Адские истории - Пролог (страница 3 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Сборник: Адские истории
Автор:
Читатели: 587
Внесено на сайт:
Действия:

Адские истории - Пролог

сейчас…
А сейчас посреди комнаты заклубился сизый дым и появился взбешенный Мефистофель. О том, насколько он зол я судил по дыму – Мефистофель обычно просто возникал из ниоткуда. И я даже знал о причине его злости.
 –  Спасибо, Ваше Величество – рявкнул он, едва дым улегся, по возможности больше испачкав ковер и стены. Мефистофель не обратил на это внимания и продолжил ругаться – Никогда не думал, что за шестьсот лет службы можно получить такую награду! Кто просил Вас сваливать вашу затею с грехами на мою голову? И еще ладно, если бы вы побеспокоили себя и сообщили мне об этом, хотя бы, за час до Совета, так нет же! Вашему Черному Величеству было не до того, ***! Я ели отделался от Ваших верных подданных. ***! И что же это я такого вам сделал плохого, что вы решили на меня и это повесить? Мало духов в Аду что ли? ***‼!
 – Послушай, Мефистофель… - начал я, не думая обижаться на его оскордительный тон, но Мефистофель меня прервал:
 – Или вы снимаете это счастье с меня, или я ухожу. ***! Не желаю участвовать в этой затее. Она может быть и хороша, но не для меня. Нет, нет, нет, спасибо, но я здесь не причем. ***, ***, Я мирный дух с наклонностями консерватора, и вашей *** мне не надобно! Я все сказал.
Такой ругани я в жизни не слышал, и не смог не улыбнуться. Однако Мефистофеля это, видимо, задело за живое.
 – Ах! Вашему Величеству весело! Ну конечно! Вашему Величеству всегда весело! Я даже догадываюсь, зачем Ваше Величество все это устроило! Вашему Величеству нужен при дворе клоун? – Иронично, но с нотками истерии в голосе прорычал Мефистофель – Ну так вот – я этим клоуном быть не желаю! ***! Ищите себе другого шута, а с меня хватит! – и дух исчез, оставив после себя кучу дыма и вони.
Я сел за стол и попытался убрать дым и запах протухших яиц, но, впрочем, не особенно усердно: если Мефистофель хотел, что бы его не скоро смогли забыть, можно было держать пари – этот дым и запах будут преследовать меня еще долго.
И все-таки, не смотря на ссору с духом, не смотря ни на что – я был счастлив. Так счастлив, как никогда. Теперь оставалось придумать совсем немного. Надо заставить мир произносить мое имя с ужасом. Нужно, что бы, произнося имя Вельзевула, люди, ангелы и демоны содрогались – вдруг Вельзевул их услышит? Ха! Обо мне будут думать, как о чем-то ужасном, как о воплощении зла и порока, и никто не вспомнит, что на самом деле я был невысок, узок в плечах, немного хромал и боялся тараканов. Никто. Правда, никто не вспомнит и о моих положительных качествах – ну кому придет в голову, тысячелетий этак через триста, что великий и ужасный Вельзевул писал в молодости стихи, и влюблялся…
Я смотрел на огромный глобус, стоящий передо мной, и тщетно пытался понять, в какой точке этого глобуса находится рассерженный Мефистофель. Надо помириться с ним. Такого врага я никому не пожелаю.
Да! Насчет врагов! Я и не говорил, что с врагами мне повезло! Да, именно повезло! У меня их сравнительно немного. И мятежей очень мало, что радует! Правда, был один крупный заговор, но я его вовремя углядел, раскрыл, заговорщиков велел упрятать в тюрьмы подальше (даже просьбы Мефистофеля пощадить одного из них не тронули меня!). и все снова стало тихо. Видимо, меня и вправду боятся!
Я встал, потянулся, глянул на часы и вышел из кабинета. Запах и дым последовали за мной. Демоны смотрели на меня с немым вопросом: зачем Правитель Ада загрязняет замок, но я сделал вид, что все так и должно быть.
Я собирался размять ноги и пройтись до центра и обратно, но не тут-то было. Едва я вышел из замка, как увидел на дороге целую толпу галдящих демонов и духов. Я подошел и громко спросил:
 – Что здесь происходит?
 – Ваше Величество!
 – Ваше Величество!? – кинулись все ко мне, и тут я сам увидел причину испуга моих подданных. Дорогу закрывала невидимая стена. Одна из тех, которые так любил Мефистофель. Хотя стена была невидимой, она прекрасно чувствовалась.
 – Ваше Величество, здесь стена!
 – Ее невозможно обойти!
 – И облететь!
 – Ваше Величество‼!
 – Тихо – остановил я демонов. А потом громко произнес:
 – Мефистофель! – к моему удивлению, дух появился,… но по ту сторону стены.
 – Да, Ваше Величество. – Иронично поклонился он.
 – Мефистофель, я был не прав. Ты знаешь.
 – Знаю – кивнул Мефистофель, увидев которого, надо сказать, все демоны разбежались, кто куда.
 – И ты меня простишь?
 – Ваше Величество, только при условии, что вы снимите с меня эту обязанность.
 – Хорошо.
 – Я согласен – и стена исчезла, а я подошел к Мефистофелю.
 – Мефистофель, я должен сказать тебе одну вещь. Мне кажется, что за эти шестьсот лет ты стал для меня не слугой, а другом. Я предлагаю тебе свою дружбу.
 – Дружбу? Духу? Вы шутите! Дух не может быть другом дьяволу, только слугой. – опешил Мефистофель. Однако, вместе с растерянностью я уловил в его голосе нотки возмущения и недоверия.
 – Нет, дух может быть другом дьяволу, если этот дух - ты. Да, я дьявол, но мои знания и умения – ничто, в сравнении со знаниями, которыми владеешь ты. Будь моим другом. – И я протянул руку. Мефистофель колебался долю секунды, а потом протянул свою. Ладонь у него была холодная, широкая, с длинными цепкими пальцами, и удивительно сильная. – И еще, Мефистофель, называй меня по имени: Вельзевул.
 – ? – поднял брови Мефистофель.
 – Да, – я кивнул.
 – Хорошо,  Ва… – но под моим взглядом поправился – Вельзевул.  – Я довольно улыбнулся.

***
Мой слуга, ставший теперь другом, был личностью весьма неординарной. И дело было не только в его магических способностях и поразительном умении нравится. Чем больше я его узнавал, тем больше меня поражала широта и глубина его познаний. Не было темы, на которую он не мог рассуждать. Не было тайны, которую он не мог раскрыть. Но при этом, при всех его талантах прирожденного придворного, оратора, при его поразительном умении нравится и быть в центре внимания, он не любил торжеств, праздников, публики. Они его явно раздражали. Обычно он появлялся на балу или рауте на час-полтора, а потом исчезал, словно его и не было.
Мне жутко хотелось узнать – что же он делает в это время.  Любопытство – не порок, как известно. Так что на этот раз, немного повеселившись, и убедившись, что все гости заняты разговорами, я тихо последовал за Мефистофелем. Конечно, если бы он исчезал магическим путем, мне бы его ни за что не найти, но он предпочитал покидать праздник пешком. И я пошел за ним.
Тихо шли мы по коридорам замка, пока, наконец, не оказались в комнате Мефистофеля.
Он вошел и сразу же сел за стол, мурлыча под нос какую-то песенку. Неожиданно перед ним появилась толстенная, наверное, в ладонь толщиной, книга. Он раскрыл ее на последней странице, вставил туда еще десяток белых листов, и, взяв перо, начал выводить буквы каллиграфическим почерком.
Надеясь на то, что магия замка сильнее внутреннего взгляда Мефистофеля, я встал у него за спиной.
"Кентавры. Умнейшие создания из всех, что обитают в мире Лесов. Эти люди с лошадиным телом обладают интеллектом во много раз более развитым, чем даже духи. Живущие в согласии с природой, иногда своим образом жизни они напоминают дикарей. Но это впечатление рассеивается, стоит заговорить с ними…"  
Я удивленно приподнял брови – что это? Причем тут кентавры? И лишь через нескольку минут до меня дошло – он пишет книгу?! Я разрывался между желанием обнаружить свое присутствие и спросить, и боязнью, что моей магии не хватит, что бы защититься от него – Мефистофель не любил, когда кто-либо лез в его жизнь. Я некоторое время колебался и решил сбросить завесу магии, но меня остановил голос Мефистофеля:
- Здравствуйте, Вельзевул. – Сказал он, не отрываясь от работы – страница была уже полностью исписана.
- Добрый вечер, Мефистофель. Извини, что вторгаюсь в твою жизнь. – сказал я, а потом спросил – А как ты узнал, что я здесь?
- Я вас слышал. Вы пошли за мной из зала. – ответил он, усмехнувшись.
- Однако ты не подал виду – возмутился я.
- А зачем? Вы хотели узнать, куда я ухожу – вы узнали. – Дух отложил перо и вытянул руку вперед, словно разминая пальцы.
- А что ты делаешь? – поинтересовался я, хотя понимал, что меня это касаться не может.
- Я пишу книгу о созданиях Света, Тьмы и Разума. – отозвался он несколько холодно, но без злости.
- А можно – я протянул руку, показывая, чего хочу.
Книга тут же оказалась в моих руках. Тяжелый том в кожаном переплете и с белыми страницами, появившимися у людей только к двадцать первому веку – бумага формата А4. Я открыл книгу на первой странице:
Энциклопедия существ Тьмы, Света и Разума
Было выведено на титульном листе чем-то красным. Кровью? Буквы были старинными, а первый лист казался достаточно старым – веков пять-шесть, наверное.
- Титульный лист старше переплета – заметил я.
- Да. Этот лист особенно мне дорог. Это подарок. Текст написан кровью, как вы могли бы заметить. – Мефистофель, судя по всему, был не очень доволен, что я смотрю книгу, но отказать не мог.
- Обычно кровью подписывают договора, скрепляют союзы, а тут… - я фыркнул.
- Это кровь одной замечательной девушки. Она подала мне идею затеять эту работу. И она же подписала своей кровью титульный лист – чтобы я не бросил свой труд. – Объяснил быстро Мефистофель. Сразу стало ясно – лучше не спрашивать дальше. Следующий ответ может быть не столь любезным.
- Ясно… - протянул я, и открыл книгу в другом месте. На букве "Б". Бесы.
"Бесы – низшие создания в мире Тьмы. Рабы по своей природе, они выполняют в Аду самую черную работу, не сожалея о своей участи ни одного мгновения. Их умственный потенциал очень невелик – они почти не способны к изучению грамоты, арифметики, любых других наук. Зато тяжелый физический труд не подрывает их здоровье, они могут спокойно, без малейшего вреда для себя, работать на шахтах, на вырубке леса, на стройках и в Печах Ада…"

Я был сильно удивлен. Всегда считал, что бесы – тоже, что и черти. Хотя, биологию я в школе плохо учил, так что…
Я огляделся вокруг – почему-то в этом уютном маленьком кабинете (даже не комнате), я чувствовал себя совсем обычным. Не думал ни о величии, ни о славе. Мне просто хотелось сидеть здесь, читать книгу, поглядывать на работающего духа, и больше ничего. Здесь было очень тихо, словно мы находились на дне океана или на необитаемом острове. Потом я снова стал листать книгу. Что-то было… что-то недавно я хотел узнать… О каком-то существе…
- Мефистофель! – позвал я.
- Да?
- Не знаешь, часом, о чем я хотел тебя спросить?
- Отличный вопрос! – рассмеялся он. – Я просто поражен! Вы же не спрашивали!
- Ну, ты всегда знаешь больше, чем хочешь показать.
- Нет. Этого я не знаю. Но я знаю, в какой момент возникло у вас это желание. Могу показать – может, вспомните?
Я кивнул, и стал ждать. Мефистофель сосредоточился, посмотрел на маленькое зеркало на стене, и начал показывать: зеркало увеличилось, раздвинуло книжные шкафы, заполнило всю стену, покрылось льдом. А потом лед треснул, и в комнату ворвались звуки праздника. Шум, смех и звон бокалов сливались в единый звуковой ряд. Картинки мелькали с огромной скоростью, и, наконец, начался Показ.
Я увидел самого себя, идущего по залу.

***
Я шел вперед, оглядываясь и даря улыбки темным существам. Вдруг двери зала


Оценка произведения:
Разное:
Реклама