Произведение «Дивный Алекс. Часть первая "Утро"» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Сборник: ФЭНТЕЗИ
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 979 +1
Дата:
«Дивный Алекс»

Дивный Алекс. Часть первая "Утро"

[justify]                  – Послушай, я вот о чем тебя хотел спросить…Только не удивляйся пожалуйста…Ты в чудеса веришь?
               – К моему глубокому сожалению, они происходят только в сказках… Разве можно верить тому, чего никогда не было и не будет в нашей с тобой жизни! Выдумки все это…
              – Когда-то я, точно так же как и ты, не верил в эти самые чудеса… Но, случай, произошедший с моим другом Алексом, полностью изменил мое представление об окружающем, нас с тобой, мире… Я сейчас расскажу тебе о нем…

Пролог


            Я осторожно поднялся с земли: у меня все еще продолжала кружиться голова. Прямо передо мной находилось небольшое лесное озеро, окруженное со всех сторон исполинскими деревьями. «Вроде все сходится – вот озеро, о котором она рассказывала мне. Недалеко от этого места должен находиться ее дом», – подумал я, оглядываясь по сторонам. Собрав обратно в букет разбросанные вокруг меня цветы, я увидел еле заметную тропинку, уходящую вглубь леса. Так, как, других тропинок больше не было, я пошел по ней, с интересом рассматривая окружающую меня, необычную растительность.
             Постепенно стало смеркаться. Чья-то щедрая рука рассыпала на темном небосклоне россыпь блестящих звездочек. Лес ожил, наполнился ночными звуками: иногда, раздавались крики птиц и диких животных. Выглянула луна и ее лимонный свет, как нельзя, кстати, осветил тропинку, по которой я шел. Через некоторое время она привела меня на лесную поляну, на которой покоились вырванные с корнем, огромные деревья. На самом краю поляны я увидел маленький домик с освещенными в нем окнами. Сердце застучало сильней и у меня перехватило дыхание. «Еще немного, и я увижу ее!», – мелькнуло у меня в голове, и я, стал осторожно пробираться в его направлении, внимательно глядя себе под ноги, чтобы не свалиться в какую-нибудь глубокую яму.
            Она сидела на подоконнике, лунное сияние причудливо играло на ее облике… Я, некоторое время, с радостным замиранием в сердце, рассматривал ее. Она о чем-то мечтала, и ее мысли были очень далеко отсюда.
            – Дива, – тихо позвал я ее, – это тебе, - и я протянул ей букет с ромашками.
           Она от неожиданности вздрогнула, но, увидев меня, вскрикнула от радости. Спрыгнув с подоконника на землю и, обняв меня, девушка прошептала:
             – Как ты нашел меня? Каким образом тебе удалось попасть сюда?
             – Все очень просто: дорогу к тебе указало мое сердце...
             – Я до сих пор не верю, что ты рядом со мной… Как хорошо, что нам больше ничего не угрожает…Вельможа, в очередной раз, объезжая свои владения подвергся нападению огромной стаи волков…
             – Любимая, я ничего не понял, какой вельможа, и о какой опасности идет
речь?
             – Я тебе потом все объясню милый, – и девушка поцеловала меня.
             На  своих  губах,  я  ощутил,  давно  забытый  мной,  но  такой  прекрасный земляничный запах...


           Ночью, люди, жившие в этом удивительном мире, с восторгом наблюдали странное для них явление: с неба на землю стали падать звезды и на месте их падения вырастали странные, но очень красивые маленькие растения. Они имели желтую сердцевину, и белые вытянутые лепестки…
           Проснувшись на следующий день, я открыл глаза, и яркий солнечный свет ослепил меня. Удивительно, но ты не исчезла, чудесный сон стал для меня явью… Солнце опять взошло надо мной, и я, жадно, как цветок, начинал ловить его  каждый  луч…  Моя  душа,  словно  бутон,  раскрылась,  и  была  готова  вновь принять любовь…


Глава первая «УТРО»


1


               Вечернее солнце, пробиваясь сквозь листву деревьев и попадая изредка на мое лицо, уже не было таким знойным как днем. Я лежал на телеге на свежескошенном сене и, вдыхая травяной аромат, думал о предстоящем отдыхе. Мысли текли вяло, и собрать их воедино не представлялось никакой возможности. Да, если честно признаться и не хотелось вовсе.
                Лошадкой правил возница – дед Прохор. Это он встретил меня на одном из таежных полустанков по просьбе моего друга.
                – К нам надолго иль как? – полюбопытствовал он, раскуривая ядреный самосад.
                – Недельки на две,  – ответил я, – хочется побыть немного вдалеке от людей.
                – Кто чурается  людей, у того больная душа… Вот что я тебе скажу.
                – В некотором роде вы правы… Вот хочу ее подлечить немного в ваших краях.
                – Что у тебя за напасть такая?
                – Депрессия… Болезнь нашего века, так, по крайней мере, говорят…
                – Что за «депрессия»? Никогда не слышал о такой болезни!
                – Ее, раньше, вроде бы  меланхолией называли…
                – Знаешь, что я тебе хочу сказать, я вот прожил всю жизнь – тяжелая она у меня была, да не только у одного меня… Сначала финская… Потом дошел до Праги в Отечественную… Послевоенные годы… Трудно было, но ни у кого не было меланхолии… Вот такие дала…

             Мне вспомнились слова психиатра: «У вас самая настоящая депрессия! Рекомендую Вам взять пару неделек отпуска и сменить обстановку. И никаких телефонов! Отключите и забудьте, что они вообще существуют…» Действительно, чувствовал я себя не важно: все раздражало, апатия к окружающему меня миру и людям в нем, никак не хотела покидать меня…
                  Я поделился с возникшей проблемой со своим самым близким другом Григорием.
                 – Послушай, – сказал он, – у меня родственники живут в такой глухомани, что ты даже представить себе не можешь. На сотни километров не встретишь ни одной живой души. Зато места, действительно замечательные: тайга, озера, небольшие речушки, охота, рыбалка… Как раз то, что тебе нужно! Я свяжусь с родней, они встретят тебя! Так что, пакуй чемоданы, – и он дружески похлопал меня по плечу…
                   – Пока поживешь у меня, – вывел меня из задумчивости дед Прохор,–потом на охотничье зимовье перейдем. Нечего зря баклуши бить, подсобишь мне немного…
                    – Да я с радостью…
                    – Наш Григорий, как там?
                    – У него все хорошо. Недавно  из  Турции вернулся, отдыхать с семьей
ездил.
                    – Понятна! А к нам-то сам, когда выберется?
                    – Не знаю… Навряд ли скоро… Сейчас у него после отпуска, будет много работы…
                    – А ты сам-то женатым будешь?
                    – Нет.
                    – Чего так?
                    – Видно, еще не встретил свою судьбу…
                    – Я, в твои годы, уже двоих детей имел…
                    – У всех по-разному жизнь складывается…
                – Это ты, верно, подметил, – сказал Прохор и, выпустив очередную порцию удушливого дыма, прикрикнул на лошадь: «Ноооо! Пшлааааа! Зорька, давай шевелись, а то на колбасу пущу!» Лошадка, фыркнув в ответ, только повела ушами. Изменения в скорости телеги, не смотря на окрик Прохора, я так и не почувствовал: она продолжала медленно катиться, как и раньше…

2


                   Серебристый лунный свет принес с собой не только колыхающие тени, но и некоторую таинственность в окружающую меня обстановку. Проселочная дорога сразу выделилась – просветлела, и мне привиделось, что там, далеко впереди, кто-то перебежал через нее… Мне, почему-то сразу вспомнились произведения Гоголя о нечистой силе. И тут, словно кто-то, прочитав мои мысли, тоскливо простонал недалеко от того места, возле которого проезжала наша телега. Я, от неожиданности вздрогнул, мое сердце забилось: стало казаться, что вот-вот кто-то прыгнет из темноты прямо на меня…
                       Дед Прохор повернувшись ко мне, и тихо посмеиваясь, произнес:
                      – Испужался?
                      – Та есть немного, – не стал я строить из себя героя, – неожиданно как-то…
                      – Не бойсь. Птица это… Сова…
                   Будто в подтверждение его слов, черная тень беззвучно перелетела через пространство над дорогой, освещенное лунным светом, и затерялась в вязкой темноте леса. Потом оттуда донеслось глухое «ух-уух». Пауза. «У-у-у!» – раздалось из чащи протяжно и жалобно…
                   Я стал опять вертеть головой по сторонам и тут, прямо мне в лоб угодила маленькая сосновая шишка. Опять вздрогнув, я растерянно потер ушибленное место рукой. Мне даже послышался девичий смех. Я помотал головой, чтобы прогнать наваждение и обратился к Прохору:
            – Я себя чувствую так, словно очутился в какой-то заколдованной стране… Странно, сколько вот едем, ни разу не повстречали, ни машины, ни мотоцикла… Вообще никого…
                 – Так ты сам сказал, что в заколдованное царство попал, – посмеиваясь, проговорил Прохор,– и имя ейному царству – Сибирь! А самое, что ни есть дивное его место - тайга! Вот такие тебе, пироги… Понятна?!
                   К селу добрались далеко за полночь. Да это было и вовсе не село, так, десятка два домов, соединенных между собой одной улицей. Разноголосый собачий лай провожал нас до самой избы деда Прохора. Перекусив на скорую руку, мы легли спать…
                     Сквозь дремоту до меня явственно донесся чей-то женский голос, который произнес: «…Я ожидаю тебя…». Сразу, вслед за ним, раздался петушиный крик, и я сразу открыл глаза. Спал я на новом месте плохо, постоянно ворочался и всю ночь напролет вел непримиримую борьбу с комарами – в конечном итоге я сдался, и под их звенящий аккомпанемент пытался хоть каким-то образом уснуть. Не вышло…

                С головой, гудящей от проведенной без сна ночи, я вышел из дома на двор. Было раннее утро, и прохлада приятно освежала тело. Деда Прохора нигде не было видно, и я, увидев рядом со срубом бочку с водой, подошел к ней. Вокруг стояла удивительная тишина, нарушаемая лишь легким шумом близ стоящих деревьев и кудахтаньем кур. Вода на миг потеряла свою прозрачность и через мгновение опять стала как прежде – кристально чистой.
                       Я нагнулся и опустил голову в бочку. Неожиданно, меня кто-то обхватил за шею и поцеловал в губы…
                     – Я подарю тебе любовь…
                     – Кто ты?
                     – Твоя судьба…
                     – Как тебя зовут?
                     – Скоро узнаешь…
                  Я, как, зачарованный смотрел на зеркальную поверхность воды, чувствуя, как капли с моей головы стекают по телу неровными дорожками.
                     – Что? Никак не можешь налюбоваться на себя родимого! Дед Прохор стоял рядом со мной и улыбался.
                   – Я вот, пока ты сну предавался, обед нам раздобыл, – и с этими словами он бросил подстреленного зайца на землю. Сняв с плеча двустволку, Прохор, не глядя на меня, спросил:
                    – Чудной ты, однако. Стряслось что?
                   Помимо своей воли, я произнес:
                    – У меня, на губах, остался вкус земляники… Дед, раскурив самокрутку и внимательно посмотрев на меня, промолвил:
                    – Завтра на заимку перейдем. Косить умеешь?
                    – Нет.
                    – Ничего, у меня быстро научишься. Дурь враз из головы выветрится…
                    После его слов, мне почудился звонкий девичий смех, и я, не раздумывая, окунул еще раз


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Зарифмовать до тридцати 
 Автор: Олька Черных
Реклама