре – маковый рассвет…»


Август

Тяжелый шмель гудящий падок
на сладость тающего меда
в креманке тонкой. С толстых лапок
крупицы липового года

счищает. Горькою полынью,
нагретой солнцем, пахнет август.
И дед, сварив уху налимью,
зовет к столу. Дождя стеклярус

дрожит в узлах рыбачьей сети.
Плывет туман, пуглив и зябок.
И снова будит на рассвете
тяжелый стук созревших яблок…

Насколько запах летних трав густ!
И как пьянит собой природа!
Широким жестом дарит август
Бочонки липового мёда.

Надысь у деда Никодима,
С утра упитого в стеклярус,
Попали в сети два налима,
А он всё пел: «Украли парус!»

От яблок, бьющих по затылку
На мир всё шире угол зренья,
И, извиняюсь за ухмылку,
Всё нестабильней тяготенье.



Круговорот гвоздей

Щедро бросила рябина
кисловатых ягод гроздь…
У Ашота-армянина
от арбы скрипучей гвоздь

отвалился на закате.
Средь камней на мостовой
на глаза попался Кате -
шла девица за водой.

Алый клен хвостом павлиньим
колыхался на ветру…
Вот удача Катерине!
«Само знамо, приберу!»

Пригодился гвоздь! Недаром
пролила лучина свет -
Катя - ррраз! Одним ударом
не картину, а портрет -

пять на восемь, чуть помятый -
пригвоздила на стене.
Не золовки и не брата -
жениха, как мнится мне.

Увидав себя на стенке,
осмелел вдруг армянин -
преклонил свои коленки:
«Стань моей! И гвоздь верни!»

Снег веселый в белых шортах
бродит - вечный пилигрим…
Нынче свадьба у Ашота
и одной из Катерин.

Гвоздь - арбе. Ашоту, вроде,
сын достался через год.
Так случается в природе
всех гвоздей круговорот.

В глухоманистом посёлке,
В сердце северных равнин,
Поселился, палки-ёлки,
Экзотичный армянин.

Мастерам он был коллега,
Потому, в один из дней,
Смастерил Ашот телегу
И селян катал на ней.

И вот как-то, на закате,
Подуставши от трудов,
Армянин увидел Катю,
Ну, и втюрился без слов.

Кипятком  обдали мысли,
Страсть мгновенно обожгла,
От колодца с коромыслом
Словно пава Катя шла.

Как же к деве подступиться?
Что придумает наш гость?
И находчивый возница
Невзначай роняет гвоздь!

К слову, в этой глухомани,
Сроду не было гвоздей,
Ну, и если гвоздь в кармане,
То, считай, ты – богатей.

Катя быстро осознала,
Что сулит такой расклад,
В общем, свадьба та плясала
Много-много дней подряд.

У Ашота восемь дочек
И двенадцать сыновей!
На груди висит мешочек
С самым главным из гвоздей!


Отчаявшись, пьем чай...

Горчит гречишный мед, и липнет – липовый.
Клекочет квелый клест густыми всхлипами.
Шуршит послушно плющ, и, им обвитые,
Отчаявшись, пьем чай в саду под липами…

Жужжат шмели, кружась над георгинами,
Блестящий самовар ликует бликами.
Дурманит тмин и пахнет апельсинами.
Отчаявшись, пьем чай в саду под липами…

Луна льет млечный свет самозабвенно, и,
Озябнув ночью, звезды ежевиками
Упали с плеском в чашки тонкостенные.
Отчаявшись, пьем чай в саду под липами…

Оставив как-то домик свой под липами
Поехали в одну страну восточную.
Сидели в чайхане с крутыми типами
И дыню уплетали медосочную.

Чаи гоняли аж до употения,
Рассчитывались местными копейками
И, теша наше тайное хотение,
Нас типы одарили тюбетейками.

Расчувствовались искренними всхлипами,
И чтоб не расплескались впечатления,
Счастливые, вернулись в дом под липами
И пробуем себя в стихосложении.






На променаде

На променаде
чопорная дама –
заложница корсета:
преет тело,
как в маринаде
стерлядь. Спинка прямо.
Мацеста. Жарит лето…
До предела

ремнем затянут муж –
военный душка.
Шагает по привычке -
левой-правой!
Промокший плюш
обтягивает брюшко
с холодным безразличьем.
Не по нраву

обоим - климат, пот,
но эскулапом
назначено леченье:
утром рано
лечебных вод
соленых выпить залпом –
за-ради развлеченья -
два стакана!

А после моцион:
туда – обратно.
И каждое движенье -
словно драма!..
Но в обществе любом,
персона грата
(согласно положенью) -
он. И дама.

Ей расстегнуть бы
лиф из белых кружев,
убрать ремни
военному супругу…
Но в чопорности судьбы
их. И в душу
живут они,
дыша, увы,
друг другу…





Страдает мир, людьми приговорённый
К надуманному кем-то этикету.
Корсет на бедной даме потогонный,
И как в футляре воин в эполетах.

Казалось бы – на водах! Санаторий!
Гуляй себе в сандалях и пижаме.
Вояке в форме – сущий крематорий,
Бельё насквозь промокшее на даме…

Простой воды бы выпить из-под крана!
Но дудки! Как же! Гонят их нахрапом
Солёную глушить по два стакана,
Решением садиста-эскулапа.

"А после моцион: туда – обратно".
К вискам прижала дама подорожник,
А он, перекрестившись троекратно,
Принялся материться, как сапожник!

Над глупыми традициями сдюжив,
Вояка отшвырнул проклятый китель,
И лиф ей расстегнув из белых кружев,
Отсель решил бежать в свою обитель.

Обувное

Открыт носок – французский силуэт,
и каблучок - как рюмочная ножка,
на ремешке блестит изящно брошка.
И смазанный мастикою паркет
пред нею, и ковровая дорожка -
горят радушьем.
Рядом - то брюнет,

лоснящийся от крема, остроносый
ботинок; то заносчивый шатен –
телячий мокасин, так жадно в плен
мадам берущий. Хоть характер сносный,
она с досадой: «Нет, опять не с тем!» -
танцуя, думает.
Здесь зададим вопрос мы:

«В чем дело, собственно?»
Похоже, только в том,
что пары нет! Тот – цвета киновари,
а этот – левоногий, с каблуком.
Ассортимент велик, как на базаре,
но толку нет…
Хочу быть сапогом,
с твоим всенепременно чтобы в паре!

Мрачнее тучи кирзовый сапог…
Пропитан весь ядрёным гуталином
Он бронебойным, беспардонным клином
Вломился сходу в кучу чьих-то ног,
И этим поведением ослиным
Естественно, понравиться не мог

Изысканным, лоснящимся штиблетам
И прочей остроносой лабуде.
Спасением во вражеской среде –
Она! С своим французским силуэтом!
Зачем ему держать себя в узде?
И вот сапог шагает по паркету,

Навстречу той, чей тонкий каблучок
Прекрасен, словно рюмочная ножка!
Как манит этот славный ремешок
С блестящею на нём изящной брошкой!
Трагедия же в том, что наш сапог
Никак не пара нежной босоножке!..


Верблюжье

Грузный день бредет степенно,
словно старый дромадер.
Дикий пляж волною пенной -
и галерку, и партер -

лижет море утомленно.
Из заморских дальних стран
выступает просоленный
полуночный бактриан.

Дромадер идет на Запад,
след печатая в песок,
оставляя терпкий запах…
Бактриан же - на Восток,

звезд колючки ест на ужин.
Посреди  небесных сфер -
два светила из Верблюжьих:
бактриан и дромадер…

* * *
Жизнь - не писаная торба,
а дубовый туесок:
я спешу к тебе двугорбо,
ты уходишь на Восток…




В Новом Свете, в сердце самом,
В терпком запахе ветров,
Прелесть, как живётся ламам -
Младшим сёстрам верблюдов.

Нет горбов. Избавил Боже.
Рацион куда добрей.
И плеваться прямо в рожу
Не умеют, хоть убей!

Спят седые Кордильеры…
Отражает океан
Как навстречу дромадеру
В небе движет бактриан.

Ламы молча наблюдают:
Посреди небесных сфер
Смачно звёзды уплетают
Бактриан и дромадер.

***
Жизнь – рассыпавшийся клевер
И раскрашенный платок,
С Юга движемся на Север,
Запад сменим на Восток…


Грозовое

Небо киснет тучным тестом,
наливается грозой.
Незабудковое детство
с растрепавшейся косой

в даль заоблачную манит…
Заурчит пустым нутром,
о небесной сладкой манне
размечтавшись, хмурый гром

Льются вместе дождь и время…
Было, кажется, вчера:
на реку пришел Емеля -
до чего вода черна…

Влажный бок лохматой тучи
златохвостая лиса
облизнет. И волей щучьей
продолжается гроза…

Словно мышь, под одеяло
прошмыгнешь. Дрожишь молчком,
вспоминая, что же стало
с деревенским дурачком…

Вышел нА реку Емеля,
Заурчал пустым нутром.
У него, видать, с похмелья,
Абстинентный прёт синдром.
Златохвостые лисицы
Лижут в небе облака,
С растрепавшейся косицей
Дева мчит издалека,
А ещё такая штука:
От Емели хоронясь,
Замордованная щука
Стонет зычно: "Я – карась!"
Чернотой вода сияла…
И Емеля, жадным ртом,
Прошмыгнув под одеяло,
Угостился первачком.
Послесловие:
Продолжение, возможно, следует...

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Гость      13:48 07.12.2017 (1)
Комментарий удален
     19:12 10.12.2017
     13:01 16.06.2017 (1)
1
Восхитительный дуэт!
     17:00 16.06.2017 (1)
1
Спасибо!
     17:01 16.06.2017
1
Да уж нет, это вам спасибо! Я даже не спешу дочитывать: берегу.)))
     18:41 30.03.2015 (1)
2
Вот, не смогла не забежать к тебе, Ильдар - наверное, раз в сотый перечитала твои замечательные художества) Если бы могла, дала бы тебе Нобелевскую премию. И не одну)))
     18:45 30.03.2015 (1)
3
Теперь сна лишусь! Стану мучительно соображать, на что можно потратить несколько Нобелевских премий!  
Прям аж голова чего-то закружилась!  
Привет, Лена!
     09:13 31.03.2015 (1)
3

Ты учредитель, без сомнений,
Еленинских народных чтений!
Провел опрос, чуточек в этой теме я:
Народ дорос, а где Еленинская премия?
     15:58 31.03.2015
3
Признаюсь, Сэр, что в сфере учредительства
Я опыт отрицательный имел.
И в премиях заметное вредительство
Для творческого роста я узрел.
Теперь, как большевик, под флагом Ленина,
Я радуюсь, что есть Бородина,
И верую, что премия Еленина
Когда-то станет вдруг учреждена!

     00:59 19.01.2015
Что с Еленой, когда вернется?
     21:43 18.01.2015
2
Лена, возвращайся.
     10:36 20.11.2014 (1)
2
Про сапог и аленький цветочек - Выше всех похвал, А так-шикарная развёртка твоих художественных возможностей. На зависть и удивление!
     13:36 20.11.2014 (1)
2
Если бы не Лена Бородина, мир так бы и не узнал никогда, насколько широко я могу развернуться!
И никто бы  не удивлялся и не завидовал!
Так что, похвалы твои щедрые, прежде всего - вдохновительнице моей, дай Бог ей здоровья и вдохновения на долгие годы!
Спасибо, Саша!
     22:29 20.11.2014
Взаимно!
     17:43 26.10.2014 (1)
2
Богато выглядим, Ильдар - вещей полные руки)))
Мы их почему тоже сфотографировали-то?!)))
     17:45 26.10.2014
2
Выходит, что не только своя рубашка ближе к телу. А и ещё кое-что!
     18:01 09.10.2014 (1)
Я в восхищении!)
Спасибочки за удовольствие!)
     18:04 09.10.2014
Спасибо, Лейда!
Заглядывайте, всегда Вам рад!
     06:30 10.02.2014 (1)
Обалденно!
     06:55 10.02.2014 (1)
Спасибо, Олег!
     18:03 08.08.2014 (1)
Очень даже!
     18:09 08.08.2014
Спасибо!
     19:55 16.11.2013 (1)
     19:57 16.11.2013

Реклама