Произведение «Правозащитница (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")»
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Миниатюра
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 4
Читатели: 477 +1
Дата:

Правозащитница (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

- Я вчера специально для вас одну интересную новость отксерил про одну очень любопытную старушенцию! – сказал Серёга и достал из сумки лист бумаги. Сегодня был четверг, наш традиционный банный день, мы уже помылись и попарились и теперь, тряся  распаренными кукошками, рассаживались за столом в предбаннике, готовые  вкусить и  закусить, а потом покурить и, как всегда, потрендеть и послушать новости, которыми нас здесь регулрно баловал всё тот же Серега, единственный во всей нашей компании обладатель компьютера с выходом в Интернет.
- Вот слушайте! – торжественно произнёс он и начал читать: « Позавчера знакомый убэповский майор рассказал об одном таком случае. Место действия: ближнее Подмосковье. Накрыли они с коллегами крупное подпольное алкопроизводство, принадлежащее азербайджанской ОПГ. Навели шухер, настроение бодрое, победное. Хозяин (неоднократно судимый азер-бандос) позвонил кому-то. Думаете, на выручку примчались соплеменники? Правильно думаете. Примчались, но несколько позже. Первой, с олимпийской скоростью, прискакала... восьмидесятипятилетняя (!) знаменитая правозащитница и гражданка США Людмила Михайловна Алексеева. Поздоровалась с опешившими убэповцами, намётанным взглядом вычислила главного, деловито обратилась "господин майор" и предложила отойти в сторонку. Там она, показывая немалый опыт в подобных делах, начала "разруливать" (ну, вы понимаете...) ситуацию с пользой как для азерских бандюков, так и для представителей правоохранительных органов. Весьма удивлённый "господин майор" послушал "бабушку российской правозащиты" и вежливо ответил, старательно выбирая выражения, смысл которых можно перевести как "катитесь отседова, уважаемая". Людмила Михайловна обещала ему большие, даже очень большие проблемы, дала дружеские наставления хозяину алкопроизводства, и гордо удалилась. На следующий день коллеги-приятели назвали майора дураком и посоветовали "не связываться с этими". Вот сидит теперь майор, ждёт обещанных проблем...».

- Всё, - сказал Серёга и убрал бумагу обратно в сумку.
- Да, сильна бабка! - уважительно ответил Мишка. – Она, может, и  сама ещё поддаёт!
- Почему? – не понял Серега.
- Потому. Вишь, как резво прискакала-то! Может, сама с бодунюги освежиться решила.
- Не, насчёт поддачи вряд ли, - кисло поморщился Витька-старший. – Куда ей в восемьдесят-то пять? Просто она этого азера крышует. Каждый зарабатывает как может, а уж пенсионерам вообще выбирать не приходится: подвернулся какой-никакой калым – давай его сюда и не гавкай!
- Первый раз слышу, чтобы восмидесятипятилетняя бабка спиртовика крышевала, - ехидно заметил Мишка. – Это уже какой-то апофейёз!
- Да при чём тут твой апофейёз? – опять поморщился Витька-старший. – Тебе же ясно сказали, что она – правозащитница! Значит, ходы есть в Кремле! Она, может, ещё с Сахаровым начинала, с Андреем!
- Ага! Начинала! Только он уже закончил, а она всё начинает и начинает! И никак не остановится!
- Ну и чего?
- Ну и того! Она, может, уже тогда от всего этого диссидентства мозгами поехала!
- А сейчас-то какого хрена она за спиртовика заступаться лезет? – не отступал мишка. – Вот пусть она бы за каких –нибудь сегодняшних Синявских с Даниелями и заступалась! Азер-то тут при чём? Он же обыкновенное чмо! «Палёнкой» торгует, чтобы русский народ поморить!
- Денег ей американских не хватает, вот и лезет! А, может, просто от любопытства!
- Во-во! – вдруг оживился до того дремавший Саня. – Точно! От любопытства! У меня соседка есть, Дора Соломоновна Финкельштейн. Ей тоже  уже скоро сто лет в обед будет! Тоже такая, знаете… глубоко порядочная женщина! Шустрая, как г..вно у в унитазе, и тоже все замечает! Это, если начистоту, такая невозможная старуха, на которой пробы ставить негде! Как иду домой поддатый (а иду я практически каждый день. Я же с работы!), то она тут же мордочку свою израильскую сразу вытянет, глазки этаким гестаповским взглядом прищурит, и шнобелем своим – шмыг-шмыг, шмыг-шмыг! Принюхивается! Чего это вы, говорит, Александр Борисович? Никак опять? По каком-такому очередному торжественному поводу? И шнобелярой своим опять – шмыг-шмыг! И сопли во все стороны –кач-кач, кач-кач! Есть, отвечаю, повод, Соломон Доромидонтович ( а у самого внутри уже закипает)! Юбилей! Двести лет русской народной балалайке! Ещё у тебя, старая проститутка, вопросы будут или мне можно дальше итить?
- Да, встречаются в нашей неприхотливой жизни уродливые проявления, - нехотя признался Мишка и повернулся к Серёге. – И чего ж теперь эта сахарова подруга? Устроит майору небо в алмазах?
- Да запросто! – кивнул Серега. – Она же правозащитница! У неё кругом связи. Так всё извернёт – чесаться этот майор устанет! До капитана дочешется, как пить дать! Не повезло мужику! Вляпался в  диссидентшу!

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама