Произведение «Другой-14. Юркин период» (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Без раздела
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 102 +1
Дата:

Другой-14. Юркин период



Этого звонка я ждал, но гораздо позже. Но уже вечером пятнадцатого сентября, сняв трубку, услышал:

- Марк? Зайди ко мне завтра домой в двадцать ноль-ноль.

Гудки.

Я уже давно продумал варианты разговора и был готов к нему. Но всё равно оставалась неопределённость. Непрост генерал, очень непрост. И читать умеет не хуже, может и лучше. Только мы с ним разное вычитываем. Ладно, а где я сейчас розы найду? Сезон георгинов и астр, однако.

Без одной минуты девять. Хорошо знакомая дверь. Звонок.

- Марк, дорогой! Заходи, милости просим!

- Вера Васильевна, Елена Петровна, это вам. Виктор Евгеньевич, прибыл по вашему...

Крепкое и очень дружеское рукопожатие. Это сигнал: успокойся.

- Мама, мы с Марком поговорим сначала о делах, а потом можете с ним делать, что хотите. И не подумаю его у вас отбивать. Но сейчас я его забираю.

Мы разместились в креслах, некоторое время, считывая друг друга, помолчали.

- Спасибо, конечно, большое, что не забыл выяснить ( он усмехнулся), но подарок слишком дорогой. Очень похоже на взятку, на подкуп. Работы большого мастера! Если бы такое прислал не ты... Ему бы это обошлось сильно дороже. Не поздоровилось бы. С тобой - другое дело. Просто так вернуть подарок не могу. Ты оскорбления не заслуживаешь. Но в такое положение ты меня поставил, что не мог я тебя не позвать. Не привык к вопросам без ответов. Давай, колись.

- Виктор Евгеньевич, здесь работа большого мастера - только рамки. Дорого, признаю. Настоящее красное дерево. Но не мог же я подарить халтуру на юбилей! Я на этом не разорился, уверяю.

- Да? А кто автор всей этой графики? Ты? Или маляр Тютькин?

- Все работы подписаны. Правда, я попросил подписать так, чтобы подписи оказались в подвороте и ушли за рамку.

- Значит, ты с художником знаком. Так. И он тебе по дружбе порцию шедевров отвалил задаром. Как звать этого ненормального? Кто он?

- Юрий Левитан.

- Марк!

- Нормальное русское имя и нормальная еврейская фамилия. Что вас так удивляет?

- Марк!!!

- Товарищ генерал-майор, моё нахальство не выходит за рамки субординации. Я говорю чистую правду, и вы это видите. Видите же? Я не закрываюсь.

- Да, вижу. Прости. Излагай.

- Юра действительно Левитан. И он мой двоюродный брат. И это его рисунки. И у него огромные проблемы. Вы сами сказали: "Если уж очень припрёт, просигналь". Припёрло.

- Теперь понятно.

Он встал, обошёл свой письменный стол и вернулся с рисунком в рамке.

- Значит, это - автопортрет.

- Да. Я сам не понимал, насколько всё серьёзно, пока не увидел. Мне стало страшно.

- Для меня он чужой, но и меня пробрало. В чём у него проблема?

- Коротко или подробно?

- Коротко.

- Представьте себе, что у вас отняли дело всей вашей жизни и послали учиться другому: хорошему, уважаемому, почётному. Но не вашему. На геолога учиться, на авиаконструктора... не знаю, на ядерного физика. И - ни шагу назад. Некуда. А вам от этого почётно-уважаемого тошно, до смерти тошно! До смерти!

Я транслировал изо всех сил. Он должен принять. Он же тоже Другой.

- Давай подробно. На время не смотри. Максимально подробно!

И я изложил максимально подробно.

- Понимаете, до этого автопортрета я уже знал, что ситуация у Юрки похабная, но...

- Что он упал не случайно?

- Да. Он жуткий растяпа и рохля. Поэтому он меня своим приключением до колик рассмешил. Это в его стиле. Когда я увидел портрет его матери (он у меня есть в репродукции), а потом он у на наших глазах изобразил Наташу - это одна из девушек на рисунках - я понял, что есть смысл просить помощи у вас. Но опять: всё очень спокойно.

- А когда автопортрет?

- Паника! Этот придурок действует импульсивно. Каждый день заказываю межгород. Девчонкам велел глаз с него не спускать, насколько возможно.

- Ты и сам много можешь.

- А если сломаю? Быть бы рядом с ним, другое дело.

Генерал расставил все пять работ вдоль стенки. Долго и очень пристально изучал их.

- Ты понял, о чём я?

- Да. Только это не должно выглядеть экзаменом. Заказ, работа. И без искусствоведов в штатском. Юра не дурак. Он даже слишком умный.

- Через десять дней я буду гостить у друзей на даче под Москвой. Там отметим и вторую звезду. Сиди. Поздравления приняты. Пара специалистов будет среди гостей. Ты сам знаешь, как ему объяснить и родителям. Талантам надо помогать, а …

- Бездари пробьются сами.

- Отож! Пошли, почаёвничаем, защитник китов.

Эрудиция у него, однако!


После разговора с Леной, убедившись, что Юрка не хандрит, а напротив, весьма успешно перевоспитывается в должном направлении, я дозвонился до семейства Левитанов.

- Тётя Раечка, здравствуйте! Как живёте, как животик? Упражняете ли?

- Марик, я тебя убью! Что ты сотворил с моим мальчиком? Это был идеальный ребёнок. Что ты с ним сделал, а?! Познакомил со своими девками. Он с ними днями...

- И ночами? Неужели?! Джигит! Но, позвольте, дням они на работе. Я точно знаю.

- Только иногда, а так ночами он дома. Этого ещё не хватало, слава богу. Он ещё жалеет свою бедную маму.

- Значит вечерами управляется. Молодец! Хоть немножко похудел?

- Типун тебе на язык! Он накупил всяких причиндалов, приходит с пачками рисунков. Кстати, откуда у него деньги? Зарплату из стройотряда он всю отдал нам. Эти девки? С кем он там связался? Он ничего не говорит, всё скрывает. Марк, мы уже боимся.

- Да, эти милые девушки. Им удалось продать два его натюрморта. Портреты я просил пока придержать. Очень недорого, но это первые деньги, что он заработал по настоящему своим трудом и талантом. Поздравьте его!

- Что-о-о?!

- Что он не будет плохим врачом, а будет хорошим художником.

- Этого нам не хватало!

- Именно этого. Вы меня ещё будете целовать во все места. Сейчас вы мне его позовёте, а пока слушайте. Вы помните мой шикарный кейс? Да, "дипломат". И помните, что я вам говорил. У меня появился знакомый фун ди зеер гейхе фенстер. Зеер гейхе! Я подарил ему несколько Юркиных работ, и они ему очень понравились. Уверяю вас, он очень большой человек и много чего повидал. Зря хвалить не станет. Так вот, он хочет познакомиться с автором.

- Ой, Господи!

- Не надо падать в обморок прямо сейчас, он к вам в гости не заявится. Слишком большая шишка для таких пролетариев. Но Юрку он хочет видеть. Через насколько дней он будет у своих друзей на даче. Пригласит Юру к себе. Там будут очень серьёзные люди. Если им понравится, у Юры будут заказы. И кое-что ещё, что в данный момент гораздо важнее. Я рассказал, что он работает быстро, поэтому не исключено, что ему предложат погостить и порисовать там. До начала семестра времени много. Не страшно.

- Марк, Марк, что ты вытворяешь?! Во что ты нас втравливаешь? Что я Яше скажу?

- Что я спасаю вашего сына от вас обоих. Вы его угробляете, а я спасаю от вашей глупой любви. И не вздумайте мне мешать! За Юрку я буду драться. А к маме обращаться можете сколько угодно. Вы знаете, у меня нет от неё тайн. А теперь давайте сюда маэстро. Он дома. Я слышу, как он сопит.

Я заставил его перетащить телефон на кухню (шнура хватало с избытком), закрыть дверь и в точности запомнить мои инструкции.

- Всё, Юрок. Зелёная ракета! Начали! Привет Наташе и Леночке.


"Делай, что можешь, и будь, что будет". Всё, что мог, я сделал. По тому, как увидел Юркин автопортрет Виктор Евгеньевич, и по его оценке этого изображения (он прямо-таки любовно упаковал его в картон, проложив поролоном, со словами: "Я ещё хорошо подумаю, где его повесить"), я сделал вывод: всё, что мог, я сделал правильно. Скребущие душу кошки сдохли.

А потом позвонил телефон. Кто говорит? Мама.

- Привет, сынуля! Лёд тронулся. Юра уехал на дачу. Ты там не соскучился по нам и по подробностям?

В подробностях было так. Позвонили и попросили Юру к телефону. После чего он скрылся в своей комнате и вскоре появился оттуда весь при параде и при полном наборе своих художественных принадлежностей. Драматическое материнское "Не пущу!" было пресечено таким взглядом, что тётя Рая только бессильно рухнула на диван и испортила макияж слезами.

За Юрой приехал очень просто одетый молодой мужчина, который представился Олегом Сергеевичем, коллегой Виктора Евгеньевича.

- Раиса Львовна, чем я вас так напугал? Успокойтесь, бога ради. Юрий Яковлевич, если ваша мама против, вы вполне можете отклонить приглашение. Правда я не вижу ничего страшного в том, что вы это предложение примете. Пара-тройка дней на подмосковной даче, среди чудесной природы и очень приятных людей.

- Олег Сергеевич, я еду. У мамы нервы... Я всё приготовил.

- Юра, если не против, давайте на "ты". Я не намного старше вас, как-то неудобно выкать. Там у нас обстановка самая неофициальная. Просто собрались старые друзья. Я, собственно, сын одного из них. Самый младший из гостей, кроме вас, конечно.

- Согласен. Можно просто - Олег?

- Ну да, конечно. Кстати об обстановке. Юра, а чего ты нарядился на дачу, как на приём к министру? Не впишешься в компанию. Лучше бы тебе переодеться по дачному. Там лес, речка. К нашему приезду уже наверно шашлыки поспеют. Переодевайся, и поехали, а то без нас всё съедят.

Тётя Рая спустилась с ними во двор, холодея от ужаса. Самое ужасное, что она увидела, это была "Волга" обычного серого цвета. Юркин небольшой багаж положили на заднее сиденье. Олег сел за руль, Юра - рядом, и машина вырулила на улицу. После чего тётя взлетела на свой этаж, немедленно назвонила маме на работу и постаралась поставить её на уши требованием осознания всего этого кошмара и экстренного сочувствия. Каковое получила незамедлительно. Ничуть не слабее, чем в самом лучшем вытрезвителе. А вот не надо иметь сестру - психиатра!

- Как мы с тобой Юру прозевали, сынуля? Вовремя же тебе занадобились библиотеки! Райка - дура набитая. И я не лучше. Всё хорошо, всё распрекрасно! Если всё-превсё прекрасно, значит хреново до невозможности. Вот же зараза!

- Твой прогноз, мам? Тогда, у Виктора Евгеньевича, я никакого диссонанса не словил.

- Марк, а я уверен, что всё будет хорошо. (Это папа вступил в разговор.) Генерал сейчас на подъёме. Он же Ольгин завод курирует. Там всё прошло - лучше не намечтаешь. Дочу с мамой ты ему в чувство привёл. Сына его лучшего друга вы с Ольгой осчастливили. Не зря же он именно этого Олега за Юркой прислал. И в генерал-лейтенанты поднялся. Нам даже представить трудно его возможности.

- А что - прогноз? Боря прав. Будем ждать. Надолго это не затянется. И вот что, я полечу к ним. Давно не видела сестричку - отличный повод. Я им там устрою семейный совет! Ты для них не авторитет, и оторваться тебе сейчас сложно. А я неделю отпуска недогуляла. Не пропадать же добру. Завтра напишу заявление.


Юра вернулся на четвертый день. Живой-здоровый и неприлично счастливый. Встретившую его тётю Риту (мама успела прилететь рано утром) он моментально подхватил на руки и закружил по комнате, после чего тут же уронил её на журнальный столик. Если бы не её отличная физическая форма (успела сгруппироваться), пострадал бы и телевизор. Когда вопли, сопли и слёзы были успокоены, останки столика выброшены, а порядок - наведен, с Юры потребовали подробного отчёта. К слову сказать, этот раздолбай мог звонить домой сколько угодно, но сначала он, видите ли, был слишком увлечён и впечатлён, а потом решил сделать сюрприз. Только чудо


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама