ВЕЛИКИЙ МОШЕННИК ДОКТОР ФРЕЙД Ч, 1 "РОКОВАЯ РОКИРОВКА" (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Философия
Автор:
Читатели: 20
Внесено на сайт:
Действия:

ВЕЛИКИЙ МОШЕННИК ДОКТОР ФРЕЙД Ч, 1 "РОКОВАЯ РОКИРОВКА"

  1.
   Учение Фрейда в мировой науке это примерно то же, что «Черный квадрат» Малевича в живописи. Во всяком случае, отношение к изобретателю психоанализа столь же неоднозначное. Многие, например, считают Фрейда авантюристом и дельцом, который на самом деле ничего не открыл, а лишь удачно реализовал плоды трудов других ученых. При этом Фрейд, как будто, не погнушался фальсифицировать часть своей продукции, воспользовавшись различными имитаторами, суррогатами и вкусовыми добавками, чем  обеспечил такой спрос на свой товар, что даже откровенно дефектные его идеи публика расхватала, как горячие пирожки.

    Впрочем, есть мнение, что успех доктора Фрейда не столько его личная заслуга, сколько продиктован интересами различных закулисных сил, озабоченных растлением общества, примитивизацией человечества и поиском средств управления массами.

  Считается, что учение Фрейда какое-то время устраивало даже идеологов Марксизма. «Лишь тогда, когда „низы“ не хотят старого и когда „верхи“ не могут по-старому, лишь тогда революция может победить». В этом высказывании вождя мирового пролетариата последователи Фрейда легко находят мотивы сексуальной символики. Во всяком случае, учение Фрейда вполне соответствовало диалектическому материализму, поскольку объявляло источником всех помышлений, поступков и психических процессов человека некое его собственное «бессознательное», где главную роль играют рефлексы и инстинкты, основным из которых является половое влечение. То есть, пресловутая любовь объяснялась работой определенных желез, также как голод является следствием потребности организма в пище. Таким образом, неуловимая душа и таинственный Бог доктором Фрейдом отменялись. Зато появился Фрейдизм, который был воспринят обществом едва ли не как новая религия. Приверженцам  этого передового вероучения, следовало уверовать в живительную силу секса, чем и предлагалось заниматься под страхом самых различных заболеваний от воздержания.

    Разумеется, столь агрессивное учение не могло не попасть в поле зрение Святой Церкви.

«Это  хуже, чем богохульство Дарвина» — донеслось из Ватикана. И пророк сексуальных свобод был обвинен в связи с дьяволом.

    По правде сказать, в карьере Фрейда и впрямь подозрительно многое сходно с успехом доктора Фауста. Из мальчика бедной еврейской семьи Зигмунд Фрейд превратился в светило мировой науки и богатейшего человека. В его судьбе принимают участие владыки мировых держав. За его свободу принцесса Мари Бонапарт жертвует фамильный замок. Ему под ноги стелют дорожку императора Наполеона.

    Интересно, что сам Фрейд был чрезвычайно суеверен. Всю свою жизнь доктор боялся числа 62. Согласитесь, это довольно странно для убежденного материалиста, объявлявшего Бога иллюзией.  Кстати, эта цифра действительно сыграла в биографии Фрейда роковую роль, ознаменовав череду несчастий, завершившихся страшной болезнью. 

    Попахивает мистицизмом и само учение Фрейда, где, по мнению специалистов в области магии, Фрейд использовал некоторые элементы древней кабалистики, ставящей целью управление человеком по средствам проникновения в мир духов. И есть сведения, будто в конце жизни Фрейд стал свидетелем чего-то такого, что заставило его уверовать в  потусторонние силы. Говорят, в конце жизни одержимого дьявол является своей жертве во всем своем безобразии. Так что, быть может, доктор Фрейд и в самом деле стал свидетелем злобной насмешки Мефистофеля. 

    По крайней мере, Фрейд отдавал себе отчет в том, что его истины разрушительны для общества. Во время путешествия в Америку на таможне, где производился досмотр, Фрейд обронил спутнику Юнгу: «Не там ищут. А ведь мы везем через их границу настоящую чуму ХХ века». 

    Однако, сознавал ли Фрейд степень шарлатанства и спекулятивности своего учения?  Ведь он не мог не знать, что толкование снов, довольно древнее занятие. Этим увлекались еще жрецы Египта, составлявшие целые сонники, которые дошли до нас в манускриптах и которые, кстати, скупал Фрейд. Единственное, что открыл в этой области знаний Фрейд, так это то, что сны приходят не из мира теней, а из некоего «бессознательного». А так как само это «бессознательное», по мнению Фрейда, озабочено самосохранением и совокуплением, то сны следует расшифровывать с учетом этого фактора. Благодаря такому универсальному и, главное, научно обоснованному ключу, можно было перетолковать все известные сонники. И если, например, в древнем Египте убить быка в сновидении означало наяву расправиться с врагом, в сытом буржуазном обществе подобный подвиг может предвещать победу над сексуальным конкурентом.

  Между тем, любому здравомыслящему человеку ясно, что толкование снов имеет очень широкий диапазон понимания. Тут, как и в любом мистическом акте главное – уверовать. Например, одержать победу над соперником можно самую различную, в том числе и нравственную, например,  уступив предмет вожделения по каким-нибудь благородным мотивам. Подобный подвиг иной мужчина делает по многу раз в день, полагая, будто способен завоевать сердце дамы, но великодушно входя в положение ее кавалера.

    Нетрудно сообразить также, что если сновидения не являются продуктом мира теней, где они готовятся по общим рецептам, как в заводской столовой, то у каждого человека должен быть свой мир «бессознательного» и, соответственно, своя система символов. Поэтому нет никаких гарантий, что «бессознательное» предъявит спящему женскую грудь в виде персика, на чем настаивает  Фрейд, а не в виде груши.

    Наконец, в век науки и техники как можно верить в то, в чем нельзя убедиться с помощью строгих научных доказательств?

    Впрочем, никаких достоверных формул от Фрейда публика не требовала. Всем достаточно было свидетельства авторитетного ученого. Публике попросту нравилось верить в столь простые и удобные истины нового времени. Пожалуй, верил в свои идеи и сам Фрейд. Верил, хотя бы потому, что все свои труды он писал под воздействием кокаина. Кстати, кокаин был одним из препаратов его знаменитых врачеваний. 

    Заметим, между прочим, что метод психоанализа также не является выдумкой самого Фрейда. Этот способ проникновения в «бессознательное» разработал учитель Фрейда Йозеф Брейер. Зато в отличие от Брейера, который вводил пациентов в состояние гипноза, Фрейд не умел гипнотизировать, и потому вынужден был усовершенствовать технологию своего учителя. У Фрейда пациент сам должен был проникать в свое «бессознательное» и рассказывать о результатах лечащему врачу. На основании этих рассказов и свободных ассоциаций клиента, зачастую напоминающих бред, Фрейд делал свои умозаключения о причинах хвори.  И зная о тайных пружинах бессознательного,  запрятанных, по мнению доктора, в половых гормонах, Фрейд обычно докапывался до причин истерий и фобий. Как правило, это были перенесенные в детстве психические травмы, связанные с сексуальными фантазиями, воздержанием и неудачным опытом похоти.

    Конечно, никто не может поручиться, что из бреда больного Фрейду удавалось извлекать именно те семена, которые развились в заболевание, но даже если доктор и ошибался, это было лучше устрашающей неопределенности. Иному пациенту для успешного лечения было достаточно сознания того, что с ним все в порядке, а чертики его страхов и неприятных ощущений имеют прописку во вполне конкретной табакерке. Главное, чтоб такая табакерка выглядела убедительно и засвидетельствована самым лучшим врачом. Не менее важным условием выздоровления, по мнению гения психоанализа, являлась также процедура очищения кошелька клиента. Фрейд считал, что больше пациент заплатит врачу, тем скорее тон пойдет на поправку.

    Как видим, механика лечения по Фрейду была довольно проста. Пациенту внушалось, будто корни его недомоганий таятся в каком-то эпизоде из детства, и весь курс терапии заключался в сосредоточении на проблеме нейтрализации этого источника психических расстройств. Это работало, хотя и очень медленно, порой  лечение длилось годами. Правда, работало не всегда с должным эффектом. Например, есть веские основания полагать, что пациентом доктора Фрейда был сам Адольф Гитлер.

    К сожалению, мы не знаем, как пользовал доктор Фрейд Фюрера. Зато мы знаем результат этого врачевания. И честно говоря, удивляться не приходится. Ведь внушая своим нервным клиентам уверенность в том, будто «бессознательное» руководствуется главным образом половыми влечениями, доктор направлял их сознание на поиски подтверждения этой идеи. А поскольку от справедливости утверждения врача немало зависело выздоровление пациента, то больной стремился обнаруживать нужные факты. И, разумеется, обнаруживал. Тем более, что доктор Фрейд не ленился делать подсказки. В своих трудах он учил разгадывать фаллические символы, наполняющие бренный мир, прочитывать ноты сексуальных мотивов в поведении, вещах и словах окружающих, а также предлагал различные способы обольщения объекта сексуальных вожделений. По сути, он создал целую науку соблазнения по средствам проникновения в  «бессознательное». И, пожалуй, именно это  по-настоящему прославило Фрейда.

      Смеем предположить, что технологии соблазнения по Фрейду не всегда оказывались результативными, И какой-нибудь джентльмен напрасно крутил толстой сигарой перед носом иной дамы у фонтана. Но подобные неудачи можно было списать на несовершенства «бессознательного» у самой строптивицы. К тому же иные дамы нередко были знакомы с приемами Фрейда получше своего соблазнителя. Тем не менее, и даже более, идеи доктора Фрейда щекотали нервы публике и сулили  массу удовольствий от творческих дерзаний на половом фронте.

2.

    Упомянув о творческих дерзаниях, мы уже не можем обойти молчанием природу творчества в идеологии Фрейда. Ведь пока тайна «бессознательного»  не была раскрыта, в нем предполагалось божественное начало с его кухней различных чувств, нравственных побуждений и творческих способностей. Но когда сознанию стала доступна примитивная сущность «бессознательного», зависящая от исправности мочеполовой системы, то стало непонятно, откуда в человеке возникают высокие помыслы, благородные мотивы, тяга к созиданию, да и сама любовь?

    Впрочем, старина Фрейд справился и с этой проблемой. Легче всего, конечно, было разобраться с любовью. Фрейд доказывал, что любовь обусловлена потребностью организма в сексе. Не нужно быть академиком Павловым, чтобы знать, как меняется поведения кобеля рядом с сукой во время течки.

  Что же касается творчества, то, как выяснил Фрейд, сексуальная энергия способна превращаться в творческую энергию путем сублимации.

[justify]    Сублимация – это примерно то же, что трансформация  тока в электроприборах, где используется зависимость силы тока от напряжения. Но  тут следует заметить, что кроме электроэнергии


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама