Произведение «Летняя пора за стеклом »
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Сборник: НЕЗАМЕТНАЯ ЖИЗНЬ МАЛЕНЬКИХ ОДИНОКИХ ЛЮДЕЙ. Рассказы
Автор:
Баллы: 29
Читатели: 160 +1
Дата:
«-Летняя пора за стеклом-»

Летняя пора за стеклом

Начало июня выдалось жарким. Хочется пить и валяться на пляже. А надо зубрить нудные тесты. ЕГЭ...

Лиза как вкопанная останавливается у кафе-стекляшки и с неприязнью смотрит сквозь стекло на высокого горбоносого мужчину с тëмной шевелюрой кое-где седеющих волос. Он что-то говорит, жестикулирует, усмехается, некрасиво скаля передние зубы и глядя куда-то вдаль, поверх лизиной головы. Его спутница, крашеная блондинка в ситцевом просторном платье, роется в сумочке, кивает, поднимает глаза и преданно смотрит мужчине в рот. Лизу охватывает ненависть.

Боже, какое убожество... Лиза знает об этой женщине всё! Разведëнка, глупая курица, лохушка, зовут Анжела, работает парикмахершей в салоне красоты, рядом с домом, где Лиза живëт вдвоëм с матерью. И уже года два встречается с её отцом.

Как-то Лиза назло, из мести, решила подстричься именно у неё. Записалась заранее, терпеливо перенесла прикосновения этой гадины к пылающей голове, терпела запах краски, пока та колдовала, мелировала волосы, гудела горячим феном и прыскала фиксатором. А когда всë было закончено, закатила скандал.

— Вы же сделали из меня уродину! Руки из ж... растут?! — крикнула она, указывая пальцем в своë отражение в зеркале. 
Анжела залепетала что-то успокаивающее, оглядываясь на дверь, за которой своей очереди ждали какие-то унылые бесцветные тëтки. Но Лиза не унималась.
— Ну хотите — не платите... — умоляюще прошептала парикмахерша, собирая инструменты с зеркального столика. Еë руки дрожали, а несчастное лицо покрылось пунцовыми пятнами.
— На, подавись, дура криворукая! — злорадно прошипела Лиза, швырнула на клиентское кресло измятую купюру и победоносно покинула поле боя, распространяя вокруг себя благоухание парикмахерских снадобий.

Впрочем, стрижка получилась что надо. Лиза поняла это по презрительным взглядам одноклассниц, когда школьный красавчик и ловелас, Женька Мирский, по которому Лиза втайне сохла, ахнул:
— Ну, Лизавета... Крутая. Атас!

Прошло полгода, волосы отросли, потемнели, лишь на кончиках светлеют нежные пëрышки. Лиза собирает волосы в хвостик, перетягивает цветными резинками. Выглядит причëска так себе. Зато парень, на которого западают все старшеклассницы, ходит за ней, как привязанный, а после уроков они встречаются в «Стекляшке».

Женька неслышно подкрадывается сзади и закрывает глаза Лизы ладонями.
— Ку-ку! Идëм?!
— Тихо! Предок там. Со своей новой с*чкой... 
— Прекращай ругаться! Офонарела?! 
— Это литературное слово! — смутившись, возражает Лиза. 
Женька хмурится. 
— Люди же не собаки! Поздно... Он тебя уже увидел. 

Отец обрадованно машет рукой сквозь стекло.
— Идëм уже. Всë равно спалились все! — смягчившись, посмеивается Женька и протягивает руку. — Ну... Пошли.

Стеклянные двери распахиваются, сверкнув на солнце.
— Па?
Внутри звучит лëгкий джаз. Пианиста отсюда не видно. Музыка без слов, но Лиза знает эту песню наизусть, потому что учится в школе с углублëнным изучением английского. 

Summertime and the livin' is easy... 
Fish are jumpin' and the cotton is high... 
Oh your daddy's rich and your ma is good lookin', 
So hush little baby, don't you cry... *

— Привет, солнышко! 
Лиза вдыхает запах «El Paso». Отцовский любимый. Дома до сих пор стоит пустой флакон в шкафу, в ванной. 
В кафе прохладно и пахнет жареными кофейными зëрнами. Взгляд у Анжелы испуганный, беззащитный. Как у напуганной болонки. Ну и тварь... Лиза напрягается от гнева. Отец обнимает еë за плечи, целует в маковку, как в детстве.
— Вот, моя Лиза... Давно хотел познакомить вас. Лиза, это... Моя Анжела.
— Мы как бы знакомы... — выдавливает из себя Лиза. 
 Парикмахерша кивает, но как-то невпопад. Нелепая курица! 
— А вы что же, и мужчин, оказывается, стрижёте? — с вызовом глядя в лицо женщине, громко спрашивает она.
— А тебе зачем? — иронично улыбается отец.
— Так это... Тут у меня выпускной на носу... — отвечает вместо Лизы Женька и встряхивает головой, будто оправдываясь за лëгкое хамство подруги. 
— Конечно... — с готовностью трясëт головой Анжела. — Приходите... Приходите, я постригу...
— Ну вот и славно. Лиза, визитку дать? — с облегчением выдыхает отец.
— Давайте мне, — с готовностью реагирует Женька. — У меня не потеряется! 
Визитка перемещается из сумочки Анжелы в карман его рюкзака.
— Хорошо, дочь. Маме привет. Я зайду на днях к вам. А нам пора. Иди-ка сюда... — отец отводит Лизу в сторону и раскрывает кожаный бумажник. 
— Держи... Мало ли... На мелкие расходы... — в ладонь ложится новенькая купюра.
— Откупаешься? — ехидничает Лиза.
— Прекрати... 

Женька что-то рассказывает женщине, не разобрать. Что-то лëгкое, смешное. Анжела улыбается, поглядывает в окно, незаметно смахивая слезу из-под ресниц.

Музыка льëтся из-под пальцев невидимого музыканта, ласково касается души. Хочется подпевать, и отец качает головой в такт заразительной мелодии. 

One of these mornings
You're goin' to rise up singing
Then you'll spread your wings
And you'll take to the sky... *

— Па, я надеюсь, ты не собираешься на ней жениться? — шепчет Лиза так громко, что Женька неодобрительно оборачивается. 
Отец, не поведя бровью, огорошивает Лизу новой неприятностью:
— Уже собрался. Отпразднуем в кафе. Через неделю. В субботу. Приходи, если хочешь. Придëшь? Посидим скромно, несколько человек всего будет. Близкие друзья...
Лиза глумливо хмыкает, хоть внутри взрывается бомба:
— Ну ещё бы. Не приглашать же твою кафедру. Засмеют. 

Отец смотрит на Лизу сверху вниз, строго и с досадой. Лизе отчего-то становится стыдно. Это ведь ему должно быть стыдно! Предатель, позорище.

Голос отца звучит негромко, но твёрдо:
— Я люблю её. Она хороший человек. Тебе Анжела понравится, когда ты узнаешь еë поближе. 
— А маму? Маму ты не разлюбил? 
— Мы пять лет в разводе. Очнись. У мамы давно своя жизнь.
— А меня? Ты меня тоже бросишь теперь? 
— Лиза...
— А?
— Не болтай глупости. Придёшь? Глупо же. Нам всем жить дальше. Придëтся считаться с тем, что есть. 
— Не мог подождать, пока я аттестат получу? 
Отец демонстративно вздыхает, закатывая глаза, качает головой с досадой:
— Как же ты на мать похожа. 
— Это комплимент? 
— Считай, что комплимент. 
— Я так сразу и подумала. Мама красивая... Не то что... 
— Лиза! — укоризненно останавливает её отец, и лицо у него становится напряжëнным, будто он закрыл бы ей рот, если бы мог. 

Она отворачивается и вытирает мизинцем потëкшую тушь.
— Можно мы с Женей вдвоём придём?
— Да, конечно. Приятный парень, между прочим. 
— Да так, ничего... — криво усмехается Лиза. 
— Ну и вот и славно. Мы спешим, купите себе чего-нибудь вкусненького... Тирамису закажи. Вкуснятина! 

Отец целует Лизу в висок, на лету, едва касаясь, и уже устремляется к Анжеле, ловит еë руку,  тянет к выходу. Машет, прощаясь. Анжела тоже машет. 
— Приходите, дети... Постригу.
— Вот дура... — горько роняет Лиза. 

Женька сжимает еë ладонь и смотрит с укоризной. Он чем-то похож на отца. Как она раньше не заметила... От этой мысли ей не по себе. А тот, как ни в чëм ни бывало, тихонько смеётся:
— Так это она тебя так круто тогда подстригла? 
— Она... 
— Красиво... Кончай беситься. А если это любовь?
— Какая любовь! — фыркает Лиза. — Старичьë нафталиновое. 

Он извлекает носовой платок из кармана, как фокусник, вытирает разводы под её глазами.
— Стой... Не дëргайся, глаза как клоуна. У-у-у... Ты плакала?

Лиза ещё раз оглядывается, глядя вслед отцу и его спутнице сквозь стекло. Вон они, стоят, держась за руки, у пешеходного перехода под светофором, среди летнего дня, залитые солнцем. Два мелких, жалких существа. 

В груди становится щекотно и больно, она отворачивается и вспоминает чью-то мысль о том, что солнце светит одинаково для всех. Сжимает кулачки. Это несправедливо! По справедливости этой тупой овце надо было бы прописать солнечный удар. 
— Э, хватит психовать! Что ты настроение портишь-то? 
Лиза поджимает губы. Лучше смолчать сейчас, а то до ссоры недалеко. Придирчиво смотрит на Женьку. Очкарик. Что в нëм особенного-то? Ботаник! 
Но внутри щемит, и не понятно,  чего ей и сейчас хочется больше — засмеяться или расплакаться. 
— Лиз... Что ты хочешь? 
— Тирамису... Две штуки. Нет, три! 
— Ого... Объешься! — Женька смеётся, весь в солнечных зайцах, отброшенных стёклами, и кажется, что светится его кожа, волосы, глаза... 
— Растолстею, думаешь, да? 
— Ага, будешь толстая и тяжёлая,  и как мне тебя тогда на руках носить? 
— У-у-у-у... Бросишь, да и всё! — улыбается Лиза и смотрит на него с лëгким вызовом. 
—  Нет, не брошу! Ещё чего, размечталась. Я буду бороться! Голодом морить. Посажу на диету. И никакими хитростями меня ты не проймëшь! 

Женькин голос звучит серьёзно, лишь в глазах вспыхивают искорки смешинок. 
И вот уже перед ней возникает всë, чего она хотела: три блюдца с тирамису, ароматный кофе со взбитыми сливками, шоколадные конфеты в ярко-красных, сверкающих на солнечном свету, обёртках...
  
«Господи, как пахнет вкусно...» — думает Лиза, глотая слюнки и закрывая глаза, но не притрагивается к этому кондитерскому счастью сразу. Ей не хочется спешить, не хочется разрушать состояние, для которого не подобрать слов. 

Она сидит, чутко прислушиваясь к себе самой внутри, завороженно смотрит на столик, чуть покачиваясь в такт музыке. Отсюда, из-за облюбованного ею и Женькой столика, виден рояль и старик, играющий  «Summertime».

But till that morning
There's a nothin' can harm you
With daddy and mammy standin' by
So don't you cry...*

Седой пианист поглядывает в сторону юной пары, плавно вскидывая морщинистые руки над клавишами, насмешливо улыбается, кивает кому-то напротив, хотя с той стороны рояля никого нет. В пространстве, сотканном из солнечных бликов, парит джаз, отчего на душе радостно и грустно. Кажется, из-за  обволакивающей музыки воедино смешались все чувства, и все и запахи — кофе, лимона, ванили, а внутри вдруг просыпается острая, болезненная нежность. И почему-то хочется плакать. Долго-долго, всласть, пока не насытится сладкими слезами голодная душа.



Послесловие:
Перевод песни Summertime

Летняя пора и жизнь легка,
Рыбка плещется и вырос хлопок.
Твой папа богат, а мама красива,
Так тише, малыш, не плачь!
Однажды утром
Ты встанешь с песней,
Затем расправишь свои крылья
И полетишь в небо.
Но до того, как настанет это утро,
Ничто не сможет навредить тебе,
Пока мама и папа рядом с тобой.
Так не плачь!


#СветланаМолчанова
#НезаметнаяЖизньМаленькихОдинокихЛюдей

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     14:58 16.10.2023 (1)
КАК ПРЕКРАСНО, СВЕЖО И ОСТРО НАПИСАНО... СПАСИБО ЗА  НОВЕЛЛУ.
     16:53 16.10.2023
Спасибо) рада что читаете! 
     23:19 24.06.2023 (1)
1
Тяжко читать такое.
Понятно, подростковый максимализм, ревность к отцу,
обида за мать... И всё-таки чуть-чуть бы света, обаяния от девочки,
 чтоб понять, что уж так к ней парнишка присох...
     23:29 24.06.2023 (1)
1
Ну это же не совсем обычный день. А света в ней достаточно. Вне конфликтной ситуации она нормальная. Я не вижу в ней особого негатива. Подростки гораздо страшнее себя ведут в обычной жизни. 
     00:03 25.06.2023 (1)
1
Не спорю, Светлана. Вам, автору, виднее.
Я сказала о своём впечатлении в рамках рассказа.

     00:13 25.06.2023 (1)
1
Я отредактировала начало, там действительно не было понятно, почему она на окрысилась так на парикмахершу. Не было понятно, что это была месть. Теперь чуть-чуть иначе восприниматься должно. 
     09:26 25.06.2023 (1)
1
Да, одна фраза расставляет все точки над "и".
     09:32 25.06.2023 (1)
1
Спасибо! Это мой недосмотр. 
     00:16 26.06.2023 (1)
1
Это нормально. Рабочий процесс. Идёт "обкатка" произведения.
Тем для меня и ценно публичное обсуждение, что выявляются
описки, ошибки не столько орфографического свойства
(с орфографией я более-менее дружу), а смыслового.
Иногда из-за замечаний или отсутствия комментариев понятно, что 
опус вообще не удался. Пишут, конечно, и нелепые замечания.
Ну, улыбнёшься про себя -- и ладно.
Не выношу только хамские. Такие я удаляю. Как-то так.) 
     00:33 26.06.2023
2
Конечно. Конструктивные замечания всегда на пользу. И всегда интересны. 
Я рада, что поправила текст. Мне не хотелось, чтобы героиню рассказа принимали за бешеную психопатку) 
     20:57 24.06.2023 (1)
1
Нервная девочка, эта Лиза. Её поведение в жизни уже предопределено и все закончится сердечной болезнью.
Папа виноват? Считаю - нет. Мама. 
     21:05 24.06.2023 (1)
Судя по всему, мамина в ней порода. Будут ещё рассказы. Про разных героев. И про этих. И про других. 
Книжечка рассказов про стеклянное кафе. 
Незаметная жизнь маленьких одиноких людей. 
     22:18 24.06.2023 (1)
.........маленьких одиноких людей.
Или, почему они стали ТАКИМИ - одинокими, ранимыми. Интересно услышать ваше мнение.
     23:01 24.06.2023
1
Разделились все. Не знаю. Горя не было давно, наверное. Изнежились, уважать перестали друг друга. Культ индивидуализма. 
     21:12 24.06.2023 (1)
Мда.. Мамина дочка, хотя... Тут переходный подростковый период вкупе с ревностью.
Ситуация знакомая...
Спасибо. Понравилось.
     21:18 24.06.2023 (1)
1
Тут букет. И стремление обесценивать людей, и сословная спесь. И стремление выхватить лучшее из среды. В общем, благополучный среднестатистический  ребëнок. 
     21:33 24.06.2023 (1)
Была мысль, что девочка из "золотой молодёжи", но сейчас подобным образом ведёт себя почти вся молодёжь...
Одно утешение, что впоследствии сама Жизнь приведёт в чувство большинство подобных личностей.
     21:56 24.06.2023 (1)
Это просто девочка разведённых родителей. Подросток. Вы её осуждаете? 
     22:05 24.06.2023 (1)
Осуждать? У меня самого четверо детей.
Кроме того, вспоминая свое юношеское самомнение и поступки, за которые до сих пор стыдно, не имею права высказывать кому-то своё "фи"...
     22:59 24.06.2023
1
Я тоже. Была ужасной эгоисткой. Не агрессивной, но... В общем, было всякое. 
Реклама