Произведение «Господин Часы. Хоррор.» (страница 1 из 20)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 177 +2
Дата:
Предисловие:
Повесть опубликована в немецком журнале Без цензуры.

Господин Часы. Хоррор.

Стынка Анжелика
Хоррор
Господин Часы
Господин Часы надел красные штаны. На уровне талии взял их под пояс и подвязал желтой лентой от штор. К белой блузе прикрепил "бабочку" синего цвета из бумажной салфетки. Господин Часы решил пройтись по помещению, вверенному ему в длительное пользование.
Дом дремал. Сонно ворочались занавески. Им снились морозные сны. В пространстве белой сказки занавески становились людьми. В белоснежных платьях девушки – невесты бродили по заснеженном лесу и тонкими голосами звали женихов.
Замершие деревья с трудом отвечали им: "Ждите весны, прекрасные царевны".
От невозможности погрузиться в глубокий сон, недовольно кряхтел диван. Мелькающие туманные образы, разгоняли фазу быстро сна. Диван не любил абстракций, он жаждал приключений, чтобы отправиться в бой и в чистом поле сразиться с драконом.
Дивану нравились сказки. Когда-то Николас вслух читал их Марго. Муж открывал книгу. Жена прислонялась к мужу. Звучали голоса. По комнате, словно птицы, порхали волшебные картинки. Вымышленные герои подбирались близко к дивану. Диван слышал биение их сердец.
Ночью дом оживал. Вещи и предметы просыпались.  
Поскрипывал пол. У него были крепкие отношения с людьми и слабые нервы. Подкашливала раковина на кухне. Её внутренний мир был забит всяким сором. Раковина вожделела о пространстве с роскошными садами, где аромат, истончаемый абрикосом, вскружил бы ей голову. Мечтам не суждено было сбыться.
По-свойски господин Часы открыл дверь хозяйской спальни. После полуночи господин Часы брал на себя обязанности смотрителя. У господина Часы была интересная жизнь и он не собирался на пенсию.
«Тик-так». Некоторое время господин Часы наблюдал за спящими.
Муж и жена безмятежно похрапывали. Отвернувшись друг от друга, не соприкасались членами. Сон супругов был мертвецким.
Господин Часы на цыпочках подкрался к люльке с чудесным розовым младенцем трех месяцев отроду. Девочка бодрствовала. Широко открыв глаза, разглядывала потолок. Огибая люстру, по потолку скакала тень лошадки.
"Крошка Джейн. Почему не спишь?" Господин Часы покачал люльку. Господин Часы любил детей. Он к ним относился, как к гусеницам. У тех большой потенциал. Гусеница, если её не поранят смертельно и не сожрёт паразит, может превратиться в бабочку.
При хороших обстоятельствах, если ребенка не погубит родительское воспитание и ему не навредит социум, имеет шанс стать человеком. Господин Часы верил в род людской.
"Вот вырядился". Старуха Труба приметила господина Часы. С некоторых пор у Трубы испортился характер. Все в доме знали причину. Для нее перестали сочинять произведения. Труба не издавала ясный и пронзительный звук. Труба чувствовала себя несчастной.
Господин Часы не взглянул на Трубу, но та не отстала.
"Коротышка". Проскрипела Труба.
У господина Часы была большая голова, длинные руки и короткие ноги. Но никто не смел говорить господину Часы "коротышка"! Старой Трубе лучше было бы прочистить горло, прежде, чем производить на свет, что вздумается.
- Вы подмечаете лишь недостатки, госпожа Труба. - Возмутился господин Часы. - Почему у вас нет личной жизни? Научитесь любить, госпожа Труба.
- Что ты знаешь о любви, Часы? - Фыркнула Труба.
Труба намеривалась поспорить с господином Часы.
Разговор прервался. В хозяйскую спальню ворвались две очаровательные поварешки. Были они настолько хороши, что многих на кухне свели с ума. Нож совершенно отупел от чувств.
Уставившись на Трубу, поварёшки заявили:
- Госпожа Труба, прежде, чем критиковать господина Часы, обновите свой гардероб. Обувь - залог успеха.
Девушки носили изящные сапожки.
- Эх, - вздохнула Труба. - Прошли времена, когда девицы предпочитали скромные наряды. Носили платья в пол и не показывали всему миру лодыжки. Безусловно, то были лучшие дни. – Скрипела Труба. - Сейчас молодежь носит, что нравится. Двигаются только вперёд. Попирают авторитеты. Не прислушиваются к советам старших. Полное отсутствие дисциплины.
- Всё сидите в своем углу, госпожа Труба. – Поварешки, нарушив дистанцию, подхватили госпожу Трубу. - Тоскуете. Пылью покрылись. На вас грустно смотреть. Всё так ужасно!
Труба горделиво поправила шерстяную юбку, на ткани не было ни одной большой дыры. Недавно юбке исполнилось сто лет. Шумно справляли юбилей.
Чтобы защититься от нападок, старуха на все пуговицы застегнула хлопковую кофту, Труба только что постирала её с мылом.  
-  Научитесь подбирать одежду, госпожа Труба. Вещи не должны подчеркивать ваш возраст. Не жертвуйте собой. Обновитесь. Бездействие ведет к смерти.
Поварешки распрыгались, словно дети.
- Вы такие молодые и изящные! - Продудела Трубы. - Беспечные и вольные. Меняете кавалеров, словно перчатки. Скажу вам, юные особы. Время проходит быстро. Сейчас вы в фаворе, а через три года на вас никто не посмотрит. Вот дождетесь, хозяйка унесёт вас в летнюю пристройку. А там… Шансов познакомиться с новым ухажером сводится к нулю. Пыльный буфет без ноги и тот не взглянет в вашу сторону.
- Мы не думаем про завтрашний день! – Девицам всё было ни по чём. Пребывая в мгновении, они распелись. Ах, что за голоса были у них! Одна поварешка пела сопрано. Голос другой поварешки звучал сильней. Бог наделил её меццо-сопрано. У поварешек были прекрасные вокальные данные. Ночью, когда люди закрывали глаза, девицы устраивали концерт. Кухонная публика страстно почитала певиц, а старые ножи и вилки, недавно хозяйка привезла их с дачи и они комплексовали по поводу испорченных форм, образовали фан-группу.
- Что случится через три года, никто не ведает. - С вызовом заявили поварёшки.
- Что угодно может произойти. - Подтвердил господин Часы. - Мы не знаем заранее, счастье или несчастье постучит в дверь. Лично я не могу спрогнозировать ситуацию на ближайшие пять минут. Тик-так. Есть только короткий миг.
Господин Часы лихо запрыгнул на деревянную лошадку. Игрушка стояла в стороне. Игрушка терпеливо ждала, когда подрастет крошка Джейн.
- Веселитесь, друзья, пока есть время! - Весело рассмеялся господин Часы.
- Вы - самодур. - Проскрипела старая Труба.
- Отчего же, госпожа Труба? Иго-го! - Господи Часы отчаянно качнулся взад и вперед. - Вы так решили, потому что я не строю планов? Всё может измениться в одночасье. Пребывайте в хорошем расположении духа, госпожа Труба, пока на вас не рухнул потолок.
- Что вы говорите, господин Часы! - Возмутилась госпожа Труба. - Меня забыли в углу, но я верю в стабильное существование.
- А зря. Будущее может оказаться не благополучным. Кхе-Кхе. – Прокашлялся Альбом.
Никто не заметил, как он вошел в комнату.
Лицо старика было испещрено глубокими морщинами. У губ пролегла глубокая складка. Сторонний созерцатель сразу мог вникнуть в горечь пролетевшей жизни.
- Господин Альбом! - Обрадовался господин Часы. - Вы тоже не спите?
- Не уснуть. - Признался господин Альбом.
- Не хотите ли прокатиться на лошадке? - Спросил господин Часы у господина Альбом.
- Не желаете ли чаю, господа? - В комнату вплыла тетушка Супница. Прекрасная толстушка носила крепдешиновое платье, с некоторых пор крепдешин снова стал популярен. На голове тетушки Супницы была крошечная соломенная шляпка, она очень подходила к её рыжим волосам. В руках тетушка Супница держала изящный заварочный чайник.
Хозяин дома - Николас привез его из Китая.  
У чайника был побит "носик", в молодости чайник числился задирой, но другие части чайника совершенно не пострадали, у чайника уцелела душа. В антикварной китайской лавке чайник страдал от одиночества и Николас привез его домой, спрятав на границе от служащих таможни. Император Цяньлуна любил керамический чайник, а тот служил ему верно.
- Не откажусь от чашечки. Хочу прочистить горло. - Проскрипела Труба. - Вы так добры, Супница.
- Постойте, друзья! Не время чаёвничать! - Возразил господин Альбом. - Послушайте, что я вам скажу.
Господин Часы вытянул шею. Господин Часы был в меру любопытный джентльмен и всегда был готов рассмотреть новые ценности.
- Прискорбная новость. Марго и Николас не любят друг друга. – Сообщил Альбом.
Супница тотчас пришла в замешательство. Супница верила в абсолютную любовь. Условия меняются, а любовь между Марго и Николасом – навсегда.
– Ставлю под сомнение ваши слова, уважаемый Альбом. Это всего лишь ваша точка зрения.
-  Посмотрите сами, Супница! - Господин Альбом развернулся в сторону кровати. – Как странно спят муж и жена.
Господин Часы соскочил с лошадки. Тетушка Супница обронила чайник. Из побитого "носика"  струйкой полилась жидкость с приятным ароматом.
-  Вы правы, господин Альбом. Муж и жена не соприкасаются телами. - Супница громко всхлипнула. – В этой паре явно что-то не так.
- Вот именно, Супница. Язык тела говорит нам об этом.
- Муж и жена охладели друг к другу. – Супница принялась через ноздри издавать такие шумы, что у некоторых заложило уши. Супница всего-то хотела привести в спокойствие свою нервную систему. В ее теле осталось мало энергии. Супница легко расходовала ее на печали.  
- Тише вы. Расшумелись, Супница. – Шикнул на неё господин Альбом. - Разбудите крошку Джейн. Малышка – переходящая ценность во времени. Скоро брак распадется. Придет конец отношениям. Джейн будет объединять двух людей. Ребенок наделит их жизни смыслами.
- Доказательства! - Шепотом потребовал господин Часы от господина Альбом.
- Что – «доказательства»?
- Почему брак распадется?
- Надёжных доказательств нет. - Замялся старик. - Нужно комплексно изучить проблему. Рано делать окончательный вывод.
- Вы уже сделали вывод, господин Альбом. Что уж тут. – Старуха Труба была настроена скептически. Ни то, чтобы у неё было критическое мышление, позволяющее выносить обоснованные оценки. Труба не любила старика Альбом.  - Заключение основано на вашем личном мнении. – Скрипнула Труба. - Ваши взгляды ничего не стоят!
- Мои внутренние убеждения имеют вес! Меня переполняют всесторонние познания. Я богат содержанием. Внутри вас, Труба, лишь звуки. Нет образов. - Огрызнулся господин Альбом.
- Не ссорьтесь, друзья. - Попросил господин Часы. - Давайте разберёмся. Существует проблема.
- Господин Альбом нам не друг, а опасный элемент в этом помещении, он вносит хаос в размеренную жизнь вещей. - Труба зло покосилась на Альбом. Тот покрылся испариной.
- Прошу вас. Не говорите за всех, госпожа Труба. - Господин Часы строго одернул госпожу Трубу. Тон был крайне назидательным. Терпение господина Часы закончилось. - Конечно, можно выражать своё мнение.  – Смягчился господин Часы. - Свобода слова дороже свободы мысли. В этой комнате даже допускаются дебаты. Но не надо выходить за пределы здравого смысла. Пожалуйста, в это опасное время, воздержитесь от личной неприязни и необдуманных комментариев.
Господин Альбом густо покраснел. В доме было жарко, а господин Альбом надел теплый халат, но лучше было бы ему облачиться в легкую тунику.
Господин Альбом вытер пот. Во внутреннем кармане халата находился носовой платок из настоящего хлопка.
Поварешки Луиза и Маркиза вспомнили недавние события, говорящие о том, что в доме кто-то нуждается в поддержке.
- Мы можем предоставить информацию. Хозяйка стала покупать дешевые


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама