Произведение «Войны демонов. Глава12» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Оценка редколлегии: 8.3
Баллы: 2
Читатели: 305 +1
Дата:
Предисловие:
Королевство Даз-Ремат
Город Даз-Ремат
Королевский замок Кракхольд.

Войны демонов. Глава12


                Глава 12 Лжец.
          Великий чертог Даз-Ремата был убран далеко не празднично. Цветные гобелены сняты, обнажив серые камни стен, подсвеченные дрожащим пламенем лампад. Скамьи и столы сдвинуты к стенам, а по центру установлено траурное ложе.
          В людном зале по-траурному тихо. Лорды и рыцари столпились на галереях второго этажа и молчаливо взирают на ложе с его королевой. Сам король стоит посреди пустого зала, отцепленного гвардейским караулом. Их черные доспехи как нельзя кстати к случаю.
          Смерть не прибавила ей зрелости, только заострила черты бледного в посмертии лица. Меранда Ноуорт, в замужестве Ривендрейк, лежала здесь уже несколько дней. Намасленная и забальзамированная жрецами, чтобы замедлить разложение, она все больше приобретала сходство с каменным изваянием, уже готовым для ее надгробия в королевском склепе.
          Лордов попрощаться с королевой собралось немного. Многие не решились проделывать путь к столице, боясь попросту не успеть к погребению. Да и король не ждал всех. Дождался лишь тестя с супругой и распорядился готовить склеп. Но все не решался отдать последний приказ.
          Танис Ноуорт стоял словно серая туча, неужели ему предстоит пережить всех своих детей. Его жена, толстушка Леонелла не сдерживала слез, уткнувшись в плечо последней из живых отпрысков, - дочери Катарины. Алстран Денуорт приобнял жену со скорбным выражением лица. Отчужденно на галерее пребывал и магистр Мерек. Бесстрастно наблюдая за происходящим, скрестив руки на груди, будто и в траурном действе мог уследить происки темных сил. Кранвельд поощрял бдительность, но дотошное внимание ко всему со стороны магистра Мерека начинало раздражать, и даже беспокоить бывшего рыцаря Света.
          Многие лорды отбывали не дожидаясь похорон, едва простившись с почившей королевой и выразив соболезнования королю. Так сделал, к примеру, Седрик Лабавиавар, некоторые лорды Северных Феодов и Арлус Токхарт. Лишь Лотар Дзирт, владетель Долины, был с королем едва скорбная весть достигла его Высочества.
          Меранда умерла в родах, повитухи не смогли спасти ни ее, ни ребенка, к большему горю Римуса Ривендрейка, оказавшегося мужеского пола. Долгожданный наследник забрал у Римуса последнее, что он по-настоящему любил. В том, что король любил свою жену, Кранвельд ни на секунду не сомневался.
          Лорды, рыцари и простолюдины приходили и уходили, а король оставался в чертоге, и с ним неотступно пребывал и Кранвельд, которому выпала роль ушей и уст короля. Бремя правления королевством легло на могучие плечи паладина.
          Король поднял руку в красной бархатной перчатке, давая жрецам разрешение на подготовку к погребению.
          Весь в багряном, Римус напомнил Кранвельду день, когда он явился к терпящим поражение и отчаявшимся победить Паладинам Света и войскам Харадана, при Хараде. Тогда он прорубился через ряды предателей и зарубил Ханевала Турамлега, падшего Паладина Света..В лучах закатного солнца он был красен от крови, - будто подтверждал свое прозвище. С зазубренным мечом и посеченным щитом. Тогда сердце Кранвельда радостно затрепетало, сейчас сжалось от боли и скорби. Тогда Римус Ривендрейк был смел и величественен. Сейчас подавлен и сломлен. В тот день он стал легендой. Сейчас, мерклой согбенной тенью былого величия.
          Он не сводил впалых глаз с возлюбленной королевы, и Кранвельду показалось, что пламя факелов блеснуло в скупой королевской слезе.
-Сир Кранвельд, - шепот Освальда Гринморда, противно скрежетнул по нервам в нависшей тишине траурного зала.
-Это не может подождать, Освальд? – как можно тише спросил Кранвельд не сводя взгляд с понурого короля.
-Дело не терпит отлагательств, - ответил маршал. – Орки!
          Одна эта фраза говорила сама за себя. Неугомонный народ. Воинственный и кровожадный. Если где-то прозвучало это имя, - жди войны.
-Они взяли Базданг, - ошарашил Освальд.
-Не может быть! – все так же шепотом, удивился Кранвельд.
-Это уже не может оставаться без королевского внимания!
-Там же Лотохеймер, - возразил Кранвельд. Управление страной давалось ему не просто.
-Лорд Лотохеймер вернулся на Тредемитц. Неприятности пришли откуда не ждали. Орки атаковали восточные поселения Харадана и вошли в Эстлинг. Лорд Кариган обеспокоен сохранностью своих имений и решил обезопасить Лотохейм от возможного вторжения.
-Орки на востоке!? Что за бред!? Это невозможно!
-Боюсь, что возможно. К тому же севернее от Базданга замечено передвижение еще одной группы орков.
-Чем занимается Урлус Натиовар? Неужели у него не достает сил и храбрости, чтоб выйти против дикарей.
-Лорд Урлус созывает знамена в Вестхолде. Но он не намеревается отбить Базданг, а озабочен безопасностью своих владений. Орки до сих пор не решаются пересечь Северную Оттару, но на той стороне судя по-всему они выжгли и разграбили все поселения. На сколько мне известно, берега взяли под опеку Тенсилоры.
-Ни вы ли, лорд Освальд, выступали за то, чтобы возложить проблему с орками на болотах на плечи Урлуса Натиовара? – рассерженно произнес Кранвельд.
-Каюсь, - согласился Освальд. – Но я и помыслить не мог, что дикари осмелятся зайти так далеко. Я думал, все обойдется грабительскими набегами и рано или поздно, лорд Натиовар, или ордена разобьют наглецов.
-Вот, видите, чего стоило промедление? Заразу нужно было искоренить сразу же, как она заявила о себе. Твари совсем осмелели, раз атакуют с двух сторон.
-Прикажете собрать совет? – эта фраза прозвучала, как-то настойчиво. Не как предложение, а как побуждение к действию.
-Нет, - твердо ответил Кранвельд. – Я лично выдвинусь на болота Улдрана, после того как мы вместе с хараданцами разделаемся с орками в Этлинге. На какие силы я могу рассчитывать?
-Лучше Вас, с этой проблемой никто не справиться, - подобострастно согласился Освальд. – Контингент бывших братьев Рыцарей Света сочтет за честь примкнуть к Вашему походу. Гарнизон Краг-дэ-Сена и баннереты Гилсада, которым недавно устраивал смотр Утэр. Дайте только время на созыв знамен. Боюсь без королевского указа, на это уйдет больше времени чем обычно…
-Времени у нас нет, - возразил Кранвельд. – Я выдвигаюсь немедленно с тем, что имею.
-Если компания затянется, на что я не рассчитывал бы, я и Утэр, сможем направить к Вам в помощь дополнительные силы.
-Надеюсь, я обойдусь силами Натиовара и орденов. Будьте любезны, распорядитесь собрать добровольные отряды в столице и округе, я сейчас же отбуду в Гилсад за рыцарями. Отправьте послание в Краг-дэ-Сен, пусть приготовятся к походу на Базданг.
-Как будет угодно. Я надеюсь, Лотар Дзирт будет не против отправить нескольких рыцарей из Небесной сотни Вам в помощь.
-Было бы неплохо, - согласился Кранвельд.
          Жрец закончил, и король поцеловал почившую супругу в бледных лоб. Собравшиеся двинулись с галерей, по лестнице в просторную залу. Каждый прощался единственным касанием к холодному телу. Но Кранвельд не остался провожать свою госпожу, он отбыл с эскортом телохранителей на восток, - в Гилсад. Собирать рыцарей и солдат для карательного похода на Улдранские болота.

Кранвельд шел так быстро, что не сразу заметил слоняющегося у замковых дверей Годрика Локбри. Бывший Рыцарь Света окликнул Манудара, заставив остановиться. Покачиваясь подошел, держа в пухлой руке откупоренную бутылку. От него пахло вином и луком.
-Меня не пустили… Кранвельд, - посетовал он, заплетающимся языком. Пшеничные локоны были спутаны и явно давно не мыты. Одежда запылена и кое-где на ней виднелись едва различимые на бурой ткани пятна. - Распорядись… ты же можешь! - Пошатнулся он. - Стража не пустила… простится с моей госпожой!
-Извини Годрик, - Кранвельд с жалостью взглянул на спившегося побратима. От былого Годрика Локбри, могучего и статного, не осталось и следа. Растолстевший, обрюзгший, он едва стоял на ногах от выпивки. - Мне нужно спешить! - Сказал Манудар, пока мимо прошли несколько рыцарей из Небесной сотни, отправляющиеся вместе с ним. - Освальд или Лотар, обязательно помогут тебе простится с королевой, но позже, - соврал паладин, пытаясь как можно скорее закончить разговор и поспешить в городские гарнизоны, где можно было взять еще несколько людей для предстоящего похода.
-Тогда скажи… королю… что его народ… с ним… в этот трудный час, - шатаясь на месте Годрик с трудом произносил слова, чуть не засыпая от опьянения. - Я подожду здесь… пока… подожду траурную… процессию… Пойду за ней… Если не усну, - Локбри резко развернулся, махнул рукой с бутылкой, содержимое которой булькнуло внутри: - Принесите мне выпивки! - будто кто-либо выполнил бы этот приказ прокричал он, удаляясь к краю ступеней, на которых сидел до этого. - Народ с королем! Мы с ним! 

          Ее упокоили в родовом склепе замка Кракхольд, где покоились родители короля, его дядья и кузены, куда однажды возляжет и он сам. Похоронная процессия протянулась от столицы до самой королевской крепости. Чернь и солдаты, лорды и рыцари, шли за гробом королевы.
          На поминальный ужин король не явился. Уединился в своей лаборатории в одной из Великих башен замка.
          После неудач зачать наследника с первой женой, Римус увлекся алхимией. Это стало его страстью, не меньшей, чем управление королевством. И любовью, уступающей только любви к Меранде Ноуорт, - его королеве.
          Подавленный и разбитый горем король, заперся в небольшой, но просторной келье, заставленной стеллажами с колбами и флаконами, наполненными разными жидкостями, порошками и смесями. Некоторые полки были заняты свитками и манускриптами, старыми обветшалыми книгами, гримуарами скрывающими тайны своих прежних обладателей.
          Живой ум и любопытство, а также страх уйти, не оставив наследника, толкнули Римуса Ривендрейка в объятия древней, и отчасти опасной, науки.
          Тщетно выискивал зелье бессмертия в старых книгах, скрещивал вещества в стеклянных колбах. Плавил металлы и жег порошки на масляной алхимической горелке со скрипучим вентилем. Перегонял жидкости через витиеватые трубки дистиллятора. Все что выходило у него это яды и лекарства, занимавшие небольшую полку, наполненные во флаконы с подписанными бирками.
          Невиданное отчаяние охватило короля. Что станет с его королевством, когда он умрет?
          Лорды вцепятся друг другу в глотки за право обладать бесхозной короной и наверняка разорвут государство в кровавой распре, где погибнут тысячи невинных. Отчаявшись заиметь наследника, он видел лишь один выход, - жить вечно. Жить вечно и, по справедливости править своим единственным и любимым детищем.
          Почерневшей от неосторожного использования реагентов рукой, он повернул скрипучий вентиль масляной жаровни. Пламя загудело громче, а смесь из разнообразных порошков и жидкостей забурлила в стеклянной колбе на железной треноге над огнем.
          Этот рецепт Римус вычитал в дневнике Гродерика Песнопевца. Как иронично, что человек уверяющий, что владеет зельем вечной жизни, давно умер. Если бы не отчаянье найти чудодейственную магическую формулу, Римус Ривендрейк никогда бы не обратился к трудам сего мага-недоучки. 
     


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     16:49 15.09.2022 (1)
Ой, ой, ой! Это кого же он вызвал? Алхимик-самоучка! Римус сотворил заклинание и даже не поставил защиту!
     23:21 15.09.2022
1
Кхарн же обещал "одного наделенного достаточной властью, чтоб управлять многими".

Там не сколько Римус его вызвал, сколько сложились обстоятельства. Кхарн чувствует душевный надлом... и это его звездный час, когда ему не способны сопротивляться. Во второй части должен быть разговор Римуса с Утером, где этот момент будет освещен подробнее (небольшой спойлер). 

Спасибо, что продолжаете читать. История намного обширней описываемого, чтоб не перенагружать и без того перенагруженый местами текст, многое остается за кадром. Необходимо сторонее мнение, чтоб понять где необходимо добавить сведений "за кадром", для лучшего понимания всей картины.
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама