О, Женщина! Тебя умом нам не понять! (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Новелла
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 430
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
(Из книги В. Красотина «НЕПРИКАЯННЫЙ»)

Мой опыт познания Женщины.

О, Женщина! Тебя умом нам не понять!

«… Говорить о подобном, Узиил, – всегда сложно!  Я бы сказал – очень сложно.  Для мужчины, женщина всегда останется загадкой: не познаваемой в принципе загадкой!  Боюсь, что и для самих женщин, другие женщины всегда будут неразгаданной до конца тайной!  И рискну я, даже, предположить, что сам Творец  нарочно всё так устроил, чтобы познать женщину было не-воз-мож-но в принципе и, чтобы стали невозможными любые попытки изменить её или переделать её в её глубинной сути и предназначении!

Ты знаешь,…  считается, что женщина в своей яйцеклетке передает потомству основную, критическую для существования человеческого вида, информацию (это как системные, корневые файлы в операционной системе компьютеров, вмешательство в которые грозит выходом из строя самого электронного «девайса» - компьютера, а в случае людей - исчезновением всего вида  Homo Sapiens, - Авт.).  Мужчины же,  - выполняют в эволюции более простую, хотя и очень важную задачу передачи, приходящим на смену поколениям, приспособительной информации, позволяющей людям адаптироваться к изменяющимся условиям жизни и выжить в них.  И, только гибель части мужчин, не способных выдержать ухудшающиеся условия существования, позволяет уцелевшим из них передать своей спермой потомству ту самую приспособительную информацию…, и так  –  вечно!...»

- Откуда ты всё это знаешь, приятель? – встрепенулся от дрёмы Падший Ангел.  – В Святом Писании ничего об этом не сказано!

- Учился я,…  много учился, Узиил! – ответствовал я.  – Оттого и знаю.

- Ладно!  Валяй дальше, - примирительно пробормотал Апостольский Посланник и запыхкал «козьей ножкой», набитой пахучим ладаном.

«Но, вернемся, дорогой мой Узиил, к непостижимости женщины, как вселенского явления, сродни непостижимости самого Космоса!  Её особая суть и особый статус в мире предопределены её способностью создавать внутри себя Новую Жизнь и отдавать ее Миру!  Причем, каждая такая Новая Жизнь оказывается наипрочнейшим образом связанной (своим собственным сознанием и подсознанием) с той, которую каждый из нас называет своей МАМОЙ!  Не моя это задача, Узиил, пытаться осветить этот сложнейший вопрос!  Не моя!  Я попробую высказаться, хотя бы, по поводу некоторых аспектов сексуальной сферы жизни женщины, а проще – о её сексуальности, ибо женская сексуальность небезразлична… ни для мужчин, ни для самих женщин, и весьма серьёзно влияет на жизнь, судьбу и степень греховности мужчин в их «кобелиной», как считают большинство женщин, сути!...»

- Они что, в самом деле, считают мужчин кобелями? – почему-то переполошился Падший Ангел.

- Многие да, но и мужчины также верят в то, что, если сучка не схочет (т.е., не захочет), то кобель не скочит (не вылезет на неё)!  Многое зависит от личности человека и обстоятельств его жизни!

- Да, дела тут у вас – на Земле!  Доводилось мне слыхать, что «Весь мир – бардак, все люди – бля…».  Так ли это? – возбуждённо затараторил Посланник и заметался по реанимационной палате, где всё ещё лежало мое бездыханное тело.

- Не знаю, Узиил!  Возможно и так, а, может, и иначе!  У меня никогда не было достаточно времени на эти кобелиные игры с женщинами, поэтому советую тебе разузнать про это в другом месте…

- Ладно, продолжай свой рассказ, - миролюбиво проговорил Узиил и в знак расположения, протянул мне свою фляжку с Анисовой настойкой.  Анисовку я не любил, поэтому отказался от угощения и в этот раз…

«Если внимательно посмотреть женщине в глаза, Узиил, то в них, почти всегда, можно обнаружить весьма загадочное «нечто!».  И это «нечто» таится в  глазах не только зрелых женщин, но, даже, и девочек-подростков!  «Нечто», не поддающееся пониманию и разгадке!  Ну что, казалось бы, они, - эти несмышленые девочки, - могут знать про жизнь?  А, поди ты!  Под их пристально-внимательным, или отстраненным «взглядом инопланетянки» спасует и видавший виды мужчина – мачо,  и подросток (само - собой, разумеется), да и глубокий старик!  Создается такое впечатление, что женщины любого возраста знают что-то такое про жизнь (а может и чувствуют это бессознательно!), что останется навсегда недоступным пониманию мужчин!  И в этом, возможно, состоит непостижимая магия женского пола и его великая тайна.

Широко известно, что сексуальность человека и его интерес к противоположному полу (у нормально развивающихся детей) пробуждается довольно рано, но существенно зависит от многих факторов, включающих в себя, например, особенности его телесной конституции, темперамента, веса, образа жизни, среды обитания, характера питания, типа воспитания и многого другого.  Как правило, маленький ребенок никак не реагирует на обнаженных папу и маму и не интересуется их (да и своими) половыми органами.  Это означает, что он, пока, лишен эротического интереса ко всему тому, что станет в будущем, едва ли, не важнейшей тайной, разделяющей Мир на две половины: Мужскую и Женскую!

Я считаю, что эти два мира разделены Создателем преднамеренно и разведены им в различные стороны Бытия человеческого - прин-ци-пи-аль-но(!), дабы они всегда сохраняли свою аутентичность, непохожесть (анатомическую, физиологическую, психологическую, функциональную и ментальную) и вступали во взаимодействие лишь… для продолжения рода человеческого!   Энтузиасты «натуристического образа жизни и воспитания», в частности, нудисты, не скрывают своих гениталий в любом возрасте и в любой комбинации участников процесса. Это – и не хорошо, и не плохо!  И, как всегда, и во всем, в этом деле есть свои плюсы и минусы.  Сорванный  раз и навсегда покров тайны «Как устроен мужчина, или женщина?», или «Что у него там в штанах, а у нее под юбкой?», остужает, впоследствии (и это хорошо!), не в меру горячие головы от опрометчивых поступков.  Открытая тайна – уже не тайна!  Однако, кто не слышал о… (постараюсь выразиться культурно и деликатно!), о невысокой половой потенции мужчин – гинекологов и акушеров! (И то сказать!  За день такого насмотришься, что вечером уже нереально иметь, хотя бы, минимальное желание обладать той женщиной, что ждет тебя дома!).  Возможно ли после такого дня, чувственно, с прицелом на секс, рассматривать ушки, шейку, ножки и груди, даже, очень любимой женщины?  Боюсь, что нет!  В таких случаях, реалистичней видятся сцены типа «диван – пиво - телевизор», или… «кто там слоняется по кухне - вечно недовольный и неинтересный, как давно прочитанная книга?»!

Так вот, Узиил!  Со временем, детишки начинают играть «в доктора», рассматривая (правда, без какого-либо заметного волнения!) «пиписьки» друг друга, но…, рано или поздно, приходит к ним время жгучего интереса и к этим вещам!  Хотя, я более склонен считать, что в ежедневном общении с противоположным полом у детей, всё же, довольно долго превалируют платонические чувства: это когда девочке просто хочется надеть покрасивей бантик, а мальчику – причесать по-особенному чубчик!

Почему я заговорил об этом, Узиил?  Потому, что, снова и снова, мне приходится задавать себе вопрос об истоках и особенностях моей собственной сексуальности, которая так сильно повлияла на ход моей жизни!  Сексуальности, которая, как ни крути, зачислена многими религиями и духовными учениями в категорию весьма низменных, греховных сторон жизни человека и я уж не знаю, гордиться ею, или стыдиться!  Почему, например, раньше, я не мог без отвращения смотреть на фотографии женских промежностей, и на которые всегда и с нескрываемым удовольствием смотрели все мои сверстники?  Почему это продолжалось так долго, слишком долго, - пожалуй, до 35, или более лет?  Что во мне было не так?  Или так и должно было быть?  И почему это прошло со временем?  Почему теперь я считаю, что область большинства женских гениталий выглядит просто КРА-СИ-ВО!  Особенно, когда она (эта область!) ухожена!  (Ну, примерно, как выглядят красивыми ухоженные, но не любые женские руки или волосы!)  Неужели, просто изменилась (то есть, возросла со временем!) моя сексуальность и всё стало на свои места?  А, может, мораль моя пала дальше некуда?  И может ли такое происходить с тобой, когда тебе уже за 50, или за 60?  А, может, всё гораздо проще, и теперь просто увеличилась моя толерантность ко всем, без исключения, проявлениям жизни, в том числе, и к этим деликатным вещам?  Вопросы, вопросы…"

Я посмотрел на Посланника Небес, но он, похоже, спал, так как издавал характерные негромкие звуки открытым своим ртом.  Мне уже давно хотелось отдохнуть или отвлечься, но его диктофон был включён, и это означало лишь одно:  моя исповедь о прожитой жизни продолжается и она записывается для самого Апостола Петра, и я заговорил снова…

"Возвращаясь к истокам формирования моей сексуальности, я вспоминаю какие-то отрывочные картинки из моей жизни в Тернополе, примерно, в 1951-1952 годах, когда наша няня, Стефания, или просто Стефа, купалась на нашей кухне сама и купала меня, 5-ти или 6-ти летнего мальчика, в железной, оцинкованной ванне.  Вся кухня наполнена теплым, приятным для кожи и дыхания молочным паром, идущим от, всё-ещё, горячей воды со стеблями и листьями чебреца в ней.  Совершенно обнаженная Стефа сидит неподалеку от меня, на скамейке, расставив широко свои крупные, белые ноги…  Между ними виден, завораживающий всякого, (даже такого маленького «мужчинку», каким был я!) пучок кудрявых волос, а ещё, такой – себе, «роток», притаившийся за ним, который американцы называют ласковым словом Pussy – котенок!  Этот «котенок» всё ещё мокр после купания и лениво нежится на свободе, не стесненный дурацкой одеждой и людскими условностями.  Стефа склонила голову набок и вытирает «рушником» свои длинные, вьющиеся волосы.  Тело её – влажное и благоухающее, красивое тело женщины, которой еще не исполнилось и 30!  Я стою в нескольких метрах от нее и не могу отвести своих глаз от её «кошечки»… Закончив вытирать волосы, Стефа манит меня своим пальчиком, предлагая подойти к ней поближе.  Ноги она не смыкает и я подхожу вплотную, продолжая наблюдать за чарующим местом.  Росточку моего было тогда – всего ничего, и макушка моей головы находилась, где-то, на уровне пупка сидящей Стефы.
 
Я смутно помню, что было дальше: и в тот раз, и в другие разы, которым нет числа!  Чаще всего она просила меня поиграть «Там!» моими пальчиками, а затем - и всей ручкой.  При этом Стефа тихо постанывала и закатывала глаза, изредка покусывая зубами свою нижнюю губу.   Я не помню, чтобы я испытывал при этом какое-либо возбуждение!  Я чувствовал, что делаю что-то важное для неё, за что она меня потом будет долго целовать (ну, просто зацеловывать!), тискать в своих объятиях и крепко прижимать к своим, почему - то всегда прохладным  грудям!  Родителям я ничего не рассказывал про «Это» и не знаю, почему Стефу вскоре уволили.  Может, не захотела она приласкать моего отца, или мать моя приревновала?  Подозреваю, что отец мой, некоторым образом, был «ещё тот ходок»!  Об этом свидетельствует дневник, который вела моя мама, да и мои собственные наблюдения…».

    - А теперь скажи, дорогой Узиил, могут - ли такие детские впечатления бесследно пройти и не «прописаться» в подсознании человека?  Думаю - нет! - обратился я к посланнику, который уже не спал и с интересом пялился на меня.

     - Так вот откуда твой


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Реклама