Произведение «В ТРЁХ СОСНАХ» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Драматургия
Темы: драмамистикапсиходрамаодноактовка
Произведения к празднику: Рождество Христово
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 1469 +1
Дата:
«В трёх соснах»
Предисловие:
Эта одноактовая пьеса в течении одного часа показывает всю жизнь главного героя Старика, полную мытарств и потерь. Когда-то в молодости он выгнал своего малолетнего сына из дому в сильный мороз и сын пропал… Исколесив Россию за свою жизнь вдоль и поперёк, то ли в поисках сына, то ли в поисках лучшей доли, на исходе дней своих он решает вернуться на малую Родину, где в молодости был когда-то счастлив и где совершил тот страшный поступок. Он взял все свои деньги и теперь хочет поставить памятник своему сыну, которого так и не нашёл. У Старика отказывают больные ноги и он присаживается на поляне, где и встречает Мальчика из местной деревни, куда и сам отправлялся. Мальчик бежит от отца с мачехой в город к тётке. Старик с удивлением обнаруживает, что эта ситуация ужасно похожа на ту, когда погиб его малолетний сын...

В ТРЁХ СОСНАХ

Андрей Кружнов
В ТРЁХ СОСНАХ
(Происшествие в одном действии)

Действующие лица:

СТАРИК;
МАЛЬЧИК;
МАЛЬЧИК В БЕЛОМ.

Середина августа. Опушка в сосновом бору. Посреди опушки три сосны, у одной из них сидит Старик, немного поодаль валяется его сумка. Солнце ещё не зашло, но день уже клонится к закату. Трава за лето успела размахаться в человечий рост. Из кустов появляется белобрысая мальчишечья голова и снова исчезает.

СТАРИК: (окликая). Эй, кто там?!.. (Прислушивается.) Я же слышу всё, чего за моей спиной прятаться… Ну, кто такой, чего молчишь? Я же чую, не зверь ты. Может, больной какой или с тюрьмы бежал, так у меня у самого рыло в пуху – выходи, покалякаем. Может, помогу чем, пожевать угощу. Чего в прятки играть-то?
МАЛЬЧИК: (в кустах). Больно надо.
СТАРИК: Ну, выходи, раз надо, чай, не укушу.
МАЛЬЧИК: (в кустах). А чего выходить-то, мне и тут не дует.
СТАРИК: Ну да. Раз не дует, чего выходить-то… Места у вас тут, слышь, прямо нарисованные… (Прислушивается.) Думал, вот грибков насобирать, а тут, слышь-ка, заблудился. Дурак старый. Беда у меня с ориентацией.
МАЛЬЧИК: Я не местный, сам из города за грибами приехал.
СТАРИК: Да вот и я не особо местный, помню, где-то овраг тут рядом – не знаешь?.. Ну, спасибо за подсказку… (Прислушивается к кустам. Потом пытается встать, опираясь на сосну. Встаёт на правую ногу и тут же корчится от боли.) Эта, малый, слышь-ка, ты не ушёл ещё?.. (Про себя.) Засранец. (Мальчику.) Слышь, малый, не подмогнёшь мне через этот овраг перелезть – отблагодарю. А то я хрен старый – наверх полезу, мослы переломаю.

Молчание.

Ну что ж, потопал я тогда, может, сам выберусь.

Старик делает один шаг, но тут же падает от боли на землю.

(Сквозь зубы.) Отт ты сука поганая!! (Видно как он изо всех сил пытается не закричать.)

Из кустов вылезает Мальчик лет тринадцати с дорожной сумкой на плече, останавливается на  почтительном расстоянии от Старика и с любопытством разглядывает его.


Чего тебе? Вишь, загорать лёг. Сейчас в теньке отлежусь – и вперёд в Затевахино.
МАЛЬЧИК: А говорили, местов этих не знаете.
СТАРИК: Мало ли чего говорил. Я, может, карту вспомнил, тама овраг был этот, за ним деревня. Ну, чего шары-то вылупил, помог бы до тудова деду добраться.
МАЛЬЧИК: (ехидно прищурившись). И чего мне будет?
СТАРИК: (не поняв). В милицию не сдам, не бойся. Скажу, сразу ко мне вышел, как я окликнул только.
МАЛЬЧИК: Задарма что ли помогать-то я буду?
СТАРИК: Это как это?
МАЛЬЧИК: Правда, говорят, что старый что малый. Денег сколько мне за это будет?
СТАРИК: Нисколько. Спасибо скажу.
МАЛЬЧИК: Спасибо на хлеб не намажешь и в карман не положишь. Гуд бай. (Уходит.)
СТАРИК: (встревожившись). Ты чего, малый. Слышь-ка. Ну-ка, давай стой!
МАЛЬЧИК: Чего мне зазря стоять, у меня ноги не казённые. В наше время кто не платит деньгами, тот платит здоровьем – дважды два!..
СТАРИК: Значит, ты говоришь, не местный?
МАЛЬЧИК: Ну, говорю.
СТАРИК: А куда ж ты грибы собирал, тара где? Что, как я тебя подловил.
МАЛЬЧИК: А на фига мне их собирать, после дождей они червивые.
СТАРИК: Отт ты – здорова корова. Ты ж говорил, по грибы тут приехал. Это ты мне, слышь-ка, уже сразу врать-то стал?
МАЛЬЧИК: А, может, вы бандюк какой, почём я знаю.
СТАРИК: Бандюки банки грабят, а не в лесу валяются.
МАЛЬЧИК: А, может, вы в бегах, может, у вас «калашник» в сумке.
СТАРИК: Отт засранец. Если б у меня «калашник» был, ты б передо мной руки в брюки не стоял с наглой фотографией. У тебя-то у самого чего в рюкзаке понапихано?
МАЛЬЧИК: Гранаты и одна мина. Противотанковая.
СТАРИК: (передразнивая). «Гранаты». Вона шуба торчит, поди, обчистил кого, а теперь вон когти рвёшь. Смотри, малый, у меня в городской ментовке дружбанов – ой-ёй-ёй. Глазом не успеешь моргнуть как в колонию загремишь.
МАЛЬЧИК: Не пугайте – пуганые.
СТАРИК: А то вон, вишь-ка, денег ему давай. Поди, караулил здесь, пока дед заснёт, а он потом бы его обчистил. Видали мы таких пуганых.
МАЛЬЧИК: Я не караулил, на фига мне, я палку искал.
СТАРИК: Ага, соври, чтоб орехи сбивать.
МАЛЬЧИК: На фига орехи. Я примерял как бы вас сзади по лысине бабахнуть – потом бы уж обчистил. А то больно ждать долго.
СТАРИК: (зло). Я тебе дам «бабахнуть»! Я тебе сам бабахну. Террорист сраный – бабахнет он. Ну-ка, дуй отсюдова, что б духом твоим не пахло больше! (Старик от бессильной злобы швыряет в него куском земли.)
МАЛЬЧИК: (скривившись). Ха-ха – испугались. Ничё, сейчас стемнеет, роса ляжет. Место здесь на отшибе, найдут не скоро. В прошлом году у нас волки телка зарезали, аж, до мослов сгрызли. Ну ладно, потопал я, может, сегодня ещё успею шубу ворованную толкануть. А, может, вы возьмёте? За тыщу отдам – задарма почти. Тогда уж и до утра протянуть можно. Это ничё что женская, грудь зато во какая – просторная!
СТАРИК: (меняя тон). Тебя как звать, коммерсант?
МАЛЬЧИК: А чё?
СТАРИК: Скажи как звать, тогда шубу возьму. Только по честному.
МАЛЬЧИК: (немного подумав). Ну, Паштет.
СТАРИК: (сначала не поняв). Чи-иво?.. (Начинает смеяться.) Ну, а я тогда этот, «суповой набор». Иди, Паштет, побратаемся.
МАЛЬЧИК: Больно надо со всяким старичьём брататься. У меня братан один – Губастый. За меня любому в морду сунет: недавно пастуха так уделал, тот две недели с кривым рылом ходил.
СТАРИК: Мда… несчастный ты человек, «паштет, губастый». А ведь без имени человек, как река без рыбы – мёртвый. Вот меня Володей зовут в честь князя Владимира, был такой великий князь на Руси. Ему ещё сам Илья Муромец служил – да! Придёт к нему в терем, сам здоровый, плечи – во! – поклонится до земли и говорит: «Здравствуй великий княже, Володимир, наше Красно Солнышко».
МАЛЬЧИК: И чиво?
СТАРИК: А то – что паштет люди жрут, а потом в сортир ходют, а Владимира уважают, кланяются – потому что имя (показывает пальцем на небеса), оно оттуда даётся, а не братанами твоими зачуханными.
МАЛЬЧИК: (скривив лицо). И что ж изменится, если меня Михаилом будут звать?
СТАРИК:  (оживившись). Во, вишь – Михаил. На небе тоже архангел Михаил живёт, всем людям на Земле помогает и плохим, и хорошим.
МАЛЬЧИК: Ладно мне туфту-то впаривать.
СТАРИК: Зря хмыкаешь, Миша. Сейчас вот смотрит он на нас сверху, крылышки сложил, головку набочок – вздыхает несчастный.
МАЛЬЧИК: Архангелы несчастными не бывают.
СТАРИК: Эх, Миша, Миша, умён ты не по годам!.. Бог тоже несчастным может быть, когда видит какое горе на  свете творится. Вот сидит сейчас этот архангел на облаке, глядит на тебя, вздыхает и думает: «Миша, Миша, малый ты, конечно, не дурак, но и дурак немалый!»
МАЛЬЧИК: Сам дурак старый! (Уходит.) Ну и торчи тут один!
СТАРИК: Деньги ему давай. Неужто деньги кто в лес берёт! Башкой подумай!
МАЛЬЧИК: (из кустов). Они у тебя в левом кармане, я видел как ты их из сумки перекладывал.
СТАРИК: (обидевшись на «ты».) Видал он! Может, это не деньги, может, это бумажки фальшивые – долго что ль наляпать.
МАЛЬЧИК: Ха, кто ж по лесу с фальшивыми деньгами бродит – чё уж я с головой не дружу что ль.
СТАРИК: Ну, ладно, солнце и вправду скоро сядет. Сколько ж тебе за помощь надо, коммерсант хренов?
МАЛЬЧИК: Тыщща.
СТАРИК: Чего-о?! Ты что, малый, офанарел что ли? Я таких денег-то сроду не держал, на мою пенсию кота не прокормишь – «тыщща»!
МАЛЬЧИК: Ладно, девятьсот. Больше ни копейки не сбавлю.
СТАРИК: Двести рублей тебе за глаза хватит. Конфетов себе накупишь, эту… кока-колу. Хотя такие как ты уже и сигареты вовсю шмоляют и по пиву тоже… Может, тебе на этот, на наркотик?
МАЛЬЧИК: Ага, что б на всю неделю – сразу.
СТАРИК: (про себя). Отт фортепьяно мать! Это чего – уже и дети!.. (Михаилу.) Слышь-ка,  ты давай мне туфту не впаривай. Ну-ка, руку покажи давай… Не боись, я не стукач какой задрипанный – чисто для интереса.
МАЛЬЧИК: (выходя из кустов). А я насморк лечу.
СТАРИК: (не поняв). И что?
МАЛЬЧИК: Нюхаю я, чего руки-то дырявить. А то в школе увидят, потом в ментовку затаскают.
СТАРИК: Не верю я тебе, малый, темнишь ты. Ну и чёрт с тобой.  Слетай в деревню, мужиков приведи, а потом я тебе все пятьсот – сразу, бумажка к бумажке.
МАЛЬЧИК: Во-первых, деньги вперёд, а, во-вторых, в деревню я не пойду.
СТАРИК: А, понятно, там, поди, шубу-то долбанул.
МАЛЬЧИК: Ага, у жены председателя – во дворе сохла. Чё, думаю, такой уродине такая шмотка классная – взял да пошёл.
СТАРИК: А как же мне помочь собрался?
МАЛЬЧИК: А я вас через этот, через овраг переведу, а там тропка в лесу, на ней и сядете, может, кто пойдёт, подберёт.
СТАРИК: «Пойдёт, подберёт»! Соображай чего несёшь-то! А если до утра никто не пойдёт, мне, чего ж там, подохнуть что ли?
МАЛЬЧИК: Можно костёр разжечь, я хворост насобираю – ничё, протянуть можно.
СТАРИК: Ага, скорей я там костыли протяну. Не, за такую услугу пятак не дам тебе, не то что круглую сумму.
МАЛЬЧИК: А здесь уж точно никто не найдёт.
СТАРИК: Ты ж нашёл.
МАЛЬЧИК: Я в бегах, потому и здесь.

Пауза.

СТАРИК: Солнышко садится, зябко чего-то. Ты бы костерок что ли какой…
МАЛЬЧИК: А спички?
СТАРИК: Ты ж подкуриваешь от чего-то.
МАЛЬЧИК: От зажигалки в Мерседесе.
СТАРИК: Ну да, Мерседес в рюкзак не положишь, по лесу тоже на нём – не ах… (Кидает Мальчику коробок.) Лови… Сыроваты маленько, ты их на пенёк положь, пусть подвянут.

Мальчик собирает хворост.

Мишка, ты мне малины нарвал бы, а то чего-то горечь на языке, тьфу ты. (Сплёвывает.)
МАЛЬЧИК: Это печень. Попили, видать, помоложе-то были.
СТАРИК: Я и сейчас – стакашок за обедом. Чай, один раз живём, там-то уж никто не нальёт.
МАЛЬЧИК: Во-во, у меня тоже отец шары зальёт: «Буду, говорит, пить, буду жить – с утра просохну, сразу сдохну».
СТАРИК: Вишь-ка, силён на язык-то.
МАЛЬЧИК: Не только на язык, в грызло так заедет – все сопли на стену.
СТАРИК: Выходит, он буйный алкоголик у тебя.
МАЛЬЧИК: «У меня», это он у мачехи, а у меня его нету давно.
СТАРИК: Ну чего ж, бывает, бывает… То есть я говорю, хуже иногда бывает. Недавно вот передавали, женщина в Ростове троих детей отравила, своих детей. Объяснила так, что кормить не на что… Беда.

Мальчик складывает хворост и пытается разжечь костёр.

Мишь, а малинки?
МАЛЬЧИК: У меня ж не сто рук.
СТАРИК: Ты вот споднизу дуй – он сам пойдёт. В общем-то, чего я советую, ты малый сообразительный, сам всё смастрячишь.
МАЛЬЧИК: А то.

Хворост начинает тлеть.

СТАРИК: (наблюдая за костром). Пошёл, пошёл… Ну, Миш, живём: теперь нам никакой волк не страшен, хоть крокодил.
МАЛЬЧИК: А чего их летом бояться, сзади пройдёт, даже не заметишь. Летом волки сытые…

Слышен крик птицы и шум крыльев.

СТАРИК: (задрав голову). Слышь-ка, не нравится им – чужие в лесу. Поди, думают, притаились, замышляют чего…
МАЛЬЧИК: Спугнул кто-то… Может, Белявый. Самое время.
СТАРИК: Что за «белявый»?
МАЛЬЧИК: (переходя на устрашающий полушёпот). Это место знаете как зовётся? Мальчишкина горка. Здесь каждую пятницу, как темнеть становится, призрак меж деревьев ходит: кучерявый такой, белый-белый, как из снега, поэтому белявый. С виду вроде пацан, руку протягивает к тебе и с собой зовёт. Кто его коснётся, вместе с ним уходит, насовсем… Говорят, в этих местах мальчик погиб, теперь вот мается всё.
СТАРИК: Хреновый ты фантаст, Мишка, не страшный. Вот если я тебе про свою жизнь выложу, у тебя мурашки с кулак выскочат.
МАЛЬЧИК: Богом клянусь, один раз его издаля сам видал!
СТАРИК: Отец-то с мачехой где, говоришь, живут?
МАЛЬЧИК: А чего?
СТАРИК: В Затевахино что ль?
МАЛЬЧИК: Это где?
СТАРИК: У козла на


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама