Произведение «ШРАМ НА СТАРОМ ФОТО» (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Темы: О жизничувствачеловекфилософиясудьбажизньисторияотношения
Сборник: Повесть
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 54 +4
Дата:
«Шрам на старом фото»

ШРАМ НА СТАРОМ ФОТО

От автора: слова одного из героев рассказа – Митрича, внесены в диалоги так как слышатся и не являются грамматическими ошибками.

Глава 1. На нашем месте

  Большой палец правой руки, медленно и максимально сокращая, набирал текст мессенджера бюджетного телефона, словно касался экрана первый раз: - « При-ивеет, бро! Будет свободн мин, позв пжл, есть тема », - одновременно доставая из левого кармана остатки «прогулянной» за неделю студенческой стипендии, и высыпая на ладонь продавщицы киоска мороженного.
  Весна, жара властвует уже с самого утра, что в этих краях,  довольно редкое явление. Тридцатое апреля, а пе'кло на улицах, сравнимо с палящими и душными днями июля. Неодобрительная гримаса лица проходящей мимо – интеллигентки-«МАДАМ-ы», с яркой косметической «штукатуркой» на лице и в колготках со «стрелками», более напоминавшая собой «ночную бабочку», при этом высказывала неодобрение позой тела Алексея, разбросавшего свои конечности во все стороны света, в тени кроны старого клёна. Маленькая собачёнка – «рахитно-подмышечной» породы, сегодня занимала место женской сумочки на уровне левого бедра и аналогично хозяйке, отводя в сторону взгляд, надменно задрала к верху свой нос, яко-бы игнорируя невежу. 
  – Прошу любить и жаловать, господа, - сказал в голос Алексей, указывая левой рукой вослед ушедшей женщине, - примерная городская элита, сливки общества…
  В это время, парк был почти пуст, жители окрестных домов, запершись в своих квартирах, наслаждались спасительным ветерком электрических кондиционеров, ожидая вечерней прохлады.
  – … аномалия, что тут скажешь… батя правду говорил – климат меняется.
  Жизнь приобретённого эскимо была коротка: - верхняя часть, была «обезврежена» во время выбора места отдыха; нижняя, понемногу капала шоколадом на серые бриджи в процессе произошедшей «битвы взглядов». Неожиданный, глухой зуд вызова телефона, оставленного в правом кармане, заставил рефлекторно дёрнуться руку, державшую позабытую часть мороженого, теперь уже окончательно испачкавшую собой любимую одёжу студенческого гардероба.
  – Блин, да что за день-то сегодня такой?! - С горечью выругался Алексей.
  Фото улыбающегося друга на экране вызова.
  – Лёха, здорова! Что случилось? Заинтриговал.
  – Привет, ещё раз! - Последовал ответ товарища. – … да, в глобальном смысле, ничего такого, но есть тема, которую по телефону не расскажешь. Уверен, тебе понравится.
  – Хм, ну, посмотрим, - согласился Денис. – Какое предложение?
  – Да вот мы с тобой уже почти месяц как не виделись, предлагаю в субботу собраться дома, в деревне. Рванём на наш пруд там картошечки и сальца на костре пожарим, как в детстве.
  – Пиво с города брать? - Встречный вопрос перебил речь друга.
  – Нее-е-т, - покачав головой в стороны, протянул в ответ Алексей, – я тут на днях с «сослуживцами» на шашлык ездил… короче, квасу домашнего возьмём и достаточно будет.
  – Лады', как доберусь домой, сразу наберу.
  – Договорились, удачи, бро! 

Глава 2. Митрич

  С философско-задумчивым взглядом, безрезультатно стремящимся догнать линию степного горизонта, седой старик сидел на деревянной табуретке, в пяти метрах от порога сторожевой кибитки. Небольшой кисет, доверху набитый старательно отобранным табаком, оказался разложенным на коленях вместе с папиросной бумагой – всё было готово к новой фазе процесса «медитации». Первая затяжка - выдох, вторая, третья и от самого Митрича, осталось видна лишь нижняя часть тела до пояса. Будь рядом в этот момент, глазам предстанет картина, словно густые – белые облака, лично спустились с небесных высот напиться чистой воды из пруда. Старый пёс, по кличке Палкан-3, смесь дворовой с алабаем, смирно лежал у ног хозяина, ленивым взглядом наблюдая за пересвистывающимися полевыми «байбакими» у своих нор. «Палкан-3», смешно звучит, правда? Непроизвольно напрашивается ассоциация с названием космического корабля, но верный друг, никакого отношения к космолётам не имел, на земной орбите не бывал и ни разу не повторял подвиг Белки и Стрелки. Ответ довольно прост: - чтобы не заморачиваться с новыми кличками, очередного пса, Митрич снова называл – Палканом, а цифровую приставку - «3», уже добавила местная молодёжь, приезжающая искупаться в жаркое время. Данный «сотрудник», был уже третий по счету, вот и прижилось как-то.
  Митрич жил сам в небольшой мазанке на отшибе села, собственноручно возведённой в молодые годы, и имел прилегающий к ней кусочек земли. О семье, а также о том, как его зовут, уже никто не помнил. Часть тех, кто мог внести долю ясности, давно уехала, остальные, уже ничего не скажут, а новое поколение, просто не заморачивается или стесняется спросить прямо. Старика уважали от малого до велика – честный, добродушный и отзывчивый, всегда помогал, в меру своих сил. Из материального, в хате было лишь самое необходимое для мужика, воровать что-либо просто не имело смысла. В тёплый сезон, уходя из дома, входные двери подпирал половинкой силикатного кирпича, в холодный, «накидывал» на петельку деревянной лудки – самодельный крючок из шиферного гвоздя. Что знали о нём, так то, что в Великую Отечественную, чинил технику и подвозил необходимое к линии фронта. Как вернулся, работал в колхозном маш.-дворе. Где-то в 60-ых, посадили на небольшой «выручай-трактор» ЮМЗ-6: - возил бочку с водой на фермы, зимой ковшом улицы чистил от снега, а когда возраст стал диктовать свои условия, местный барин, предложил охранять пруд от браконьеров. На самом деле, случай с оными, на памяти был лишь один. Приехали из города на двух машинах с сетями, да не задалось – спущенный с цепи Палкан-3, решил все вопросы в считанные минуты, даже не понадобилось охотничье ружье, заряженное солью и висящее на гвозде у входа в кибитку. А так, занимался кормёжкой, разведением и присмотром за рыбой, запущенной в пруд работодателем.
  Потушив окурок о ножку табуретки, пожелтевшими от никотина пальцами, наклонил голову к лохматому товарищу и обратился: - « Не устал? Пойдём прогуляемся на тот берег, посмотрим, что там происходит ».       

Глава 3. Передислокация

    Место для отдыха, было выбрано довольно удачно: - зелёная лужайка рядом с берегом; удобное место для костра; поваленные брёвна, изгнивших в корнях стволов старых дубов, удачно исполняли функцию сидений. В лесу пахло сыростью, птицы энергично перекрикивались друг с другом в густых кронах деревьев, словно получили неописуемый объём творческой музы. Тишина, шелест листьев, чистый воздух, чего ещё можно желать для отдыха? Всё шло как планировали, вот только костёр наотрез отказывался разгораться и игнорировал гостей клубами белого пара. В этот раз, жидкость для розжига с собой не взяли, так просто – налегке прихватили самое необходимое. Развернувшись лицом к глади воды и повернув голову в левую сторону, просто невозможно не увидеть густой камыш под два метра в высоту на большой заболоченной местности, простиравшейся вытянутой ложбиной к полям засеянных яровыми. Именно туда и устремились клубы белого пара, словно из трубы паровоза, подхваченные ветром. Напыжившись, недовольные лягушки квакали в ответ. В одно мгновение всё стихло, словно одним движением, выключили свет и комнату поглотила зловещая тьма.
  Денис, достающий из пакетов походный провиант и раскладывающий на потёртом покрывале, профессиональным – «феншуйско-деревенским» способом, замер. Алексей, сидящий на бревне в смешной позе, наблюдал за тем, как непроглядный камыш зашумел и стал расходиться в стороны. В вечернем сумраке, рассмотреть приближающийся объект оказалось довольно сложно, даже с их лесной поляны, находившейся на возвышенности. Для понимания происходящего – камыш, словно встречные волны моря, рассекал в стороны стальным килем, невидимый глазу корабль. Как говорят в народе: - « У страха глаза широки, да руки коротки », - с чем полностью согласен. Липкая паутина страха, не желала отпускать друзей из своих сетей. Постепенно стали слышны звуки леса, но в наступающей темноте, воспринимались совсем не так как несколько часов назад, а резкие крики птиц, зловещие шорохи и треск сухих ветвей, глумились над сознанием парней.
  Всесильное оцепенение начало ослабевать, разрешив оторвать с места приколоченные к земле ноги, аналогично которым, сердечное биение постепенно возвращалось к привычным ритмам. В ужасном болотном чудище, друзья с трудом разглядели Палкана, выбирающегося из таинственных зарослей. За несколько минут до встречи, здоровая туша Палкана-3, шедшая через камыш протоптанной узкой тропой, не удержала равновесие и незамедлительно, рухнула в густую болотную жижу. «Приправой», к общему описанию, были клоки шерсти с навечно запутавшимся в ней репейником. В целом, картина не для слабонервных…
  – Лёшка, ты ли это? – Выходящий следом из болотных джунглей, в сапогах забродах и дождевом плаще, спросил Митрич.
  – Фу, блин, Митрич, - смахнул холодную испарину со лба Денис, - марку держишь, умеешь эффектно появиться!             
  – А, Дениска и ты здесь?
  – Ага, оба, - подтвердил Алексей.
  – Понятно, значит в гости решили заявиться? - Поинтересовался сторож.
  – Да, вчера из города приехали на выходные – жара лютая, а дома наоборот, свежесть и прохлада.
  – Ну, ну… к нам, давече, ливень захаживал, - сказал Митрич подняв голову к небу, - во'на как грунтовая раскисла, до сих пор танком не проедешь.
  – Это мы уже заметили, - согласился Денис, окончательно утратив последние крохи надежды разжечь капризный костёр.
  – Вот и я решил подойти, посмотреть, что тут происходит. Гляжу сюда со своей башни – пар клубами валит, словно паровоз на Казанский по'дали, - ухмыльнувшись, произнёс Митрич. – Ладно, собирайтесь, пойдём ко мне. У меня дровишки в запасе с зимы остались, да и земля там протряхла лучше. 
  В очередной раз, с малым успехом, Палкан-3 стряхнул с себя остатки зловонной болотной жижи налипшей на брюхо и недовольно направился к тропе, из которой пять минут назад вышел.

Глава 4. Начало истории

  Квадратура деревянной сторожки не была рассчитана на количество посетителей более двух человек. Места хватало для койки, небольшого обеденного столика и самодельной печки, сооружённой непонятно из чего. Как дома, так и здесь самое необходимое, а по сути, зачем большая хибара старику? Попробуй протопи такую в зиму, замучаешься дрова из лесу таскать. Последнее два года, здесь проводит бо'льшую часть времени: - поковыряется на своём клочке, прикроет хату, да и сюда – всё же, не так скучно. В тёплый сезон, приезжают искупаться люди из близ лежащих деревень – новости, общение и прочее, а рыбаки круглый год тут, словно на смену рабочую являются. Хозяин пруда продукты из рай.-центра привозит, копейку подкинет. Митрич, в свою очередь, на лодке рыбу из мешка подкармливает, да крюком стальным на палке – сети пиратские к берегу вытаскивает. В зиму лунки долбит, по мере сил, чтоб та не задохнулась. Так и поживает.
  Из-под навеса, старик достал небольшой раскладной столик, прикрытый дряхлой мешковиной, и запасные скрипящие табуретки для гостей.
  – Вот, держите, - выставив на траву «элитную» мебель, сказал Митрич, - располагайтесь,


Поддержка автора:Если Вам нравится творчество Автора, то Вы можете оказать ему материальную поддержку
Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама