Произведение «Руины » (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Читатели: 61 +1
Дата:

Руины

–Магрит, вы понимаете где находитесь? – голос Магистра Альгердо звучит мягко и ласково, но тот, кто решит что и сам Магистр такой же мягкий и ласковый, скорее всего, получит себе ослиную голову на веки вечные. И то, в случае, если Магистр Альгердо будет в хорошем настроении.
–Да, Магистр, я понимаю, где нахожусь, – остаётся ответить прямо. И ещё лучше смотреть не на Магистра, а в потолок, как будто меня привлекла его роспись – а что, событие важное – представители людского рода заключают договор о перемирии с магическим миром!
И неважно, что перемирие это случилось всего тридцать лет назад, а тридцать лет и человечек проживёт, не говоря уже про нас. И неважно, что до перемирия нас жгли, а мы проклинали и воевали. И неважно, что перемирие на бумаге нас не уравняло по факту, и мы всё ещё нежеланные гости в деревнях и сёлах – города-то ничего, смирились, а остальное как-нибудь сложится, ничего! Зато роспись на потолке красивая. На неё и смотрю. У всех такие блаженно-великодушные лица, словно все прямо с ума сошли от счастья, что оно, перемирие, случилось. Хотя, положа руку на сердце, если оно, конечно, ещё во мне есть, признаю – мы нужны людям, а люди нам.
Но это не мешает мне презирать людей. Весь людской мир презирать. И даром, что я работаю в нём, оказываю магические услуги людишкам. Я всё равно буду всегда превосходить их в силе, и этого ни одна бумага не изменит.
–Вы понимаете, кто ещё тут находится? – Магистр Альгердо продолжает всё также мягко, но плавали мы, знаем, что такое его мягкость!
Самое главное не начать шутить. Магрит, держи себя в руках, только не шути! Тут не место и не время.
–Да, Магистр. Я узнаю вас, представителя Академии – профессора Карлини, представителей Ковена – госпожу Бьянку и господина Ламоре, а также подозреваемого – мага Ричарда.
–И? – я не в Академии, но Магистр Альгердо так спрашивает, точно я не выучила урок и выкручиваюсь – такой вот у него тон.
–И представителя людского правосудия.
Я даже имя его не называю. Обойдётся. Много чести!
–Вы сказали, что вам знаком подозреваемый, – Магистр Альгердо замечает моё поведение, но ничего не говорит. Ещё бы! Он древнее меня, и готова спорить на что угодно – много его близких и друзей было сожжено на беспощадных кострах людского мира! – Могли бы вы пояснить, откуда вы его знаете?
Я отвожу взгляд от росписи и нахожу взглядом Ричарда. Он спокоен. Во-первых, смятение тут не поможет. Во-вторых, мы обо всём с ним уже договорились.
–Да, разумеется. Ричард и я учились вместе в Академии. Мы были в хорошей дружбе во время учёбы.
Ну, во всяком случае, пока я не была занята учёбой. То есть, первые три года, которые мне полагались по закону бесплатными. Дальше – либо я должна была покинуть Академию, либо кто-то должен был за меня заплатить, либо я должна была подтянуть свои оценки и стать лучшей, чтобы обучение стало бесплатным.
Благодаря профессору Карлини, который вправил мне вовремя мозги, я прошла третьей дорогой. Он вмешался в нужный момент – никто бы не внёс за меня деньги, некому было…
Ах, профессор, зачем вы так в меня верили? Вы убеждали меня тогда, говорили, что я многого добьюсь, а в итоге что? Я владею третьесортным агентством магических услуг, кое-как свожу концы с концами и вообще ни во что не верю, особенно не верю в себя.
–А после учёбы?
Усилием воли возвращаюсь в реальность. Профессор Карлини одним своим присутствием вгоняет меня в тоску. Он не упрекает меня ни словом, ни взглядом, но я неизменно чувствую, что я его подвела.
–Бывало, что работали вместе. У него агентство магических услуг. И у меня тоже.
Ага, только его богаче, имеет ряд постоянных клиентов и даже персонал. А у меня захламлённое чёрт знает чем вечно пыльное помещение и из помощников – Габи – неприкаянная, то есть рождённая в магическом мире, но не имеющая магии. В минуты особенной тоски я думаю, что мне ещё повезло и есть те, кому хуже – на Габи вообще клеймо и неприкаянность обоих миров, но что-то в последнее время мне даже такие размышления не помогают, пусть и радуют тем, что Габи усиленно цепляется за работу у меня – другая ей едва ли светит.
–И вы взаимодействовали?
–Да, магистр. Бывало и так.
Магистр Альгердо делает знак – мои слова внесут в протокол. Ну и плевать. Всё равно я перестаралась с гневом, когда подставила Ричарда.
–Знаете ли вы, в чём суть обвинения, Магрит?
Киваю. Конечно же  – знаю. Суть в том, что в друзьях Академии значился богатенький человечек – Ворстер Ланге. Именно человечек! Спонсор, чтоб его. Редкий случай! Так или иначе, но Ворстер Ланге получил в качестве признания – амулет от Академии, защищающий его от мелких неприятностей и проклятий. И всё шло хорошо, пока у него не начался конфликт с дочерью. Эмилия Ланге решила, что лучший способ выйти победителем из конфликта – обнародовать факты помощи своего отца для людского сообщества. Но она знала об амулете и опасалась его воздействия.
Идиотка пришла к Ричарду, а Ричард отправил её ко мне, сообразив, что дело весьма щекотливое. Академия это, конечно, одобрила. Дело было весьма трудное – надо было изменить разум Эмилии, лишить её желания вредить отцу с помощью воздействия, которое не проходит бесследно, и должно было начать её точить изнутри, доведя со временем до помешательства или самоубийства.  При этом Ворстер Ланге оставался невредим и полезен Академии, а сама Академия…
Конечно, зачем им марать руки, если есть Магрит? Магрит, что училась за счёт средств таких вот благотворителей как Ланге? Расскажите ей о долге перед обществом, внушите, что она должна сотворить это благое дело и получите себе хорошего исполнителя этой весьма тонкой задачи!
Вот только ваша Магрит из-за проблем с арендой и доходами в последнее время истеричка. Она исполнила всё как надо, но только вернула чек Ричарду, а ещё написала письмо самому Ворстеру Ланге, подписавшись Ричардом. Вот и начался переполох, ведь сам Ворстер о том, что ему желают вреда кто-то, а тем более родная дочь, не знал!
Зато направился с письмом в Академию за разъяснениями. Академия похлопала глазами, изобразила незнание и назначила следствие. Вытащила Ричарда в крайнем гневе…
–Я перестаралась, – призналась я Ричарду, когда он заявился ко мне. – Просто я не хочу, чтобы меня все использовали. Ты остался чист, а я? Мои руки? Ладно мои собственные решения и грехи, но становиться вечным орудием для всех? Обидно мне стало, понимаешь? Вот и не сдержалась.
–Ты дура, Магрит, – Ричард вздохнул, – по-хорошему, тебя надо бы притащить на допрос в Магистрат! Но Академия не хочет шума. Придётся о многом промолчать, в том числе и о том, что дочь Ланге так или иначе уже не та и не будет прежней.
–Не поверишь, но мне всё равно – Магистрат или не Магистрат. Я не хочу быть орудием для всяких дел Академии.
–А придётся! – Ричард обозлился, – ты как хотела, дорогая моя? Ты училась за счёт чужих средств, приобретала знания, магию… неужели ты думала, что это всё лишь благотворительность? Хочу или не хочу…нашла где рассуждать! Если ты не заметила, то никто в этом мире не делает того, что хочет! Всегда есть закон и обязательства.
Наверное, что-то было в моём лице такое, что Ричарда остановило. Он смягчился:
–Ладно, всё нормально. Просто соберись сейчас. Я возьму всё на себя, тебя вызовут свидетелем. Магистрат не узнает, что дело исполнила ты. Просто договоримся о том, что ты им скажешь. Хорошо?
Я молчала. Ричард был прав, я снова сглупила. Я подставила его, подставилась сама, желая остаться независимой и очистить совесть, я перечеркнула уже свершённое. Как будто бы в этом был смысл! А в итоге что? Кому я отомстила? Чего достигла?
–Всё нормально, – повторил Ричард, – ты просто… ты не в себе. Но так было не всегда. Соберись, вспомни о том, что ты ведьма. Вспомни о том, что ты была талантлива в Академии и возьмись за свою жизнь. Что отличает нас от людей? Люди бросаются в слёзы и истерики, а мы? Мы исправляем то, что совершили.
–Я виновата, – признала я. – Наверное ты прав, я не повзрослела.
–Соберись! – потребовал Ричард и я покорилась.
Мы договорились о том, что я буду говорить. Оставалось только выдержать это судилище. Ричарду вменялось в вину оповещение Ланге о том, что ему угрожала опасность. И всё! Деяние, к которому он не был причастен.
–Да, он оповестил того, кто не был его клиентом, о том, что была угроза, – остаётся лгать. Самое главное правило лжи – убедительность. Во имя магии и самой себя я буду убедительной. Ричард прав – я должна преодолеть это. Я должна быть орудием магического мира, потому что я его часть и не получится у меня быть самой по себе.
Я всегда буду с ними. Я всегда буду против людей.
–Вы знали о его намерении совершить это? – Магистр Альгердо всё также мягок.
–Нет, Магистр, не знала.
–Вы знаете, когда он это совершил?
–Нет, Магистр, не знаю.
–Когда вы узнали о совершённом?
–Когда получила вызов в Магистрат.
Ложь, ложь, ложь! Но Ричард спокоен и я держусь выбранной лжи: ничего не знала, ничего не ведаю, в душе не представляю, что на Ричарда нашло!
–Как вы можете охарактеризовать его? – вопрос неожиданный, такой мы не отрабатывали и Ричард настораживается. Он знает меня, хорошо знает, чтобы понять, что вот тут-то я могу и сказать не то.
Охарактеризовать? Пожалуйста! Самовлюблённый, эгоистичный, желающий спихнуть самое грязное дело на других, склонный к интригам, правда, чего не отнять – внимательный к деталям.
–Я бы сказала, что Ричард очень внимателен к деталям, всегда запоминает не только факты, но и то, на что многие не обращают внимания. Ещё я бы сказала, что он достаточно тактичен и добр.
Ну когда не полощет мне мозги и не влезает ко мне в окно. И не подсылает ко мне своих клиентов, и не пытается переманить моих. Противоречивый маг, которого хочется то за всё простить, то огреть метлой по хребту.
У Ричарда на лице удивление. Он, конечно, хладнокровен, но его хладнокровие имеет свои пределы. И себя-то он знает получше, чем я его!
–В целом, я сказала бы, что он всегда придёт на помощь. И четко следит за исполнением закона.
–Тогда как бы вы объяснили то, что он его нарушил и оповестил жертву о том, что имелась угроза? – Магистр не пропустит такой фразы, уцепится!
Но не сильно. Ему тоже не хочется хлестать это дело. Его устроит объективная, почти адекватная причина. И дело будет закрыто на радость Академии.
–Я думаю, дело в личности пострадавшего. Человек…
Язык с трудом выдавил это неприятное «человек». Мне куда привычнее такие вариации как «человечинка» или «человечек» или «людишка», а тут как-то уважительно, как равного… тьфу!
–То есть, господин Ланге, был другом Академии. И, надо полагать, что Ричард просто взволновался от этого. Ведь Академия получила достаточно поддержки от его семьи. Стало быть, особое отношение, пусть и немного непрофессиональное…
Я никогда не умела плести словами так, чтобы получалось прилично. Но приходится стараться.
Благо, Магистр тоже не особенно рвётся меня слушать. Зато отпускает меня на место. Всё, со мной закончили.
Дальше проще – свидетели из числа благодарных клиентов, одинаково твердящие что Ричард хороший и вообще помогающий, чуткий маг. Потом свидетельство от Академии – оказывается, Ричард не просто работал в


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама