Прощёное Воскресенье. (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор: Роман Артман
Баллы: 12
Читатели: 370
Внесено на сайт: 20:08 24.02.2012
Действия:

Предисловие:
[img=center alt=название]http://s017.radikal.ru/i415/1202/40/a5f6de5f8beb.jpg[/img]

Прощёное Воскресенье.

Прощёное Воскресенье

фантастика
**************

      Открыв входную дверь,  я обследовал взглядом прихожую. На пороге,  возле входного  коврика, стояли тяжёлые ботинки отчима.   Вздохнув, я шагнул к вешалке и начал стаскивать с себя школьный ранец.  Сняв туфли,  и осторожно поставил их рядом с вешалкой,   я бесшумно шагнул в коридор.   Матери не было дома, а новоявленный отец  не любил,  когда его беспокоят.
-Как можно тише!  Всё должно быть тихо!
     Осторожно поднимая ноги над скрипучими половицами, я   прошёл на  кухню и налил себе молока. Молоко было холодное,  но я  выпил его залпом, после чего   вздрогнув от холода.    Тихо пробравшись  к лестнице на второй этаж,   я поднял голову. Из спальни сестры доносились странные звуки.  Это было что-то среднее между стоном и  тихим приглушённым криком. Я посмотрел на дверь в спальню   и  чётко услышал,  как кто-то в спальне   закрыл  пинком  дверь.  Удар повторился, но теперь этот звук, можно было оценить, как удар головой или коленом в ту же дверь.  Послышался сдавленный крик и стук падающего стула.  Из-за двери спальни,  растрёпанная,  с окровавленным лицом,  выскочила моя старшая сестра – Анна. Одежда на ней была разорвана и она стремглав бросилась по лестнице вниз.  За сестрой из комнаты вывалился  пьяный и разъярённый отчим. Он поймал сестру за платье и поволок обратно в комнату.   Сопротивляясь  изо всех сил,  и  удерживаясь за перила лестницы,  Анна пыталась освободиться. Посмотрев  на меня затравленным, ищущим помощи взглядом.   Аннушка закричала, как обезумевшее животное,   после чего она  начала брыкаться  и бить отчима ногами.  Отчим не реагировал на эти удары,  и тупо тащил её за собой.   Анна в отчаянии тянула ко мне руку и, крепко   обхватила  моё запястье. Я в свою очередь схватил её руку и  начал изо всех  сил подтягивать сестру к себе,  но тут же  оказался вместе со своей сестрой  в воздухе. Отчим поднимал  нас обоих по лестнице вверх, и наши совместные усилия оказались тщетными.  Я упал на ступени и бил ногами по    ногам этого здоровенного борова,  но он не бросал свою добычу.  И  вдруг заметив моё  присутствие,  ударил меня пинком в живот  и кулаком в зубы.  Сплевывал на пол, раскрошенные зубы и кровь, я  не бросал руку сестры.  Глядя мне в лицо, сестра отпустила меня  и,  больше не сопротивляясь,  повисла на руках отчима. Сидя на полу возле спальни я пытался открыть дверь и  скрёб пальцами по скользкой от крови поверхности ламинита. Отчим вдруг резко вышел  и ещё раз пнул меня в грудь. Всё окружающее  растворилось в непонятной белёсой дымке и,  очнувшись на полу возле спальни,  я не всё сразу вспомнил.   Дверь в спальню была открыта и,  встав на трясущиеся ноги, я осторожно заглянул в спальню сестры.
    Сестра сидела на окровавленной кровати, прикрывая кусками разорванного  платья своё истерзанное обнажённое тело.  На шее были видна полоса синих пятен и  кровь,  запёкшаяся  на губах,   мешала ей говорить.
- Как ты,  братик?
Я оглянулся на входную дверь и,  пошатываясь,  зашёл в комнату.  Аня, криво улыбнувшись,  протянула мне руку.
- Садись! Не волнуйся, он ушёл. Наверно навсегда.
    Я подошёл к ней и,  запустив руку в её золотистые слипшиеся от крови волосы;   начал  их раздирать,  но  увидев на её лице скорбную гримасу,  остановился.  Аннушка,   нащупав на голове рассечённую область, показала мне руку в крови.
-Он мне голову разбил. Ты можешь перекись принести!?
-Пойдём, я лучше тебя помою,  и раны обработаю.
                                                                  ***
     Мы сидели в ванной вдвоём, смывая с наших тел потёки крови,  замазывая раны  и маскируя  синяки. Тёплая вода,   стекающая из ванной,  уносила кровь тяжких недавних событий.
      В машинке крутилось окровавленное бельё…
 -Всё теперь будет тихо.
-Только,  Гарик! Об этом,  не рассказывай никому! Понял,  – никому!
-Даже маме!?
-Тем более  -  маме!
      Эти минуты  сделали нас с сёстрой близкими,  и я их не забуду никогда, хотя никогда об этом,  никому  и не расскажу.  И не расскажу о том,  что я бессильно плакал в темноте  ночей и просил всех святых отправить отчима в ад. Я не знал, что это такое, но чувствовал, что это,  то место где он получит по заслугам.  Я придумывал для него тысячи казней – я четвертовал его, я бросал его в пасть  монстрам. Он  сгорал в костре и,  был не раз утоплен в трясине.   Я убивал его, -  еженощно и мои казни становились всё изощренней с каждым днём.
-Я хочу, чтобы он попал в ад!  В ад!  В « Ад»!
                                                              ***
    Планету называли -  «Пекло» или «Ад».
   Сюда в этот ад  попал не мой отчим,  а я – Гарик.
   После окончания лётной академии и нескольких лет  безукоризненной службы в космических войсках, я оказался  в этой  далёкой  и не совсем приятной  экспедиции. Первооткрыватели Ада, заметили странные циклические всплески на его поверхности и вот наша группа во главе с профессором Айвазяном, прибыла на орбиту этого красного,  огненного шара и   терпеливо наблюдала  за каждым  движением и всплеском на его поверхности.
       Дневная температура на поверхности планеты,  достигала несколько сотен градусов.  Закрытые жалюзи не давали возможности избавиться от яркого света исходящего от этого гигантского облака раскалённого газа. За несколько недель пребывания на орбите Ада,  мы привыкли к этому яркому свету.   Спали мы по шесть часов,  в  так называемые «адские ночи», когда температура облака за нашим бортом  немного снижалась,  и  исходящий от него свет становился менее  ярок.
Нас было четверо:  профессор Айвазян, - большой специалист в вопросах физики и метафизики ;  я – борт механик и по совместительству психолог; судовой врач -  Евангелисте и самый младший член экипажа юнга, художник, - Серж. Мы узнали друг друга перед самым полётом в центре подготовки, и  пока  неплохо уживались.
   Был день отдыха, и весь экипаж разошёлся по своим каютам. Серж, заглянув ко мне на чашку кофе с настоящим молоком  и шоколадом.              Разомлев от напитка, он начал рассказывать о своих любовных подвигах в академии, но видя моё безразличие, осёкся и, выйдя из-за стола, устремился к большому  окну закрытому снаружи тяжёлыми защитными экранами. Посмотрев через тонкую прорезь жалюзи,  на горящую планету Серж присвистнул.
-Смотри, сегодня он не на шутку расплевался. Жуткое зрелище!  Он,  пытается нас достать!!!
Я приподнялся с лежанки и подошёл ближе к окну.
-Да уж! Ад кромешный ,  да и только…  Ладно, пора и честь знать. Пока! Я спать хочу.
Я проводил Сержа до порога и, вернувшись ещё раз, взглянул на бушующий Ад, зевнул и упал на лежанку.
    Сон накатился тяжёлый и удушливый, как в знойные летние ночи  в родном городке. Я лежал, раздевшись до плавок и услышав  знакомое, зудящее жужжание,  начал отмахиваться.
-Вот же блин, комар залетел! Искусает стервец  и останутся от меня рожки, да ножки…
    Гул насекомого стал ещё громче и я, перевернувшись на другой бок, хихикнув сквозь сон.
- Это не комар, это наверно муха…  Ха! Муха? Ночью!?  Муха, в аду!?
       Вздрогнув,  я  присел на своей лежанке. В каюте было светло и, оглядевшись,  я не увидел ничего вокруг такого,  что могло бы создавать такой противный вибрирующий звук. Ещё раз, внимательно вглядевшись в блики на стенах каюты  я,  закрыв глаза.  В голове путались мысли, и сердце снова быстро  забилось. В каюте жужжали множество мух. Я  резко открыл глаза, но мухи никуда не исчезли,  они вились под потолком каюты  и  над кровавым пятном на гладком титановом  полу.
-Галлюцинации от жары. Ничего удивительного – необходимо больше  пить. Это обезвоживание.  Воды!
      Я  опорожнил две бутылки воды с прикроватной тумбочки,  но мухи никуда не исчезли,  они продолжали виться над пятном.
-Это сон!
     Встав с кровати  и подойдя  к  пятну, я  был удручён тем, что оно  никуда  не испарилось,   а только возымело объём.  Стало чётко видно, как  стая зелёных хирургических мух ползают в куске кровавой плоти. Наклонившись,  над предметом на полу, я внимательно начал разглядывать его.
-Что это,  чёрт возьми, такое!?
     Вытащив из шкафа пинцет,  я перевернул несколько раз эту гнойную субстанцию и ненароком оторвал от неё небольшой кусок. Этим куском оказалась личинка мухи, - она яростно металась  в объятиях пинцета и оставляла на нем желтовато – белую слизь.
- Боже мой, что это такое!? Откуда оно?
     Собрав осторожно  кровавую субстанцию в небольшую стекленную колбу, я бросился по коридору к каюте нашего всезнающего доктора.
      Доктор на мой звонок в дверь, быстро открыла    и


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Сакура      14:45 22.01.2015 (1)
А я так увлеклась чтением, что и ошибок не заметила... впечатляет! Роман, очень понравился Ваш рассказ!
Роман Артман      20:48 22.01.2015 (1)
Спасибо))))) Честно сказать, если пишу что-то быстро и под впечатлением - ошибки тоже не замечаю... Надо будет спокойно прочесть.
Сакура      21:01 22.01.2015
[img=center alt=название]http://i.piccy.info/i9/d4f3b753bca25c78b215d1cc82ea4ec4/1420738448/185604/847868/buket3.jpg[/img]
Владлена Денисова      14:07 25.02.2012 (1)
1
Большое впечатление производит Ваш рассказ!
Захватывает и не отпускает до конца.
Не знаю, кем нужно быть, чтобы  простить
такого извращенца и насильника.

Роман Артман      14:57 25.02.2012
Для этого надо быть человеком)))) Не ведаем что творим. И нас простили... И мы после этого обязаны простить.
Татьяна Лаин      20:51 24.02.2012 (1)
1
Подправить бы препинаки и построение фраз, стало бы отлично, на данный момент трудно читать из-за смысловых и синтаксических ошибок.
Роман Артман      22:36 24.02.2012
Это может быть)))))) Как нибудь исправлю.......