Произведение «Светло-бежевый плащ на спинке стула» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Сборник: НЕЗАМЕТНАЯ ЖИЗНЬ МАЛЕНЬКИХ ОДИНОКИХ ЛЮДЕЙ. Рассказы
Автор:
Баллы: 36
Читатели: 279 +2
Дата:
«Светло-бежевый плащ на спинке стула» выбрано прозой недели
17.07.2023
«Светло-бежевый плащ на спинке стула»

Светло-бежевый плащ на спинке стула

Старик сидел в кафе уже больше часа. Пил коньяк из круглого бокала, перебрасывался с женой спокойными фразами и мурлыкал себе под нос еë любимую песню «Love Me Tender», фортепианную версию которой в полупустом зале наигрывал пианист, его ровесник.

— Love me tender, love me sweet, never let me go. You have made my life complete, and I love you so... Love me tender, love me true, all my dreams fulfill. For my darlin’ I love you, and I always will...  /  Люби меня нежно, люби меня сладко, никогда не отпускай меня. Ты сделала мою жизнь наполненной, и я так люблю тебя... Люби меня нежно, люби меня по-настоящему, исполни мои мечты. Ради тебя, дорогая, я люблю тебя и всегда буду любить...

Он приходил сюда во второй половине каждого месяца, после получения пенсии. Всегда садился за столик у окна, недалеко от рояля.

Привычка водить жену в кафе сохранилась у него со времён войны в Египте, куда он попал, можно сказать, неожиданно — согласно секретному приказу военного министерства бывшего Союза. Хотя секретным это было, пожалуй, только для солдат, и отчасти — для младших офицеров. Израильские и американские газеты изгалялись, наперегонки подтрунивая над перемещениями советских подразделений. В мировой прессе «секретные манëвры» сразу же стали секретом Полишинеля.

— Ну прости... Я знаю, что ты сходила с ума. Нам нельзя было об этом рассказывать.

Сколько раз он говорил эти слова жене, пытаясь поймать её руку, которую она всякий раз отдëргивала. Обида на его исчезновение, затянувшееся на несколько месяцев, осталась в ней на всю жизнь неизжитой травмой и страхом потери.

— Ты судишь, как обывательница. Пойми. Мы не могли поступить иначе. Израиль спелся с американцами, арабы были разбиты, втоптаны в песок по самые уши. Потери оружия и техники исчислялись тысячами, убитыми и покалеченными — десятками тысяч. Почти полтыщи самолётов, это был настоящий Армагеддон! Если бы Насера тогда сместили и поставили свою марионетку, мы бы потеряли на Ближнем Востоке всё! И очень скоро они бы приставили ядерные ракеты к виску нашей страны.

Старик отлично разбирался в международной политике. Зато жена в тонкостях противостояния двух систем не понимала ничего. Иногда старику казалось, что она живёт в каком-то призрачном, иллюзорном мире. Любит французские духи, а ещё — готовить вкуснейшую сдобу. Её «наполеоны» и «шарлотки» были неповторимы, как и она сама. Светлая, всегда ухоженная, утончённая, она не выносила пошлости и грубости... Его до сих пор удивляло то, что она согласилась выйти замуж за военного. Рядом с ней он всегда чувствовал себя неотëсанным солдафоном.

Старик вздохнул. Отпил немного коньяка.
— Ты же помнишь семидесятый год? Мы жили безмятежно, как дачники. А за очагом, нарисованном на холсте, происходили ужасные вещи. Чëрт дёрнул нас в девяносто первом сорвать этот холст... И засунуть золотой ключик в замочную скважину. Они в эти двери хлынули, как саранча. Но мы их тогда, в семидесятом, всё равно напугали так, что они надолго притихли и даже дышать боялись нашу сторону!

Старик слегка воодушевился, весело подмигнул и рассмеялся.
— Дааа... Наваляли им отменно. Ты как хочешь, а я вот сейчас подниму рюмку за Брежнева. Решительный был мужик, что бы кто не говорил.

Поставив рюмку на стол и отерев губы салфеткой, он отправил в рот тонкий ломтик копчёного мяса. С наслаждением прожевал и проглотил.
— И сейчас наваляем, угу. Как говорится, до свиданья, пупсики, кончилися танцы!

На этих словах он осёкся и умолк. Ироничная фраза про пупсиков принадлежала сыну. Новое поколение шутило так же остроумно, как и предыдущее. Старику сразу понравилась эта острая, с перчиком, фраза, едва он услышал её в день отъезда сына в длительную командировку. Шутка была дурашливой, но снимала тяжесть на душе, когда речь заходила о новой, сегодняшней, войне.

Старик пошевелил по столиком затëкшей ногой, вытянул её под столом, напряг до хруста в колене, повертел ступнëй в добротных кожаных сандалиях, задев невзначай ножку стула напротив.

Плащ, небрежно накинутый на спинку стула жены, с шелестом соскользнул на пол.
— Сиди, я сам! Извини, я как медведь косолапый. Сейчас подниму.

С трудом наклонившись, он подхватил упавший плащ и накинул на спинку стула.
— Жаль, что ты перестала печь свои восхитительные торты... Как же я любил всегда твои «наполеончики»! — вздохнул он, косясь на блюдце с куском слоëного торта.

Кулинарные изыски остались в прошлом. После гибели сына на Донбассе она больше не готовила ничего вкусного. А сварить борщ, куриный суп с цыплячьими пупками, или приготовить макароны «по-флотски» он мог и сам. Этого вполне хватало для жизни.

Жена с юности была хрупкой, впечатлительной. Может, потому он и женился на ней, не раздумывая. Её хотелось защищать, заботиться о ней, любить... Ради неё он готов был стать подкаблучником. Но жена никогда не претендовала на место главнокомандующего в семье. Старик всегда жалел её, предпочитал не расстраивать, не рассказывать ничего такого, что могло бы травмировать её психику. Особенно, если это касалось той, египетской, войны...

Он с удовольствием пересказывал ей пережитые истории из армейской жизни. О том, как прятались в тамошних блиндажах — мальгах, вырытых в песках норах, укреплённых изнутри мешками с песком. О пустынных ящерицах, о гекконах, шастающих по мальге, как у себя дома —  таких страшных с виду, словно карликовые сказочные демоны, но абсолютно безобидных, и если уж на то пошло, смешных и даже симпатичных.

Он старался не рассказывать о том, как приходилось перетряхивать каждую тряпку и обыскивать личное бельё, чтобы удостовериться, что там нет ядовитых змей, сильных и опасных мохнатых пауков — тарантулов и фаланг, или — не дай Бог! — скорпионов. Эти мерзкие твари воевали с военными, даже переодетыми в форму египтян, похуже, чем вооружённые враги и диверсанты-оборотни. Ни словом не обмолвился он также о жирных отвратительных мухах и огромных рыжих комарах, похожих на крошечные дроны. Они были переносчиками всякой тропической заразы, вырубающей сильных, здоровых мужиков почище ковида. Не заикался он никогда и о жутких паразитах, которыми кишели тамошние водоёмы. И о боевых товарищах — тех, кто вернулся из-за всего этого хронически больными людьми. Жена испытывала перед насекомыми мистический страх и питала к ним паническое отвращение. Дома не было даже тараканов. Никогда!

Старик старался не касаться темы, связанной с гибелью сына. Но она всплывала всякий раз, стоило ему заговорить с женой. Потомственный военный, офицер — сын погиб на Юго-Востоке Украины, в бою с той мощной тëмной силой, которая во весь рост возродила бандеровщину.

Он долго не говорил об этом жене. Молча переживал страшную утрату, ходил каждый день к ней в больницу. Ей тогда только сделали операцию. На сердце. Она всегда принимала всё слишком близко к сердцу. Сообщить ей в таком состоянии чёрную весть было бы равносильно преднамеренному убийству. Сын был единственным. Поздний, долгожданный ребёнок  родился, когда она почти потеряла надежду забеременеть.

Глядя на неё в палате интенсивной терапии, он не сказал ничего. Вместо этого купил ей дорогой плащ. Светло-бежевый, тонкий, элегантный. Жена всегда любила такие вещи — неброские, стильные.
Впрочем, подарок был отвергнут. После. Она ни разу больше не надела подаренный плащ. Так и не простила ему ложь. Вот и сейчас он чувствовал её горький, полный упрёка, взгляд. А плащ висел на стуле. Старик его брал с собой всякий раз, когда вместе с женой шёл в когда-то облюбованное ими кафе. И как всегда, жена не надевала его, даже в прохладные дни.

Старик погрустнел, покачал головой, прислушиваясь к музыке.
— А знаешь, я ведь выучил эту песню наизусть когда-то ради тебя, хоть никогда не любил английский язык. Но тебе так нравилась эта песня... Помнишь, как ты плакала, когда я вернулся с той войны? Я привёз тебе эту пластинку, и мы танцевали, а ты всë плакала и плакала... И никак не могла остановиться.

Он задумчиво посмотрел на плащ и тихо-тихо стал подпевать снова:

— Love me tender, love me long, take me to your heart. For it’s there that I belong, and we’ll never part... ** /  Люби меня нежно, люби меня долго, посели меня в своëм сердце. Потому что именно там мое место, и мы никогда не расстанемся...


— Дался тебе этот плащ... — вздохнула она. — Я на него смотреть даже не могу.
— Погоди, не сердись... — проговорил старик, сглотнув комок в горле, схватил пятернëй ворот рубашки, потянул, ослабив тугой галстук.
— Ты ведь тогда была совсем слаба после операции. Лежала под капельницами бледная, как пергамент. Я не смог. Не посмел сказать тебе, что его больше нет. Накинь плащ, прошу тебя. Прохладно же!

В ответ послышался вздох и голос жены, в котором чувствовалась скрытая досада:
— Перестань. Не нервничай, мне не холодно.

Помолчав, всë же примирительно добавила:
— Не мучай себя. У Бога все живы. Мёртвых нет. 

Старик почувствовал раздражение. Каждый раз, когда речь заходила о смерти и о Боге, кровь бросалась ему в голову. В последние годы это происходило всё чаще. Иногда ему казалось, что когда-нибудь от сказанных женой глупостей он получит апоплексический удар.

— Ой, не начинай. Про Бога. Можешь верить во всё что хочешь. А я атеист с детства. Меня уже поздно ломать и перекраивать.
— Как скажешь... Я не собираюсь тебе ничего доказывать. В конце-концов это ничего не изменит.
— Вот и умница. Люблю тебя.

Пианист уже замедлял темп, музыка становилась всë тише.

— Love me tender, love me dear, tell me you are mine. I’ll be yours through all the years, till the end of time...*** / Люби меня нежно, люби меня, дорогая, скажи, что ты моя. Я буду твоим все эти годы, до конца времëн... — почти шёпотом пропел старик.

Пианист взял последний аккорд, нажав ногой педаль и замер с поднятыми руками над клавишами.

Старик облегчённо вздохнул, обернулся к пианисту, махнул ему рукой.
Тот вопросительно взглянул в ответ и спросил по-английски:
— That’s all right?****
— Да! — громко ответил старик, повернулся к жене и бодро проговорил:
— Помнишь? Я купил тебе в подарок пластинку с этой песней. В девяносто втором, кажется. Когда всë рушилось. А Элвис пел, что всë в порядке. Всë будет хорошо. Ты любила эту песню слушать в то время. Как же погано было нам тогда... Забыла? Наш сын... Он как раз шёл в первый класс. Мы тогда едва сводили концы с концами... И тут эта пластинка. Ты меня ещё выругала за то, что растранжирил деньги. Помнишь?

Жена промолчала в ответ.
Старик выпрямился, пожал плечами. Виновато посмотрел на графинчик с коньяком.
— Ты не против, если я выпью ещё чуть-чуть? И пойдём домой. Я ещё новости хочу посмотреть. Милая, накинь плащ. Мне кажется, тут прохладно. Боюсь, ты всë-таки простудишься.

Вылив остатки коньяка в рюмку, он пососал кусочек лимона, а потом выпил до дна. Зажмурил глаза от удовольствия. Коньяк согревал. Хороший коньяк. Качественный. Старик не позволял себе дешёвых напитков с тех пор, как вернулся с египетской войны. Всё только самое лучшее. Лучше меньше, да лучше...

Он открыл глаза. Снова взглянул на плащ, лежащий на спинке стула. Она его так и не накинула на плечи. Упрямая... Внутри тела разлилось тепло, а сердце стало таким горячим, как будто его кто-то окатил щекочущим пáром. Чувствуя себя хмельным, он слегка развязно улыбнулся.
— Ну что, пойдём домой? Я готов.

Грузно поднявшись,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     20:44 28.09.2023 (1)
1
Светлана, очень сильный рассказ. Мастерски написан. Такой неожиданный и многозначный конец. И тонкая игра, что является реальностью, а что нашим воображением, миражом, матрицей – весьма актуальная сейчас тема, даже в фильмах. Эту тему сейчас многие писатели затрагивают. Огромное Вам спасибо!
     21:48 28.09.2023 (1)
1
Спасибо, Асия. Старик мог быть с точки зрения реализма тихим тронутым. Но мистическая нота здесь реализма, вроде, не разрушила. 
     20:22 29.09.2023
Нет, не разрушила. Всё отлично получилось!
     22:35 28.09.2023 (1)
1
Света, добротный, горестный рассказ.  
Психологически верный. Стилистически точный.
Интрига сохраняется до финала, где выясняется, что
старик одинок и живёт прошлым. Замечательно обыгран
плащ. Он усиливает эффект присутствия (отсутствующей)
жены ЛГ.
 -------
Единственное, что мешало -- отрывки из песни
на английском языке. Много ли русскоязычных читателей знают его?..
Я не знаю и пропускала эти вставки, как досадную помеху. Заглядывать в сноски
каждый раз неудобно при чтении. Может, лучше поместить в  самом тексте
перевод песни?


     00:51 29.09.2023 (1)
В тексте лучше давать все-таки оригинал. 
Тут вся соль в том, что старик и языка толком не знал. Но разучил эту песню когда-то. Ради жены) 
Вот она у него ещё та либералка была) любила все заграничное) 
Мне кажется, этот нюанс не лишний. Рассказ-то о любви. 
Рада что понравилось! 
     00:53 29.09.2023 (1)
Добавила перевод в текст. Но мне кажется, громоздко. Посмотри... 
Спасибо за совет. 
     13:15 29.09.2023 (1)
Конечно, громоздко. Я имела в виду, что нужно убрать английскую речь,
выше пояснив, что пианист играл песню Элвиса. Читатель догадается,
на каком языке он её исполнял.
Но это только моё мнение. )

     13:17 29.09.2023
Нет, нельзя. Тогда все сразу станет натянутым. Это часть сюжета. 
     21:10 23.07.2023 (1)
1
Светлана, дорогая, я восхищена! Спасибо Вам! Это очень достойная работ, думаю, она стала бы украшением междунаролдных лит.конкурсов.
Столько нежности, столькро затаенной боли и сдержанной страсти в каждой строчке.
Только в моей голове, пока я читала Ваш рассказ, отчетливо звучала песня Леонарда Коэна "Танцуй со мной до конца любви" По моему, самая лучшая у него.
     00:43 24.07.2023 (1)
Спасибо, Ляман. Такая оценка от вас дорогого стоит. Коэна я тоже люблю! Но смысл его песни чуть другой. Ещё более трагический. А это лёгкие песенки короля рок-н-ролла. 
     07:55 24.07.2023
     19:00 15.07.2023 (1)
Хороший рассказ!
     19:02 15.07.2023
Спасибо, Володя. Рада что зашли, прочли и отозвались. 
Гость      07:25 15.07.2023 (1)
Комментарий удален
     10:14 15.07.2023
Старик просто очень любил жену.
     08:15 15.07.2023 (1)
Интересный рассказ
     10:13 15.07.2023
Спасибо) рада, что рассказ понравился, Алла. 
     11:41 14.07.2023 (1)
Понравилось. 
Трагедия одинокого человека.
Трагедия перешагнувшего войну... 
Одно тянет за собой другое. Если бы не война - возможно, что он пожил бы подольше. 
Ком в горле от Вашего рассказа, Светлана. 
     12:08 14.07.2023 (1)
Спасибо за комментарий. А кто умер? Старик живее всех живых. И в его годы ещё и коньячком баловаться - так мы до его возраста и при здоровом образе жизни не доживём. Это о любви рассказ) 
     00:42 15.07.2023 (1)
Упс... Вот это я промахнулась. 
Я подумала почему-то, что уход из ресторана - это аналогия с уходом из жизни.
Прошу прощения, что не так поняла. 
Замечательно, что человек жив! Пусть балуется коньячком, это нормально, если в небольших количествах )))
     10:12 15.07.2023
Тут просто немного мистики. Жена умерла, а он нет. Человеческая судьба.
     14:04 01.07.2023 (1)
1
Очень, Светлана!
Утащил в избранное. Надеюсь, наша РК по прозе обратит внимание на Ваш рассказ.
     14:36 01.07.2023 (1)
1
Понравился рассказ?! 
Ура! 
     15:21 01.07.2023 (1)
Очень понравился. ))
     15:33 01.07.2023 (1)
1
Книжечку пишу. Про кафе. 
     15:40 01.07.2023 (1)
Завидую; белой завистью, правда, но завидую. ))
А у меня на работе молодые специалисты в армию пошли на срочную, и я теперь снова работаю в смену 4/2. По двенадцать часов, разумеется. Поэтому о сочинительстве и не помышляю.
     17:51 01.07.2023 (1)
1
Это плохо. Жаль. 
     20:26 01.07.2023 (1)
А что тут поделаешь, Светлана?.. Тут уж ничего не поделаешь...
Разве что балладу накалякать, как я во вторую ночную смену 29 июня в 19.00 начал эту шайтан-машину ремонтировать.
Гëккель!!!
Как ко мне в 23.00 инженер-электронщик приехал, и мы с ним бились до 7.00 30 июня, чтобы этот агрегат из Вальхаллы вызволить, а потом вечером ещë в Ватсапе полтора часа переписывались и делились идеями, что мы неправильно ночью делали и что нам в будущем нужно будет изменить, чтобы тратить меньше сил и времени на поиск неисправностей и ремонт.

     20:45 01.07.2023 (1)
1
Какие загадочные агрегаты. Страшное тёмное для меня дело) 
     20:59 01.07.2023 (1)
Этот агрегат, в общем-то, и не самый страшный. Он всего лишь затачивает плоские стальные ножи вот для этого бегемотика. )))
Pallmann!!!
     21:07 01.07.2023 (1)
1
Этот агрегат похож на гибрид коллайдера со стиральной машиной! 
     21:13 01.07.2023 (1)
Ага, есть немного.
Но и это не самый большой агрегат на нашем свечном заводике, но больше утомлять Вас картинками не буду — меня самого от этих железяк периодически тошнит.
     21:23 01.07.2023 (1)
1
Знания умножают печали) 
     21:25 01.07.2023
И это тоже. )))
     10:41 01.07.2023 (1)
Старость и война. Две самые непопулярные темы, по крайней мере у меня, есть на то причины.
Вам за рассказ спасибо - бывает и не такое.
     11:16 01.07.2023 (1)
Добрый день! Вам понравился рассказ?  
     12:41 01.07.2023 (1)
1
Добрый день! Безусловно. 
Просто не решился на продолжение беседы, как себя чувствуют военные на старости лет. Не генералы,а настоящие, кто "хлебнул". Как и не решился на беседу, о чем думают старики - наедине с собою. Совершенно незаметная прослойка людей, которых закрасили рекламой пива, Малаховым и новостями. А они, к всеобщему сожалению, еще остаются людьми.
     13:13 01.07.2023 (1)
Вы правы. Я люблю таких боевых стариков.
Скрытый текст
Показать скрытое
Спрятать скрытое
Знала таких. И папа был военным. Кадровым офицером ракетных войск.  Не штабным, реальным, в Сибири всю жизнь. А умер в 63. Здравомыслие такое и среди молодых не часто встретишь. 

Незаметная прослойка людей. У меня книга так и называется. Незаметная жизнь маленьких одиноких людей. 

     13:18 01.07.2023 (2)
Умер рано, очень жаль. Знаю, почему рано умирают те, кто мог бы жить да жить, а оно видите, как получается. Если скажу больше, почему так происходит - вы меня зачислите во враги, а мне этого не хочется, поэтому скромно соглашусь с вами - "Незаметная жизнь маленьких одиноких людей". Именно незаметная.
     13:33 01.07.2023 (1)
Странно, но в моём кругу общения от онко умерли отцы нескольких людей. У двоих причём  тоже в 62-64 года. И тоже военные. Поколение 60х.
     13:39 01.07.2023
Мне много чего рассказывали друзья-военные, почему рано уходят, да тему эту не хочу поднимать. Нельзя! Домашние застолья за тем и были придуманы нашим человеком, чтобы расслабиться сердцем и душой, это не ресторанные посиделки - павлиньи.
Вы очень добрый и чувствительный человек, Света, я это вижу, и дай Бог вам выдержки - аккуратно писать прозу, чтобы не сорваться.
     13:25 01.07.2023 (1)
Кто знает, кому лучше. Он не дожил до полного развала. Но в 90х предрекал что Украина допрыгается до того, до чего она допрыгалась. Аналитический ум был. Прогнозы сбылись. 
     13:33 01.07.2023 (1)
В нашем обществе, простите за откровенность, выработалась аллергия на стариков - повсеместно. А вам известно, что многие старые люди ....себя стесняются? Вы не представляете, с каким багажом эмоций они живут, знаю таких.
Это я, еще перемещаю свое тело из точки А в различные точки, а все потому, что хочется что-то делать - не отбили у меня это желание. Даже на сайте фейсом свечу, ужас навожу на клоноводов и прочих, кто потерял уважение к реалиям.
Мне нравится делать, что делаю - люблю свою работу. А у кого нет такой возможности - медленно умирают, хотя и другие есть причины, кроме болезней.
А старость - не заметите, как подступит, это вам сама правда из всех правд на земле.
     13:38 01.07.2023 (1)
Не знаю. Меня воспитывали дедушки, бабушки... Я их любила. Они меня тоже. Мне кажется, эта чума не всех поразила. Знаю многих, кто трепетно относится к старикам. Даже к совсем беспомощным. 
     13:40 01.07.2023 (1)
Я тоже знаю о добродетели, но все это крошки по сравнению с тенденцией - не видеть, чем живут старые люди.
     13:44 01.07.2023 (1)
Согласна насчёт тенденций. Мне кажется, они  навязаны нам извне. Да и в мире, известном своими демократическими идеалами, законы принимаются - закачаешься. Одна эвтаназия для стариков чего стоит. 
     13:59 01.07.2023 (1)
Я люблю читать ваши размышления в прозе, в стихах меньше(не обижайтесь, пожалуйста), и, если вы продолжите излагать свои наблюдения - считайте меня самым горячим вашим поклонником.
Насчет "извне"ничего не скажу - мы слишком богаты, чтобы зависеть "извне", а что внутри происходит, об этом промолчу.
На правах хозяина своего дела скажу вам так: когда думаешь о людях, которые помогают тебе жить, а потом себе, но дело НАШЕ общее - за них и отвечаешь, за них будешь горой. А если думать только о своей выгоде - всегда найдешь причину, кто "извне" виноват. Поверьте старому человеку.
Одними фейерверками не скрыть того, что нарвало и сочится.
     14:34 01.07.2023 (1)
Многое нарвало. Надо разгребать... 
     15:43 01.07.2023
Есть такое, Светлана. И это ЕЩЁ не критично, насчет разгребать,но считаю - ЭТО есть.
Знаете, чем наша литература характерна? Мы в душах копаемся, в совести, о переживаниях пишем, как и хвалим свое, а чужое ругаем. О первопричинах никогда не пишем - не принято.
Потому, вашему герою больше ничего не остается, как с плащем на руке прийти в бар и выпить коньяку, поговорить с самим собою, вспомнить близких, и уйти опять в себя, что и подрывает сердце.
     15:10 01.07.2023 (1)
КЛАСС! В Избранное!
     15:33 01.07.2023
Рада, что понравилось. 
Реклама