Ах, почему ОН не один, или Испытание выбором.41,42 (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 443
Внесено на сайт:
Действия:

Ах, почему ОН не один, или Испытание выбором.41,42


     Часть сорок первая.

   Общий зал оказался внушительных размеров, что трудно было предположить до того, как мы вошли. А в остальном все оказалось таким, как я себе представляла. Небольшая эстрада, пустовавшая в данный момент, барная стойка, за которой скучали два бармена, парень и девушка, круглые столики, рассчитанные на  пять-шесть человек, судя по количеству стульев, приглушенное освещение. Народу было немного.
   - Маловато нынче неформалов.
   Павел взглянул на часы.
   - К десяти здесь будет яблоку негде упасть.
   - Да уж будто бы?
   - Ирония – признак живости ума.
   - Вы, Павел, сегодня прямо так и сыпете афоризмами.
   - Смешно?
   - Хорошо, что удержались от своего – банально…
   - Я хороший ученик?
   - Да. Только не ожидайте этого от меня. Я упрямая и ленивая.
   Он смотрел на меня, сдерживая улыбку.
   - Ну ладно, ладно… Больше не буду. Надо бы где-то сесть. Вы здесь бывали, так что должны знать, где будет удобнее.
   - Смотря, чего вы ждете от этого вечера. Если хотите участвовать в дискуссиях, то лучше поближе к эстраде, если предпочитаете оставаться наблюдателем, то где-нибудь там…
   Я посмотрела в направлении, указанном Павлом.
   - Хорошо, - кивнула я. – А если возникнет желание поспорить, то всегда можно подойти поближе, так?
   - В общем, да.
   - Устроившись вполне уютно, я внимательней осмотрелась по сторонам.
   - Ну что ж… Будем надеяться, что сегодняшний вечер преподнесет-таки приятные сюрпризы.
   - Я совсем забыл, что здесь много курят. Это не очень раздражает?
   - Чужой дым всегда раздражает. Но можно попробовать выбить клин клином. У меня где-то были сигареты.
   - Вы курите?
   - Не ожидали? – усмехнулась я, разыскивая в сумке пачку сигарет.
   - Просто никогда не видел вас за этим занятием.
   - Ну, я не заядлый курильщик. Но иногда, за компанию… Вы против?
   - Да нет.
   - Вот только у меня нет спичек…
   - Я спрошу в баре. Кстати, принесу что-нибудь выпить. Вам что?
   - Ну, не знаю… Какой-нибудь вермут со льдом.
   - Мартини?
   - Пожалуй.

   Конечно, все получилось не так, как я ожидала. Но расстраиваться по этому поводу я не собиралась, так же, как и размышлять на тему, почему Кузнецов привез меня именно сюда. Хорошо было уже и то, что он вытащил меня на люди. Сидела бы я сейчас одна в пустой квартире и тихо жалела, что так бездарно транжирю свои лучшие годы. И потом… Не настолько же я лишена тщеславия, чтобы не обольщаться мыслью, что среди множества возможных вариантов Павел остановил свой выбор на мне. Приятно, черт возьми, что провожаемый такими не двусмысленными взглядами человек, идет сейчас ко мне.
   - Как вы живете? – сочувственно спросила я, когда вернувшийся Павел, поставил на стол бокалы и протянул мне коробок спичек.
   - Что вы имеете в виду?
   - Да весь этот ажиотаж… Девушки просто пожирают вас глазами. Если  взглядом можно было бы откусить кусочек, то ко мне бы вы вернулись обглоданным скелетом.
   - Меня это не трогает.
   - Совсем?
   - Да. Теперь уже совсем. Когда я играл… Повышенное внимание было вроде  допинга. Ну, это был как бы  дополнительный компонент, необходимый для успеха. Не понятно? Я не знаю, как объяснить лучше.
   - Да нет, я, кажется, понимаю…
   - Позже это стало мешать. Даже раздражать. Когда уходишь из большого спорта, это трудный момент… Ты уже никто, а привык, что называется, купаться в лучах славы. И какое-то время все это как бы продолжается… По инерции… Твоей жизнью интересуются, о тебе пишут, приглашают на телевидение… А ты… То есть я… В один прекрасный момент я проснулся и понял, что незаметно для себя превратился в какого-то светского персонажа. Мои успехи, заслуги… Они уже давным-давно забыты и, что самое неприятное, никому больше не интересны. И я все никак не мог понять почему? А потом понял…
   - Почему?
   - Давайте лучше выпьем?
   - Нет, вы все же доскажите сначала.
   - Вы еще не устали от меня?
   - Нет.  
   - В общем, я понял, что стал интересен уже совсем не тем людям, которые следили за моими спортивными победами. Другие люди, понимаете? Я не хочу говорить о них плохо, но… Их интересует только, сколько у меня денег, сколько домов, машин, яхт и, бог знает, чего еще… С кем я сплю, что я ем, одежду каких модельеров предпочитаю?... Это же ужасно, Аглая!
   - Да, наверное…
   - Я же живой человек, а не картинка в журнале. Горести, радости, мысли, желания… У меня ведь душа есть! Вот какая штука!
   - Не надо так… Они не стоят…
   - Я не знаю, чего они стоят… Но знаю, что я стою большего!
   - Конечно, - я гладила его руку, пытаясь  успокоить.
   - Дайте мне сигарету.
   Я протянула ему пачку сигарет.
   - С ментолом…
   - Да. Я другие не курю. Но, хотите, я в баре…
   - Не надо, - остановил он меня. – Мне все равно…
   Я смотрела, как он нервно курит, почти не затягиваясь; и мне было ужасно жаль его. Богатые тоже плачут… Пошло звучит, конечно. Но разве его боль была от этого меньше?
   - Я расстроил вас? – кисленько улыбнувшись, спросил он. - Не берите в голову. Так, что-то вдруг нашло. По большому счету, это тоже уже в прошлом. Теперь я смотрю на такие вещи куда спокойнее. Это правда, что взгляды девиц меня теперь не трогают. Я стал мудрее что ли? По крайней мере, избегаю случайных знакомств.
Последняя фраза вызвала у меня улыбку, которую мне не удалось сдержать.
   - А я?
   Павел затушил сигарету, раздавив ее в пепельнице, и посмотрел на меня тоже с улыбкой.
   - Ну, иногда беспардонность дает положительные результаты.
   - Значит… Моя просьба выглядела так?
   - Я пошутил.
   - Нет, в самом деле?!..
   - Я не знаю, не помню… Какое это теперь имеет значение?
   - Имеет.
   - Я не хочу об этом думать. Не хочу думать о том, что все могло быть иначе. И давайте все-таки выпьем и поблагодарим судьбу, что все случилось так, как случилось. По крайней мере, я ей за это благодарен.

   Его слова подогревали мое самомнение. Но я, кажется, пока еще была в состоянии отличить, где настоящее, а где начиналось мифотворчество. И все же… Не буду отрицать, что мне он стал куда симпатичнее, чем на момент нашей первой встречи. Светский персонаж… Как это ему не неприятно, но это действительно так. И я ничем не лучше тех, о ком он говорил. Лишь когда «глянец» местами потерся, я смогла рассмотреть, в общем-то, вполне милого человека. И его интерес ко мне кажется искренним. Похоже, я ему нужна. Не знаю пока зачем, но нужна.  Только… Не лопнул бы этот новый образ как мыльный пузырь.

   Время приближалось к полуночи. Завтрашний день меня не особенно волновал. Тарновский должен вернуться не раньше 12-го числа, Марат, насколько я поняла, тоже вернется к концу недели… Андрей? Его начальственные амбиции были равны нулю.  В общем, я решила пойти «вразнос». А что? Надоело быть праведницей! Да и местечко, в самом деле, оказалось очень занятным.  
   К десяти часам, как и было мне обещано, народу прибыло, и, кажется, расходиться никто не собирался. Зал мне больше не казался просторным. К тому же здесь не сидели, чинно поглощая еду и напитки, как в ресторанах. Постоянные перемещения от столика к столику, громкие разговоры, взрывы смеха…  Народ самовыражался… И никаких модных инсталляций с ржавыми железками и голыми девицами, ни тебе боди-арта, ни «какашек художника»…Стихи, песни, музыка… Споры о морали и вседозволенности… О роли искусства… О назначении художника… Я и представить себе не могла, что в наше время можно в одном месте собрать столько людей, которых всерьез волнуют такие проблемы. Разумеется, все это было не равнозначно и не равноценно. Но сколько людей – столько мнений. Я не взяла бы на себя ответственность, чтобы выносить категоричные оценки. Ну и выпито было, честно сказать, не мало.

   - Не хочешь выйти, подышать немного?
   Я согласно кивнула.
   В вестибюле было не намного свободнее, правда, значительно меньше накурено.
   - Здесь шумно. Пойдем на улицу?
   - Устала?
   - Нет. Но небольшая передышка не помешает.
   - Хорошо. Стой здесь. Я  сейчас принесу твою шубу.
   Провожая его взглядом, я, немало удивившись, сообразила, что мы перестали обращаться друг к другу на вы. Как это случилось? Этого я вспомнить не могла. Собственно это и вызвало у меня удивление. Но так, пожалуй, было даже лучше. Случилось и случилось. Не могу сказать, что выкать мне было утомительно, но было все же в этом что-то неестественное, осложнявшее общение. И хорошо, что переход произошел без каких-либо церемоний. Брудершафт с Савельевым… Так ли он был нужен? Зачем он тогда предложил?.. Нет, копаться в этом я не хочу. Прекрасно знаю свою натуру… Непременно накопаю что-нибудь малоприятное. А так… Осталось воспоминание.
   Вынырнув из толпы ребят, сгрудившихся у стойки, отделявшей гардероб от вестибюля, Павел вернулся ко мне без пальто и без моей шубы.
   - Ты только не волнуйся…
   - А что такое?..
   - Пойдем, владелец клуба мой школьный приятель… Надеюсь, он нам все объяснит.
   - Что объяснит?
   - Пойдем.

   Постучав, Кузнецов, не дождавшись отклика, нажал на ручку и распахнул дверь.
Сидевший за столом молодой мужчина оторвал взгляд от изучаемых бумаг и посмотрел на вошедших. На какое-то мгновение лицо его приобрело недовольное выражение, но узнав Павла, он тут же поднялся из-за стола и, улыбаясь, направился к нам.
   - Сколько лет, сколько зим… Какими судьбами в наш медвежий угол?
   - Привет, Леш, - пожимая протянутую руку, поздоровался Кузнецов.
   - Привет, привет… Представишь?..
   - Алексей Ковалев, мой школьный друг…
   - Было дело… Теперь вот владею этим заведением. A вы?
   Вопрос был обращен ко мне.
   - Я - нет.
   Алексей перевел недоуменный взгляд на Кузнецова.
   - Она имеет в виду, что не владеет этим заведением и, насколько я в курсе, не имеет на него виды.  
   - Ну да… - смущенно улыбнувшись, пробормотал его приятель. – При виде красивых девушек у меня, порой,  случается временное помутнение…
   - Не смущайся, Аглая девушка милосердная, а главное, умная.
   - Аглая? Редкое имя…
   Я кивнула, не вступая в объяснения.
   - Не жалеете, что приехали? У нас тут публика своеобразная. Праздник – не праздник, они все про одно и то же.
   - Каждый день, может, и утомительно…
   - О сожалении ты вовремя заговорил. Тут у вас  вещи не пропадают?
   - Да нет как будто…А что случилось?
   - Пока не знаю, но я не нашел нашей одежды…
   - Да нет, не может быть…
   Улыбка с лица Алексея исчезла.


     Часть сорок вторая.

   - И, тем не менее, увы…
   - Вы подождите, я пойду, разберусь.
   У двери он обернулся.
   - А что именно?
   - Мое пальто и шуба.
   - А поточнее?..
   - Ну, пальто темно-серое и шуба… Светлая. Какая, Аглая? Я не очень хорошо разбираюсь в мехах… Норковая кажется?
   - Нет, - растерянно ответила я. – Выщипанная нутрия, светло-коричневая… Нет, скорее бежевая. Ну, что-то между этим…
   Алексей ушел. Как только за ним закрылась дверь, я недоуменно воззрилась на Павла.
   - Ты не волнуйся. Я уверен, что это просто какое-то недоразумение. Лешка не из тех людей, которые дела пускают на самотек. Наверняка у него все под контролем.
   - Да?.. Ничего не понимаю...
   - Ситуация, конечно, неприятная, но ничего страшного ведь не случилось? -  вальяжно-уверенный тон, в  котором он разговаривал с Алексеем, сменился извиняющейся скороговоркой. - Не расстраивайся.
   - Ну… Я не знаю… Пальто, наверное, очень дорогое.
   Приблизившись


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     20:38 04.02.2016
Книга автора
На станции Далёкой" 
 Автор: Сергей Берсенев
Реклама