В спину удаляющейся женщины
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Философия
Сборник: Размышлизмы
Автор:
Баллы: 91
Читатели: 1098
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Фабиан Перез

В спину удаляющейся женщины

   

    Он уже довольно продолжительное время шёл за ней, по бесконечному и забитому людьми переходу метро, заворожено глядя на плавное покачивание её сверхфантастических ягодиц, на мерную, слегка ленивую поступь сводящих с ума ног, на рассыпавшиеся по плечам и волнующиеся в такт походке  иссиня чёрные волосы и думал о том, что она – ожившее изваяние античного скульптора, или сошедшая с полотна безымянного и великого художника, не богиня, нет, но смертная, дерзнувшая посягнуть точённостью  собственных форм  на святая святых прекрасного женского мифологического пантеона древних.  Впрочем, скорее всего, так ему только казалось. Так ему подсказывало его собственное воображение, богатством и разнообразием которого он, слава Богу, не был обделён Всевышним, и которое развивалось в нём помимо его воли, благодаря неустанной работе мысли и всегдашнего, на протяжении почти всей жизни, накала беспокойных и противоречивых чувств. «Как это я написал однажды?» - Размышлял он на ходу, неотрывно и восхищённо продолжая рассматривать, способный лишить рассудка,  завораживающе покачивающийся впереди  него силуэт. «Ага, вот, вспомнил:

… И обнажённым меря нервом
Страстей чудовищный накал,
Я щедро тратился резервом
Душевных сил, что Бог мне дал»…

    Народ шёл ровным строем, с разной скоростью, но в одном направлении. На какие-то мгновения чьи-то равнодушные спины заслоняли от него прекрасное видение, он  взволнованно маневрировал, ускорял шаг и облегчённо вздыхал, вновь поймав в фокус своего зрения ошеломивший его образ.  Размышления нанизывались одно на другое и, наконец, пришло ожидаемое и мучительное:
«Тратился резервом… М-да. Тратиться-то, может быть, я и тратился, только вот почему, почему только теперь, когда позади, в невозвратной дали, осталась большая часть жизни, когда юношеский задор и взвешенность среднего возраста стали уже прошедшим, пусть ярким, но именно прошедшим эпизодом автобиографии, почему же только именно сейчас пришло это режущее бритвой понимание истинной красоты женского тела и осознание, до физической боли,  космической поэтики её загадочного естества?» Он поймал себя на том, что скорбно поджимает губы, и со стороны, скорее всего, выглядит забавно. Хотя, торопящимся, как всегда, прохожим, с неснимаемой на лицах привычной маской  житейской озабоченности, до него, конечно же,  не было никакого дела. «Ну и хорошо… И пусть себе топают».  Он коротко вздохнул, расстегнул вдруг ставший душить воротник рубашки и вернулся к своим размышлениям.
   «Нет, конечно, проникновение в эту волнующую суть человеческого познания», - Продолжал он развивать свою мысль, стараясь ни на шаг не отдаляться от идущей впереди ожившей античной скульптуры, -
«Вернее, в одну из её сторон, но, может быть, и даже, скорее всего, самую значительную, было и раньше. Но оно носило неуправляемый, хаотический и импульсивный характер. Это – тайфун, ураган, цунами, торнадо, или что там ещё, из того же ряда, но что-то дикое, необузданное, но и прекрасное в своём неистовстве одновременно. Недаром героями романов, как правило, являются люди молодые, или молодые относительно. Но разница в том, что они – чувствуют. Они просто чувствуют. Чувствуют, но не понимают. А я, кажется, начал понимать. Как, однако, всё просто. И -  несправедливо. Но если, безусловно существующая, Высшая сила, предопределила для человечества именно такое развитие сценария, значит, в этом есть некий сакральный смысл, недоступный легкомысленному людскому восприятию».

   Платье на ней было свободного покроя, чуть выше колен, чёрного цвета, без рукавов. На плечах («точёных плечах»), замысловатым узлом смотрелись тонюсенькие бретельки. Гладкая ткань (шёлк?), несмотря на свободный покрой, плотно облегала фигуру, вернее, даже не облегала, а, казалось, нежно поглаживала кожу и, в то же время, создавалось впечатление, что платье тяготит таинственную незнакомку и что она ждет, не дождётся, когда же сможет, наконец,  сбросить его с себя и высвободить трепещущее тело из досаждающих объятий одежды.  Левая рука, опущенная вдоль туловища, повинуясь умопомрачительному изгибу бёдер, от поясницы кокетливо была отведена в сторону. Правой рукой она поддерживала крохотную ярко-красную сумочку, небрежно перекинутую через плечо. Высокие и тонкие каблуки добавляли пьянящее напряжение запрещённой истомы на роскошные ягодицы, наблюдая за движением которых он готов был разродиться поэмой, исполнить божественную ораторию, или, без раздумий, запродать душу дьяволу. К горлу подкатил удушающий ком, в груди заворочался, покрытый морозным инеем, безразмерный, с острыми краями, булыжник, он даже вытянул шею, пытаясь загнать в лёгкие побольше воздуха. А сердце! Его удары, сравнимые с колокольным набатом, изнутри выдавливали ушные барабанные перепонки, а виски пульсировали с такой силой, что он почувствовал лёгкое головокружение.

    « Сказать, что мной движет похоть – значит извратить до неузнаваемости истинное,  и, уверен, что прекрасное, движение моей души. Или моего естества? Как правильно?  Или всего того, что есть «Я»? Кажется, я впервые по-настоящему сожалею, что во мне нет таланта художника. Я бы рисовал её бесконечно! Я бы рисовал её годами. Обнажённую. Или – слегка, совсем чуть-чуть, прикрытую. Чем-то невесомым и воздушным. И только подчёркивающим её наготу. Я бы изучал её тело по крупицам, по крохотным клеточкам, я бы очень медленно цедил эту женщину микроскопическими каплями, но так бы никогда и не напился ею и только благодаря ей я бы однажды понял, насколько, на самом деле,  мелки, незначительны и смехотворны привычные человеческие устремления и желания. И, в первую очередь, такие, как стремление к власти, к богатству и уничтожению себе подобных, в угоду этим самым стремлениям. Но… Вот тут, кажется, начинается самое интересное. Я бы не смог любить. Нет, я бы, конечно же, любил её, любил без памяти, любил исступлённо, но я бы уже не мог любить только её одну. Мне бы было мало её одной! Вот это да! Забавно… Но, по крайней мере, честно. Погоди-ка. То есть, получается, что твоя, невесть откуда взявшаяся, звериная ненасытность, способна распространиться на нескольких женщин? И это ты понял сейчас?! В твоём, далеко не юношеском, возрасте??» От этой неожиданной мысли брови его поползли вверх, и он недоумённо и даже слегка осуждающе, покачал головой. Глаза продолжали неотрывно следовать за каждым движением божественных ягодиц.
    «Нет. Не на нескольких женщин. На всех женщин мира, достойных кисти художника! И это возможно! Если только оставить за рамками такого допущения плотские устремления и не принимать во внимание физиологический аспект в обладании красотой. Маразм? Ничуть не бывало! Это не что иное, как любовь к прекрасному. А прекрасное многолико. И безгранично. Следовательно, и любовь, и многолика и безгранична!».

    Он вспомнил, как в далёкой ещё юности, когда он оказался однажды в Музее Искусств, его до глубины души поразили выставленные там мраморные статуи древнегреческих и древнеримских богинь. Навсегда врезалась в память необъяснимая и непонятная тогда реакция неокрепшего подростка на откровенную  божественную наготу увековеченных в самых разнообразных позах мифологических героинь. Дрожь волнения леденящим прибоем перекатывала по спине, грудь сдавливало странной тяжестью, и юноша в тот момент был пронзён в самое сердце не столько откровенной наготой застывших скульптур, сколько мучительной для души непостижимой тайной прелести их холодных, мраморных тел. Ему казалось тогда, что разгадка тысячелетней, космической тайны витает где-то совсем рядом, поблизости, но надо было, наверное, либо знать некий секретный код, хранящийся в каких-то недоступных местах,  либо прожить целую жизнь, чтобы, опираясь на жизненный опыт, попытаться когда-нибудь расшифровать тайнопись космической гармонии, выводящей и сотворяющей непостижимость красоты из вселенского хаоса.
    Он нервно ходил вокруг очаровавших его статуй, буквально пожирая их  источавшим  холодное пламя взглядом, и волнение его только нарастало. Прошло немало времени, а он всё никак не мог оторваться от этого изнуряющего душу созерцания. На него стали косо поглядывать бдительные музейные бабушки, зорко следящие за порядком на вверенной им территории. Откуда бабушкам было знать, что творилось тогда в его не закалённой ещё душе?  Скорее всего, его болезненное любопытство было расценено бабушками по-своему, и он интуитивно догадывался, как именно. Щёки его пылали, и он вынужден был, резко развернувшись, покинуть зал. И не только зал, но и музей. Потому что его уже не интересовало, что там было выставлено в других залах. Впечатление оказалось настолько сильным, что к вечеру у него поднялась температура, причём поднялась до такого градуса, что он метался в бреду, а врачи скорой помощи на тревожные вопросы родителей, только пожимали плечами, объясняя его состояние обычным подростковым переутомлением. И это воспоминание на всю жизнь впечаталось в его сердце. Оно могло не тревожить его годами, десятками лет, но где-то, в самых дальних и глухих закоулках подсознания оно продолжало жить и не собиралось с ним расставаться, по-видимому, до самой гробовой доски. И вот сейчас оно всплыло наружу…
    Жгучее любопытство заставило его ускорить шаги. Он теперь страстно хотел увидеть её лицо. А как же? Ведь картина будет неполной без лица. Господи, как же много народа! И, вдобавок ко всему, бесконечный подземный переход выходил на финишную прямую. Ещё немного! Но… Поток идущих разделился надвое, она повернула влево, а ему нужно было направо, и пока он, замешкавшись всего на какое-то мгновение, решал, поддаться ли неожиданно мелькнувшей безумной идее и последовать за прекрасной незнакомкой, или вернуться к размеренному и привычному, уютному и пресному укладу, она скрылась в вагоне метро. Он запоздало рванулся вперёд, но двери, смыкаясь, хлопнули, и в этом звуке ему послышалось, собранное вместе, всё мировое злорадство и уже знакомая ему по жизни, саркастическая ухмылка судьбы.
     Он понуро зашагал к своей платформе, и мысли о прекрасном уступили место мыслям о неотвратимом.  Впрочем, он продолжал оставаться неисправимым романтиком, поэтому в самом скором времени обязательно должен был изгнать из сердца докучавшую в  течение последних лет пустынную тоску одиночества и избавиться от расползающегося плесневелым киселём не свойственного его характеру уныния.


Сентябрь, 2009 г.



Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     10:26 06.07.2017
Замечательно, Ильдар!
     06:05 06.07.2017 (1)
1
Поэма!
     06:08 06.07.2017
У нас про женщин, что ни тема,
Всегда случается поэма!


Спасибо!
     03:39 06.07.2017 (1)
1
мм... божественные ягодицы... какая интрига...
Прекрасный слог! Спасибо!
     03:44 06.07.2017 (1)
1
Без ягодиц бы я не смог
Соорудить прекрасный слог!



Вам спасибо! 

     04:18 06.07.2017 (1)
1
Хорошо, что есть части тела, которые вдохновляют мужчин на подвиги на литературные шедевры!
Спасибо за цветочки...
     04:25 06.07.2017 (1)
Я возражу сейчас тишайшим шепотком,
Что обожаю милых женщин целиком!

     04:32 06.07.2017
1
мм?! ... Ну, так это ж другое дело - цельное тело!
А к нему б ещё и голову - чтоб не вспухнуть с голоду
     22:44 22.10.2014 (1)
1
Высокие и тонкие каблуки добавляли пьянящее напряжение запрещённой истомы на роскошные ягодицы, наблюдая за движением которых он готов был разродиться поэмой, исполнить божественную ораторию, или, без раздумий, запродать душу дьяволу.


Роскошных ягодиц виденье
Мужчинам дарит вдохновенье,
И уж спешит на свет творенье:
"Я помню чудное мгновенье...".
........................................................

...прожить целую жизнь, чтобы, опираясь на жизненный опыт, попытаться когда-нибудь расшифровать тайнопись космической гармонии, выводящей и сотворяющей непостижимость красоты из вселенского хаоса.

 
     09:31 23.10.2014 (1)
1
Спасибо, Ирина!
Добавлю, что за прошедшие пять лет (как летит время!) таинственная непостижимость стала ещё таинственней и непостижимей.  Так что, процесс имеет место быть.  
     14:45 27.10.2014 (1)
2
Скрытый текст
Показать скрытое
Спрятать скрытое
пназис* сознания — эстетическое наслаждение, испытываемое при постижении непостижимого:)

Вот как всё самое интересное и вкусное (начиная с яблока познания), так обязательно запрещено.
Сразу представляется картинка первозданного рая (по типу современного санатория): диетическое питание, целебный сон, длительные прогулки…
Никаких желаний, никаких томлений — кругом тишь да благодать.
Схрумкали яблоко прародители — и первое, что познали — собственную наготу. Не сказал Адам, мол, какая же ты у меня красивая, Ева, чего это я раньше не обращал внимания, нет, давай скорее прикрывать срамные места листочками, потому как стыдно. Вот. Мораль — двигатель прогресса.

И где-то на самом донышке памяти ещё теплится тоска по потерянному бесстыдству…—
*Пьянящее НАпряжение Запрещённой ИСтомы.
........................................................................
))))))))))  

P.S. Пока искала происхождение слова "истома", случайно наткнулась на "омягу".
Омяга (по В. Далю) — изнеможенье, утомленье, истома. Насказать всякой омяги (т.е. наговорить глупостей).
Ох...
     16:39 27.10.2014
2
Скрытый текст
Показать скрытое
Спрятать скрытое
А хороша Ваша омяга! Ох, как хороша! И что-то мне подсказывает, что это далеко не глупости.
За ПНАЗИС - отдельное спасибо! Прям всеми фибрами осязаю, что начинаю входить в историю.
А кто ведёт за руку? Правильно! Женщина. И не важно, на пьедестал, или на плаху, главное, что женщина, главное - таинственная омяга, ею наговариваемая...  
     19:19 11.03.2013 (1)
2
Красиво и одухотворенно о Женщине.
А вот тайны ее постичь не дано никому..)
Женщина - существо необъяснимое: вздорное и пленительное одновременно.
Спасибо!
     20:46 11.03.2013
1
Благодарю Вас, Елена!
И, почтительно склоняя голову, безоговорочно с Вами соглашаюсь.  
     03:33 04.09.2012 (2)
5
А я прекрасно понял переживания ГГ. Не потому что я мужчина. А потому что это правда. От первого до последнего слова. Как хорошо, что здесь, среди этой глупой банальщины, противоречивой и неубедительной экспрессии произведений на сайте удалось найти интересные, продуманные мысли. Теперь процитирую и прокомментирую то, что мне больше всего запало в душу:
«Нет, конечно, проникновение в эту волнующую суть человеческого познания», - Продолжал он развивать свою мысль, стараясь ни на шаг не отдаляться от идущей впереди ожившей античной скульптуры, -
«Вернее, в одну из её сторон, но, может быть, и даже, скорее всего, самую значительную, было и раньше. Но оно носило неуправляемый, хаотический и импульсивный характер. Это – тайфун, ураган, цунами, торнадо, или что там ещё, из того же ряда, но что-то дикое, необузданное, но и прекрасное в своём неистовстве одновременно. Недаром героями романов, как правило, являются люди молодые, или молодые относительно. Но разница в том, что они – чувствуют. Они просто чувствуют. Чувствуют, но не понимают. А я, кажется, начал понимать. Как, однако, всё просто. И -  несправедливо. Но если, безусловно существующая, Высшая сила, предопределила для человечества именно такое развитие сценария, значит, в этом есть некий сакральный смысл, недоступный легкомысленному людскому восприятию».

Вкусно!!! Это недурно и логично написано. Слог лёгкий. По сути, с любовью так всегда и происходит. Её нужно понять. Уж не знаю, как и когда и через какие испытания вы пришли к этой сентенции, но вы, чёрт возьми, правы, автор!
Размышления нанизывались одно на другое и, наконец, пришло ожидаемое и мучительное:
«Тратился резервом… М-да. Тратиться-то, может быть, я и тратился, только вот почему, почему только теперь, когда позади, в невозвратной дали, осталась большая часть жизни, когда юношеский задор и взвешенность среднего возраста стали уже прошедшим, пусть ярким, но именно прошедшим эпизодом автобиографии, почему же только именно сейчас пришло это режущее бритвой понимание истинной красоты женского тела и осознание, до физической боли,  космической поэтики её загадочного естества?

Да. Вот это реально достойный вопрос. Мало кто его себе задаёт. Мне кажется, что в ГГ всё-таки больше благородных побуждений. По крайней мере, его мысли далеки от банальных желаний быдловской части молодёжи.
Сказать, что мной движет похоть – значит извратить до неузнаваемости истинное,  и, уверен, что прекрасное, движение моей души. Или моего естества? Как правильно?  Или всего того, что есть «Я»? Кажется, я впервые по-настоящему сожалею, что во мне нет таланта художника. Я бы рисовал её бесконечно! Я бы рисовал её годами. Обнажённую. Или – слегка, совсем чуть-чуть, прикрытую. Чем-то невесомым и воздушным. И только подчёркивающим её наготу. Я бы изучал её тело по крупицам, по крохотным клеточкам, я бы очень медленно цедил эту женщину микроскопическими каплями, но так бы никогда и не напился ею и только благодаря ей я бы однажды понял, насколько, на самом деле,  мелки, незначительны и смехотворны привычные человеческие устремления и желания.

Да, ГГ понял бы именно это. Тут он прав. Потому что прав автор. Это ещё больше убедило меня в том, что ГГ не станет Чикатилой. За пределами этой истории, разумеется
Жгучее любопытство заставило его ускорить шаги. Он теперь страстно хотел увидеть её лицо. А как же? Ведь картина будет неполной без лица. Господи, как же много народа! И, вдобавок ко всему, бесконечный подземный переход выходил на финишную прямую. Ещё немного! Но… Поток идущих разделился надвое, она повернула влево, а ему нужно было направо, и пока он, замешкавшись всего на какое-то мгновение, решал, поддаться ли неожиданно мелькнувшей безумной идее и последовать за прекрасной незнакомкой, или вернуться к размеренному и привычному, уютному и пресному укладу, она скрылась в вагоне метро. Он запоздало рванулся вперёд, но двери, смыкаясь, хлопнули, и в этом звуке ему послышалось, собранное вместе, всё мировое злорадство и уже знакомая ему по жизни, саркастическая ухмылка судьбы.

О! Как я понимаю героя! Когда все твои образы, мысли, требуют доказательства. оно так близко, и вот! - недоступно - ЭТО СМЕРТИ ПОДОБНО   !
Он понуро зашагал к своей платформе, и мысли о прекрасном уступили место мыслям о неотвратимом.  Впрочем, он продолжал оставаться неисправимым романтиком, поэтому в самом скором времени обязательно должен был изгнать из сердца докучавшую в  течение последних лет пустынную тоску одиночества и избавиться от расползающегося плесневелым киселём не свойственного его характеру уныния.

О, желаю герою вашего произведения изгнать эту тоску! Особенно понравилось "расползающегося плесневелым киселём уныния" - обалденная метафора, или что там ещё...
Да и вам, автор, желаю не превратиться в Чикатило. Ну, в смысле, найти своё счастье и любовь, а если нали - не терять их никогда!   Отлично! Удачи!  
     00:21 15.09.2012 (1)
2
Прекрассный коммет!
Как давно я не читала такое вот произведение. Только у некоторых классиков похож стиль.
Произведение с длиннущими предложениями, с деепричастными и причастными оборотами, переливающими тебя плавно от одной мысли, так сказать, к другой, с завораживающими метафорами,
сочным зримым языком и нормально усваяемыми смыслом, и не ...быт этот заезжий.
Мелочь вроде,по сути, женщине в спину мысли,но как написано, как приподнимает над бытом ...
Автор , по - национальности, поняла - не русский, но как немногие русские могут сейчас писать таким языком..........

Ему казалось тогда, что разгадка тысячелетней, космической тайны витает где-то совсем рядом, поблизости, но надо было, наверное, либо знать некий секретный код, хранящийся в каких-то недоступных местах,  либо прожить целую жизнь, чтобы, опираясь на жизненный опыт, попытаться когда-нибудь расшифровать тайнопись космической гармонии, выводящей и сотворяющей непостижимость красоты из вселенского хаоса.


И никаких мыслей о низменном при чтении даже тонкой тенью не мелькало.
Там же нет в ЛГ ничего не нормального.

Да! И если дать чуть - чуть воли фантазии, можно это проивведене назвать аллегорическим.
Ну, почему нельзя смотреть , размышлять и ...тосковать только женщине вслед?
А например, вслед своим несбывшимся мечтам в этой жизни?
А вслед убегающей , так стремительно уносящейся юности?
А вслед той самой мечте, которая до сих пор сидит глубоко спрятанной болью в твоей душе, и только иногда, когда ты по слабости своей человеческой приоткрываешь дверь немножко, на "пальчик", заглядывая в щёлочку в ту темницу, где сидит оно, несбывшееся, твоя давняя боль -  как опаляет она  и глаза твои, и сердце,  и тело, и душу...
И захлопываешь ты ту дверь, и уходишь прочь потерянной и несчастной , и только шепчешь себе , что

"в самом скором времени обязательно должен (а) (был)  изгнать из сердца докучавшую в  течение последних лет пустынную тоску одиночества...........
Разве у многих такого не бывает?

А эти пронзительные мысли о космосе?
Не прадавняя ли это память (по ведам) о тех планетах, откуда пришли наши души? Почему же нас так мучительно тянет к звёздам?
Почему хочется хоть

попытаться когда-нибудь расшифровать тайнопись космической гармонии, выводящей и сотворяющей непостижимость красоты из вселенского хаоса.
     00:35 15.09.2012 (1)
2
Спасибо, Татьяна!
Когда Вы дали "волю фантазии", то ближе всего и всех подошли к пониманию написанного. И как же я рад, что у меня есть ТАКИЕ читатели!
     00:54 15.09.2012 (1)
2
Добрый день.
Я прихожу на вашу страничку, когда .....не спешу.
Ваши произведения нельзя читать ради развлечения, ради простого ознакомления с вашим творчеством.
И всякий раз созвучие в моей душе с вашими мыслями, вашими темами, вашими образами в стихотворениях особенно  меня настолько поражает, что словно у костра бабочка, боясь опалить крылья слишклом сильным пламенем, я улетаю, чтоб потом ... отдышавшись от потрясения, иногда и с другого компа, придти и снова читать ....свои мысли, чаяния, написанные незнакомым мне человеком.
Вы меня понимаете?
     01:01 15.09.2012
Кажется, понимаю...
Хочется, чтобы Вы почаще "не спешили".  
     09:54 04.09.2012 (1)
2
Спасибо, что не пожалели потраченного времени!
Я передам ГГ все Ваши пожелания.
И Вам - удачи.
     18:18 04.09.2012
2
Вам спасибо!
     23:33 03.09.2012 (1)
1
Удовольствия не получила, потому что не поняла мужских переживаний.
Но доверяя вашим словам, так глубоко эти переживания копающим, в который раз заинтересовалась вопросом о чикатилах. Мы их все осуждаем и отметаем этих извергов.

Но я уверенна, что по отношению к женщинам и детям чикатиллы чувствуют всё в точности то же самое, что
описал самонаблюдательный Ильдар Тумакаев. Из телебесед психологов я знаю, что чикатилы стали таковыми благодаря женским издевательствам над ними в мальчишеском возрасте. И в какой-то незаметный момент
приманка природы в виде женского зада превращается в мозгах чикатил или между их ног ( не знаю) в гораздо больший раздражитель, чем мама-природа задумывала.

И скажите, Ильдар, как сортируют надзорные органы: где эротика, где порно? "Ну, погоди!" - низя смотреть отроку, а "Пусть говорят!" - пусть обглядится.
     10:02 04.09.2012 (1)
1
Я тут даже не знаю, что отвечать. Такого разворота я не мог бы предположить даже при самом фантастическом развитии сценария. Видимо, Ваше воображение даст громадную фору всем пишущим. Но, не сомневайтесь: эпатаж у Вас получился блестящий.
Спасибо за оценку.
Удачи в психологических исследованиях.
     17:09 04.09.2012 (1)
Эпатаж эпатажем. Просто шумная погремушка для забавы.

А у меня, может, крыша едет, почём я знаю. Наслушаешься тут про творчество в пограничном состоянии сознания.

Ильдар, ну для кого написано? Для читателей? Хорошо. Женская часть ни черта не способна понять. Согласны? То, что ZEN поняла, это лишний раз подтверждает

Ну, ладно, некорректно переходить на личности.
Но вы же хотите, чтобы то, что вы написали, было понятным? Или нет? Я ваши чувства могу принять и заинтересоваться ими только если они направлены именно на меня. Вот вы подходите ко мне начинаете "клеить" - всё ясно. Но что такое ваш рассказ, как ни пустая трата времени? Разве бывает абстрактная любовь? Или похоть?

Наверно, мужские механизмы любви и похоти есть и вы пытались найти отличия?
Ну, тупая я, не поняла, о чём речь. Пожалейте, Ильдар, помогите разобраться, раз смогли заинтересовать темой.

     17:49 04.09.2012 (1)
1
Алла Петровна! Голубушка! Помилуйте! Да как же я смогу вот так хладнокровно  и расчётливо взять, да и проанатомировать однажды написанное? Взлелеянное душой и отражённое сердцем?
Может быть, Вы по досадной случайности пропустили вот этот фрагмент: "Сказать, что мной движет похоть – значит извратить до неузнаваемости истинное,  и, уверен, что прекрасное, движение моей души. Или моего естества? Как правильно?  Или всего того, что есть «Я»? Кажется, я впервые по-настоящему сожалею, что во мне нет таланта художника. Я бы рисовал её бесконечно! Я бы рисовал её годами."... Ну, и так далее. Кажется, всё ясно... Не знаю, я совсем от Ваших замечаний растерялся.

Но если случится оказия, буду в Ваших краях - потолкуем вволю о похотливых мужиках
Хорошего Вам, Алла Петровна, настроения!
     20:26 04.09.2012
Да. Мужская душа - потёмки. Но мы, бабушки, дожидаемся иногда оказий.
Если нет, сочиняем сказки.
     00:36 26.02.2011 (1)
2
Ничего себе, Ильдар...!!!!!!
А сами скромничаете насчёт мужского "... спектра ощущений..."
Я почти-что почувствовала себя мужчиной, следуя глазами ЛГ за "роскошным силуэтом".
Одно это Ваше произведение - шедевр мужского восхищения женской природой.
Конечно, наверное не каждый мужчина может передать так тонко, изящно и вместе с тем откровенно свои ощущения.
Теперь, думаю, действительно, женщина способна будить гения в мужчине.

Продолжаю постигать Вас...

Околдованная, зачарованная.
     10:50 26.02.2011
1
С полчаса, наверное, сидел без движения у монитора, не в силах оторвать взгляда от Вашего комментария. Столько пламенных чувств и вдохновенных речей переполнило душу...
Вот...
Вот это "Вот" написал ещё минут через десять.
Новая пауза...
Не знаю...
Сейчас слова бессмысленны...
Спасибо...
     02:38 30.11.2011 (1)
2
Получила большое удовольствие, читая Ваш рассказ.
Только истинный мужчина может нарисовать
такой прекрасный образ женщины!
У меня есть подобная миниатюра:
но в ней  немного другой смысл.
Как правило, воображаемый образ всегда
несоответствует увиденному и всегда разочаровывает.
С теплом. Владлена
     10:48 30.11.2011
1
Спасибо, Владлена!
Искренне рад, что Вам понравилось!
Реклама