ВиланЖ 2. Шкатулка Тамерлана. Глава 9. (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 338
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
https://www.youtube.com/watch?v=dRQCLy61Y_8 - буктрейлер к книги

ВиланЖ 2. Шкатулка Тамерлана. Глава 9.

Четырнадцатый век, вошел в эпоху Возрождения, полностью меняя умы человеческие. В то столетие Мир принадлежал самому человеку, выходил из него и заключался в нем же. Без Бога, сверх естественных сил, добрых и злых духов. Верх брали личности, свободные от любых запретов, заново создавая эти самые правила и запреты, но уже для тех, кто шел за Титанами своего времени.
Одним из таких «Человеков!» был Тимур из села Ходжа- Ильгар, близ Кеш, в средней Азии. Дикий, потный мужик, одетый в кожу и меха, обвешанный оружием и трофеями. Воинственный, сильный, весьма отважный и сдержанный. Обладая трезвостью суждений, он умел принять самое верное решение в трудных ситуациях. Эти черты характера и притягивали к нему людей, заставляли безропотно покоряться. Выше многих своих соплеменников настолько, что в быту считался большого роста. А в те времена, да в их степях, мужчины все были коренастые крепыши, с кривыми ногами, от постоянного проведения времени в седле.
Он позволял себе практически все – считая себя Повелителем Мира! С легкостью стирал с лица земли сотни городов, при этом – трепетно возвышал свою собственную Колыбель Мира. С великим рвением заботился о процветании своего родного Мавераннахра и о возвышении блеска своей столицы — Самарканда, пригоняя из всех завоёванных земель мастеров, архитекторов, ювелиров, строителей, зодчих для того, чтобы обустроить города свои. Совершенно безграмотный, но умеющий слушать и самообразовываться. Свободно владел персидским, тюркским и монгольским. Хотя последний и уходил из обихода в его окружении. У султана, как его часто именовали, было четыре визиря, которые полностью занимались полезными и вредными делами. И он, несмотря на веяния моды: «свободы от веры», был глубоко верующим и исполнительным. Придя к власти, он создал свод законов «уложения Тимура», в которых были изложены правила поведения членов общества и обязанности правителей и должностных лиц, а также правила управления армией и государством. И этот Закон признавался равным для всех, как для эмиров, так и подданных.
****
Большой колонный зал Куксарая гудел, словно улей. Золотые своды, кирпичные арки, как и мраморные, вымощенные узорами полы, блекли под снующей по кругу толпой мужчин, кричащих в радости и делящихся своими подвигами. За арками располагались мощные, плотно закрытые, деревянные двери, охраняемые с двух сторон, вооруженными лучниками. У центральной стены, на высоком троне, из зелено-голубого камня, сидел мужчина и из под бровей, угрюмо, смотрел на дверь, не замечая своих подданных. Поседевшие рыжие волосы, завязаны на затылке узлом, торчали из-под конусообразной шапки, отороченной мехом и украшенной крупными камнями. Не стриженные, длинные усы разделялись на две половины и сливались с небольшой, густой, клиновидной бородой. Несмотря на жаркое время, его богатый халат, дополняли доспехи, меха и несколько кушаков. И хотя взор его был хмур, счастье, от последнего похода и количества трофеев, читалось во всем облике. Поев от «пуза» и выпив не одну чашу вина, он хотел, и требовал зрелищ.
- Мой дорогой звездочет! – гаркнул он, перекрикивая толпу, заставив ее замолчать и слушать. - Не думаешь ли ты, что прошли все сроки, твоего предсказания?! Так, где же те, кого ты ждал, и кого так смело назвал Посланниками Бога!
- Они здесь, мой господин! В городе. Разреши проводить их к тебе? – мужчина вышел вперед и склонил перед эмиром голову.
- Давно пора! Убрать столы! Дайте место видеть то, что предлагает мой Асон!
*****
Открылась дверь, и прежде чем войти Гаи увидели длинный проход и еще одни двери, закрытые и охраняемые. Свод кирпичных арок и стены были расписаны голубым узором, а сам проход был пустым, без мебели, картин, или напольных ваз. Шагов за десять, лучники принялись открывать перед ними ворота, наполнив своды дворца, скрипом не смазанного железа. Огромный зал, в конце которого виднелся трон, а по обе стороны, прямо на полу, в специально выдолбленных углублениях, сидели, дикари. Во всех смыслах этого слова. Тимур восседал один, изучая Гаев, и только несколько скамей, стояли пустые у ближней к нему стены.
Тимур увидел шестерых, трех мужчин и трех женщин, как ему показалось очень мелких, каких-то безликих людишек, хорошо, но не броско одетых, с пустыми руками и без слуг. Усмехнулся их беспечности и от мужчин сразу отвел свой взгляд, нагло принялся разглядывать женщин, совсем не прочь пополнить гарем новыми наложницами, но, с каждым шагом их приближения, он менял свою заинтересованность, проявляя внимание к сильной половине, к их уверенному шагу, гордой осанке и мощи.
Шестерка, неторопливо, не выказывая никаких эмоций в адрес толпы, довольно близко подошла к нему и осталась стоять, даже не склонив головы. Он вскочил, задетый их гордыней, но подавив минутный гнев, рассмотрел, что лишь одна из трех женщин, будет ниже его. А о мужчинах и говорить нечего. Спускаться передумал, дабы не потерять своего величия. Сел, забросив ноги на подлокотник своего трона.
Жан и Виен стояли немного впереди, дети по обе стороны, буквально на шаг отступив от них. Не почувствовав ничего, кроме любопытства, Ви дала знак мужу.
- Приветствую тебя, правитель Самарканда! Основатель Тимуридов. Тимур бин Тарогой Барлас!
Услышав свое настоящее имя, он вздрогнул и направил свой взор на обратившегося к нему, не разобрав из речи, кроме имени, ни слова. Не то, чтобы никогда не слышал этого языка, просто не задумывался над тем, что кто-то будет говорить с ним на чужом, а не его наречии. Это разозлило, по рядам пошел гомон. Жан выждал и продолжил: - Мир дому твоему, любовь сердцу и благосостояния!
Тимур щелкнул пальцами, к нему подошел один из советников, перевел совершенно не то, что было сказано. Жан и Эд насторожились, вслушиваясь в каждое слово. Советник перевел полностью льстивые речи. Жан, поняв диалект, поднял руку и, выразив на лице сарказм, произнес:
- Твой человек врет! Он не знает моего языка. Нам же странно, что Великий правитель, тревожащий Рязанские земли и мечтающий взять Московию, не знает языка желаемых земель!
Тень удивления пробежала по лицу хана и он, расслабившись, вымолвил:
- Так вы всего лишь Русичи! – не сдержался, заржал, замахав руками, давая повод своему окружению подать голос и хохотать вместе с ним.
- Нет! Мы не только Русичи! – Дождавшись спада смеха, пояснил Жан, не оглянувшись, не проявив ни одной эмоции.
- Тогда кто вы? – уравновешенность голоса Жана успокоил хана, не смотря на то что, тот не удостоил ответом его вопрос, продолжая свою речь:
- Негоже, великому вассалу так встречать посланцев, да еще сидеть, задрав ноги, в присутствии гостей, не предложив присесть женщинам! – Тимур вскипел, но будучи счастливым от похода и добычи, привезенной днями, решил дать им немного времени, потешить его, перед смертью, какую им уже придумал:
- Садитесь! – Махнул рукой и подвинулся вперед, чтобы до мелочей рассмотреть их реакцию. - Места много! – Опять захохотал хан. Жан ответил улыбкой, и все остались стоять. - Так с чем пожаловали? И кто прислал? – Жан опять, игнорируя его вопросы, подводил разговор в нужное русло:
- Дозволь спросить. Ты мусульманин, принявший единого Бога, живешь в душе ли с Богом? – Говоря медленно, делая долгие паузы, Жан тянул время, концентрируя его внимание на себе, а Вилен слушала. Дэн уже понял причину его боли, достоверно определив очаг ее, знал, что сможет обезболить на какое-то время. Ев же нашла лазейку в его голове, и так же была готова послать хану видения. Как только Тимур немного задумался, послала ему первую картинку – фантом Ангела. Тимур вздрогнул, увидев парящего, седовласого, с огромными белыми крыльями, между ним и пришедшими. Сразу остудил свой пыл и повысил интерес к ним.
- Алам- насаб – нисба, принявший имя – Тимур-э-Лан! – Вступил в разговор Эд. – Тебя мучает боль, дозволь снять ее, чтобы ты с легкостью и удовольствием мог продолжить беседу?
Тимур придвинул туловище вперед и заржал:
- Не один из моих целителей не смог сделать это! А вы…. – Дэн, уже держа под контролем его воспаленный нерв, шел к нему, не смотря на то, что не получил согласие, и чем ближе он подходил, тем меньше были мучения хана. Дэн точно знал, что обезболит его на день. Завтра боль вернется, а значит, у них есть шанс прожить еще сутки, а у хана возрастет любопытство и потребность в них. За спинами Гаев пошли волнения, но Ев, от имени самого хана, дала их головам приказ «Сидеть!», нечаянно задев и самого Тимура. Неторопливо поднявшись по ступеням Дэн возвысился над ханом, чтобы не вызывать агрессию, сделал шаг назад, сровнявшись лицом к лицу, положил свою кисть над усохшей рукой хана, затем опустил на колено. И так же неторопливо развернувшись, пошел обратно. Вел тем временем, держала барьер между двумя частями помещения, не допуская и малейшего поползновения к ним.
Тимур почувствовал облегчение, осознал рост Дэна, черты его лица, а самое главное – глаза. Он не видел еще таких чистых, успокаивающих, мужских глаз. Он словно взлетел над землей, окунувшись в синеву глаз. Не теряя этого чувства, перевел взгляд на остальных. И теперь, не терзаемый многолетней болью, изучал гостей: Вел была немного ниже его, сантиметра на два, но обув свои сабо, казалась выше. Ев была ростом, 172см, как и сам Тимур, обувь возвышала ее ровно на десять сантиметров. Парни же были выше отца, который наголову, а то и больше был выше девушек, даже на каблуках. Вся же рать, была ниже хана.
- Так вы принесли мне весть от Бога? Я должен верить?
- Ты в ком усомнился? В Боге или Вере? – Вопрос Жана лег на его вопрос, опять оставив без ответа, заставляя работать мозг. А тут еще и Ев послала вторую картинку: Огня и человеческого мучения.
Тимур сжал подлокотники, невольно отстраняясь назад.
- Как я должен вам поверить? – Едва исчезло видение, проронил он, не собираясь сдаваться. – Слова пустой звук, уносимый ветром! Звон!
- Тебе нужны доказательства? – осведомился Жан, опять приковав к себе внимание. И не отвернувшись от Тимура, приказал: - Введите!
Ассон открыл дверь, ввел восьмерых пленников – воинов, чьи руки были связаны на психологическом уровне, а Ев, пока они шли, послала ему, откровенно честное видение их пленения.
- Их только восемь! – заметил хан. - Было одиннадцать.
- Против четверых! – Напомнил Жан. – Тебе же все доложили, но ты не поверил, как не веришь и своим видениям. Мне не трудно, я поясню. Двоих отдали на работы, в семью изувеченного ребенка. Одиннадцатый сбежал, принести тебе новости и подготовить. Эти же пояснят тебе то, что ты спросил.
Воины пали низ, перед хозяином, рассказывая о силе четверых, косясь, с явным испугом на Вел. Ви слышала его недоверие и слегка повернула голову к Вел. Женщинам давно надоело стоять, как перед директором в школе, но повода не было исправить положение, сейчас же самое время. Вел метнула глазами и скамьи со скрежетом подъехали к ним, делая полусферу. Пленные воины вскочили со страхом и бросились к ступеням, ища защиты у самого хана. Женщины расселись, мужья стали за их спинами. И лишь Жан остался стоять немного впереди.
Тимур распорядился убрать покоренную восьмерку. Заговорил со своими советниками, очень тихо, но по жестикуляции было видно, что они спорили.


Оценка произведения:
Разное:
Реклама