Почему Сталин отверг план Маршалла. Часть 1 (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор: Юрий Тар
Баллы: 6
Читатели: 340
Внесено на сайт: 00:03 22.11.2013
Действия:

Почему Сталин отверг план Маршалла. Часть 1

Есть одна страница послевоенной истории, о которой, по совершенно непонятной мне причине, очень мало говорят как сторонники западных демократий, так и ярые апологеты коммунистического режима. А именно, послевоенное «экономическое чудо», случившееся в Европе. Почему вдруг западно-европейские страны, пострадавшие от войны и разрухи не намного меньше, чем СССР, вдруг совершили такой рывок, что уровень жизни их народов в 1960-м году, например, оказался недостижимым для СССР в 1990-м?
Откуда взялась энергия для бурного экономического роста? Ведь, как известно из закона сохранения энергии, она не возникает из ничего и не исчезает бесследно.
В последние годы, на фоне не прекращающегося финансового и экономического кризиса в США и Европе, очень часто приходится слышать английское слово «bailout». Однозначно и красиво перевести его одним словом на русский сложно, но смысл, стоящий за ним, это «помощь для спасения экономики».
Тем не менее, этому понятию летом 2013-го года исполнилось 66 лет, и идея принадлежит столь нелюбимой нами Америке. Идеологом программы был госсекретарь США Джордж Маршалл. Впервые он озвучил её для широкой публики 5 июня 1947 года под названием European Recovery Program (Программа Восстановления Европы). А 12-го июля 1947-го года министры иностранных дел 16 государств собрались в Париже на специальную международную конференцию, где эта прогрмма была официально одобрена. Впоследствии она стала известна как «план Маршалла». В следующем году план вступил в действие.

О бедственном положении экономики Европы, очень сильно пострадавшей от военных действий с обеих сторон, написаны тонны литературы. Поэтому здесь я воздержусь от живописания переживаемых народами трудностей. Жизнь в послевоенной Германии, Франции, Италии и других странах континента, многие города которого лежали в развалинах, не то что сладкой, а даже хотя бы и полусытой назвать невозможно.
Что же придумали хитрые американцы? Какой локомотив пригнали они на европейский континент, что поезд 17-ти стран, принявших участие в реализации плана, помчался со скоростью экспресса, оставляя далеко позади СССР, главного победителя во второй мировой войне?
Разумеется, деньги. Не знавшая бомбардировок и разрушительных сухопутных боевых действий Америка вышла из войны с туго набитым кошельком. Военные заводы, производившие вооружения и снаряжение не только для американской армии, но и для ряда других стран (включая поставки СССР по ленд-лизу) заработали на этих поставках миллиарды долларов, налоги с которых успешно пополнили американскую казну. И американцы решили поделиться. Конечно, не бескорыстно, но об их интересе мы поговорим чуть позже.

За четыре года реализации плана Маршалла США безвозмездно выделили участникам программы из федерального бюджета 12,4 миллиарда долларов. Не спешите снисходительно улыбаться. Доллары тогда были совсем другие. В сопоставимом масштабе цен эту сумму можно приравнять примерно к 600-700 миллиардам современных американских «рублей». Выделенные средства направлялись, прежде всего, на восстановление и модернизацию промышленности и инфраструктуры, а также погашение внешнего долга и социальную поддержку населения. Да-да! Социальную поддержку населения! Не удивляйтесь. Такие вот были империалисты.
Историки и экономисты послевоенной эпохи единодушны в оценке результатов. План удался блестяще и достиг всех поставленных целей.
Везде, кроме СССР, восточно-европейских «народных демократий» и Финляндии, которая, под давлением СССР, тоже отказалась от предложенной помощи.
Советские идеологи, наблюдая бурное развитие западных экономик, скрипели зубами, вешали «железный занавес», чтобы, упаси Господь, советский народ не увидел как живут проклятые империалисты, и кричали, что план Маршалла стал инструментом воцарения американской гегемонии. Справедливости ради, нужно отметить, что так оно и было. Но, как говорится в известном анекдоте про Чапаева, есть нюансы.
А именно, гегемония злосчастной Америки была достигнута без насилия и (какой ужас!) привела попавшие под влияние гегемона нации к процветанию и торжеству личных прав и свобод человека. Сравните это с «гегемонией пролетариата» в довоенном и послевоенном СССР и почувствуйте разницу.

Что же собой представляла Европа до и после плана Маршалла? Сухая статистика, вроде бы, и не так ужасает: европейское промышленное производство в 1947 году составляло 88% от довоенного уровня, сельскохозяйственное - 83 %, экспорт - 59%. С одной стороны, даже не очень понятно, почему уровень жизни упал в разы, а падение экономических показателей было не столь значительно. Но! Весь фокус в том, что эти цифры общие для всей Европы, в которую входили и Великобритания, на территории которой не было крупномсштабных боевых действий, и государства, не воевавшие. В остальных же странах дело обстояло гораздо хуже. Многие города и промышленные предприятия были просто стерты с лица земли.
Особенно пострадала транспортная инфраструктура, так как именно дороги, мосты и порты были главными объектами массированных бомбардировок обеих сторон.
В целом же ситуация немного напоминала положение в СССР во времена нэпа: промышленность не предлагала рынку достаточного количества потребительских товаров, а в результате аграрный сектор не имел стимулов наращивать производство. К тому же и зима 1946-1947 годов выдалась исключительно суровой.
Особенно сложным было положение в побежденной Германии. В западных секторах Германии продукция сельского хозяйства сократилась на треть, были разрушены около пяти миллионов домов и квартир, а из Силезии, Судет и Восточной Пруссии прибыли 12 миллионов вынужденных переселенцев, которых требовалось обеспечить работой и жильем.
В Британии, намного меньше пострадавшей от военных действий,  до 1951 года сохранялась карточная система для ряда товаров, а в Германии нищета царила такая, что люди подбирали на улицах окурки.
Внутренних ресурсов для восстановления экономики не хватало ни в одной стране. Именно бедность и массовая безработица привели к политической нестабильности. Начались массовые забастовки и волнения, за которыми последовал относительный рост влияния коммунистов, которым даже удалось войти в правительства Франции и Италии.
Все это происходило на глазах у сытых американцев и категорически им не нравилось. Политическая и экономическая элита быстро поняли, что повторять ошибки, допущенные после первой мировой войны нельзя. Предоставленная тогда сама себе Европа очень быстро пришла к фашизму и тоталитаризму. Естественно, повторения такого сценария, особенно, учитывая возросшее после войны влияние СССР и отошедших в его зону влияния стран, никто не хотел. Третья мировая война ядерных держав могла бы стать поистине глобальной катастрофой. Американцам можно отказывать в чем угодно, но только не в отсутствии здравого смысла. И лучшие умы экономической науки стали искать выход. Знаменитой речи Марашалла в Гарвардском университете предшествовала напряженная работа экономистов и политологов. Джордж Маршалл лишь озвучил результаты труда большого коллектива «яйцеголовых».
Надо отдать американцам должное, программа европейского оздоровления была разработана в очень сжатые сроки. Уже 28 мая 1947 года, на совещании в госдепартаменте Маршалл доложил её основные идеи и положения.
А весь мир узнал о плане из упоминавшегося выступления госсекретаря в Гарвардском университете 5-го июня 1947-го года:

"Соединенные Штаты должны сделать то, что в их силах, для возвращения миру нормального экономического здоровья, без которого не может быть ни политической стабильности, ни прочного мира. Наша политика не направлена против какой-либо страны, но против голода, бедности, отчаяния и хаоса. Любое правительство, желающее содействовать восстановлению, встретит полное сотрудничество со стороны Соединенных Штатов"

После одобрения Парижской конференцией прошел почти год, прежде чем началось фактическое выделение помощи ( 4 апреля 1948 года). Такая задержка связана со спецификой одобрения программы американским Конгрессом. Процедура заняла несколько месяцев. Помощь по плану Маршалла получили 16 стран-участниц: Австрия, Бельгия, Британия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Турция, Франция, Швейцария и Швеция, а также (после ее образования в 1949 году) ФРГ и, не существующая ныне, Свободная территория Триест.
Самыми крупными реципиентами выделенных средств стали Британия (2,8 млрд долларов), Франция (2,5 млрд), Италия (1,3 млрд), Западная Германия (1,3 млрд) и Голландия (1 миллиард долларов).
Напомню, что для приведения к современному масштабу цен эти цифры нужно умножать на 50.
Вне программы из западноевропейских стран осталась только франкистская Испания, которую мы оставим за рамками настоящей статьи.
Результат программы оказался более чем впечатляющим. В период действия плана экономики государств-участников росли на 12-15 процентов в год. Программа действовала до
31 декабря 1951 года, после чего план Маршалла заменили  законом "О взаимном обеспечении безопасности", предусматривавшим предоставление союзникам США как экономической, так и военной помощи.

И вот тут мы плавно переходим к американскому интересу во всем этом красивом, гуманном и ошеломляюще эффективном процессе.

Разумеется, План Маршалла не был чистой благотворительностью. Тщательно просчитавшие все последствия США выступили в качестве стратегического инвестора. Дивиденды они получили косвенно, но эффект многократно превзошел вложенные средства.  Эти дивиденды можно разбить на две категории: а) экономические (рост благосостояния европейцев обеспечил платежеспособный спрос на американские товары) и б) политические.
На последних стоит остановиться чуть подробнее. Но сначала небольшое «лирическое отступление».

«Вождь мирового пролетариата» В.И. Ленин, в начале своей деструктивной деятельности по отношению к самодержавию, размышлял, с чего нужно начать и пришел к выводу, что начинать нужно, как ни странно, с общероссийской политической газеты. Газету Ильич назвал «Искра» и добавил знаменитую крылатую фразу: «Из искры возгорится пламя». Анализируя дальнейшее развитие событий, Ленин предложил формулу, которую я часто цитирую, правда, вкладывая в неё не совсем то значение, которое подразумевал Ильич: «Политика – это концентрированное выражение экономики», имея в виду, что, если уничтожить экономику, не удержится никакая власть. С другой стороны, первейшей задачей правительства, находящегося у власти в переходный период, является становление и формирование той самой экономики, которая должна оправдать ожидания общества, а именно формирование рыночного многоукладного хозяйства.  До рыночного многоукладного хозяйства большевики так и не дошли, истерзав страну своими экспериментами с коллективизацией и индустриализацией, а вот фраза вошла в историю. (см. ПСС В.И. Ленина, т. 42, стр. 278).
Я же всегда понимал это высказывание так, что политическая надстройка должна создавать условия для развития экономики (базиса), а не подгонять этот базис под свои идеологические цели.
Видимо, мои взгляды на политику примерно совпадают с тем, как думали идеологи плана Маршалла. Потому что политический интерес США заключался в предотвращении социальных потрясений и дестабилизации Европейского континента. А это, в свою очередь, способствовало как росту европейской, так и американской экономики.  Ильич так далеко не смотрел. Американцы смотрели дальше.
Накануне и в ходе войны Франклин Рузвельт неоднократно указывал, что американцам не удастся отсидеться за океаном и сохранить свой образ жизни, если Евразия окажется во власти "одержимых дьяволом диктаторов".
На упоминавшемся выше совещании 28- го мая заместитель госсекретаря Дин Ачесон заявил: "Это [предоставление помощи] необходимо, если мы стремимся сохранить наши собственные свободы и наши собственные демократические институты. Этого требует наша национальная безопасность". То есть, Америка просто покупала собственное благополучие.
Снимаю шляпу перед идеологами плана Маршалла. Воистину не оскудеет рука дающего.
Глубина замысла заключалась также и в том, что европейцы не должны были просто проесть полученные деньги. Помните, восточную мудрость, гласящую, что не нужно давать голодному рыбу? Рыбу он съест сразу, а потом снова будет голодать. Нужно дать ему удочку, и тогда он всегда сможет добыть себе пищу сам.  Поэтому, деньги давались на определенных условиях.

Следует отметить, что  американцы не навязывали участникам плана Маршалла либеральную экономическую модель. В практике европейских правительств тех лет преобладала кейнсианская доктрина активного госрегулирования. Тем не менее, выделение помощи обставлялось определенными условиями: поощрять частное предпринимательство, создавать благоприятные условия для инвестиций, снижать таможенные тарифы, поддерживать финансовую стабильность, отчитываться в расходовании полученных денег. Со всеми заинтересованными странами, кроме Швейцарии, были подписаны соответствующие двусторонние соглашения.
Тогда же, для решения практических вопросов, в США была создана Администрация экономического сотрудничества. Европейские страны, в свою очередь,  учредили Комитет по экономическому сотрудничеству. Из этого комитета впоследствии выросла Организация экономического сотрудничества и развития.  Так зарождались основы для создания современного Европейского Союза.

Почему же СССР остался в стороне от этого процесса, создавшего на десятилетия базис для процветания Европы? Не предложили? В 1947-м году Советский Союз считали противником? Вовсе нет.  Предложение американцев распространялось и на СССР.
Советский Союз вышел из войны с колоссальными потерями и нуждался в экономической помощи больше, чем кто-либо из стран Европы.

Согласно официальным данным, озвученным на Нюрнбергском процессе, материальные потери страны составили 674 млрд рублей. Современный историк Игорь Бунич насчитал 2,5 триллиона рублей прямых потерь плюс 3 триллиона военных расходов и косвенных убытков от того, что цвет нации четыре года был оторван от производительного труда. Полагаю, что эти цифры нужно умножить гораздо больше, чем на 50, чтобы привести к современному масштабу цен. Ситуация в стране характеризовалась одним емким словом: «разруха».

Дело доходило до печальных казусов. В 1946-м году, накануне 7 ноября, группа  секретарей обкомов обратились в Москву с беспрецедентной просьбой: разрешить НЕ проводить праздничные демонстрации по причине отсутствия у населения пристойной одежды.

В этой ситуации Гарвардская речь Маршалла вызвала определенный интерес и у советского руководства.  

Так, 21 июня политбюро, заслушав информацию министра иностранных дел Вячеслава Молотова, решило участвовать в переговорах. И даже советским послам в Варшаве, Праге и Белграде на следующий день была направлена телеграмма: "Мы считаем желательным, чтобы дружественные союзные страны, со своей стороны, проявили соответствующую инициативу по обеспечению своего участия в разработке


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Татьяна Пыжьянова      11:22 22.11.2013
У-у-у-у.... Как на тебя подействовало общение с тролльками... Всё так серьёзно...)))))

***
Папа перебрал. Стоит в туалете на коленях уткнувшись в унитаз головой.
Доча (3 годика), подглядывая, советует: "Папа ты неправильно какаешь! "
***
Поддался на спам, заказал средство для увеличения пениса
всего за 50 долларов. Так эти гады прислали мне лупу!
***
Работать не хотелось, но жадность победила лень...

Это я к тому, что ты всегда праФФФ... и такой умный, что я помолчу.
Константин Стэнк      10:39 22.11.2013
Остается только вспомнить высказывания американских миллиардеров: "Если бы революции не случилось в России, то она произошла бы у нас". Боялись они масштабного распространения социализма, да и о рынках сбыта беспокоились. Вот и торопились пристроить добытые в результате войны средства.
Публикация
Издательство «Онтопринт»