Произведение «Собрание.» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Юмор
Тематика: Юмористическая проза
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 644 +1
Дата:
Предисловие:
Изъял давича старенький кхм... Рассказ, чуточку причесал, и реанимировал. Написано приблизительно тысячу лет назад (где-то в 2008ом), дописанно в... вот этом вот году. Ближе всего к юмору, наверное. Пускай полежит в юморе, вы не против?
Тепла, радуг и света!

Собрание.

Эпиграф 1:
"Some things in life are bad, they can really make you mad
 Other things just make you swear and curse.
 When you're chewing on life's gristle, don't grumble, give a whistle
 And this'll help things turn out for the best...
 And...always look on the bright side of life...
 Always look on the light side of life..."
 Из К\Ф.

Эпиграф 2:
"Купил мужик шляпу, а она ему как раз"
Отличный анекдот.      

 Эпиграф 3:
 "Так мы быстрее запутаемся, а ведь мы именно этого и хотим"
  Наугад Верхолосёвский, рассказ "Собрание".

Давайте сразу условимся, что во избежание всяких неприятных последствий, всех участников далее описываемых событий мы не наречём именами.
 Но, поскольку распознавать их как-то надо, мы обозначим их буквами латинского алфавита. То есть - как бы введём переменные.
  Это тем более верно, что вместо прибывших на симпозиум могли бы прибыть совершенно другие люди, и ничего существенного не изменилось бы.
   Или мог вообще никто не приехать. Всё-таки у всех своя жизнь, дела и всяческая суета. Ну не знаю, у кого - забор не покрашен, у кого - дерево не посажено, у кого - морда не набита, хотя человек явно ведёт себя так, что должна быть набита. Не знаю, в общем, какие там такие могли быть уважительные причины не приехать.
   Но, коли уж кто-то, всё-таки, приехал, собрание началось.
  Ну, что же, теперь познакомимся с Х. То есть "икс", а не "Ха", остряки.
  Х - это такой толстый дяденька средних лет, с лысиной, усиками и бегающими глазами. Ему даже приходится носить очки, что бы глазки не убежали слишком далеко, что может привести к нежелательным последствиям, типа слепоты.
 Облачён он в старомодный пиджак, и аналогичные брюки, я бы сказал даже - аналоговые, тёплые, ламповые брюки. Цвет его гардероба распознать невозможно, так стара эта одёжка: цвет её давно состарился, и сдох, и - вот лично я его оплакиваю. В этих, честно говоря, тряпках давно и надолго поселилась моль. Моль так хорошо там устроилась, что кое-где на одежде видны башенки домиков, и прочих строений, каковые есть: памятники, церкви, и даже своего рода Кремль, Белый Дом, и достаточно Пизанская башня. Года через три у моли начнётся большая ядерная война. Я знаю, о чём вы думаете - это отличный сюжет, было бы интересно об этом прочитать. Ну что же, мне было бы тоже интересно коротать своё ожидание последнего дня, поедая рябчиков, и ананасы в шампанском, а не лапшу быстрого приготовления. Жизнь, она, знаете, вообще - не подарок. В смысле, конечно, подарок. Как дарёный конь. Нечего ей в зубы смотреть. А то нос откусит. Как той Варваре.
Кто отвлёкся? Я отвлёкся? А, вообще да. Отвлёкся.  
  Под пиджаком, скорее всего, по идейным (тем или иным) соображениям ничего нет, кроме телес Х'а, благородно скрашенных галстучком-бабкой.
  На ногах он носит что-то непонятное, то ли тапки в виде зверюшки, то ли валенки. А может это у него ноги такие. Ну что, имеет право - на то демократия. Я одного знавал, так он на ногах нёс свою жизнь. И где он сейчас?
   Итак, Х бодро заполз на сцену, подошёл к месту оратора.
   Критически оглядел табличку "место оратора не занимать", и занял место оратора. Он вообще заядлый нонконформист - всё время сидит на окрашенном, выходит через запертые двери, вскрывает всё, что нельзя вскрывать, употребляет в пищу всё, что нельзя съедать, дарит старикам и новорожденным игрушки класса "от 3 до 7 лет", в общем, зрелая личность. Горжусь этим персонажем, что уж тут. Прямо смотрю на него, у думаю - какой я всё-таки молодец, что такого придумал - прямо, не Наугад, а Толстой, просто Джойс. Все эти Уилисы-фигилисы, все эти Карамазовы-шаровазовы, все эти дяди Вани, и вся эта шобла, про которую написана эта серия, ЖЗЛ, называется, это же всё детский сад по сравнению с этим великолепием. Стоят, бедные, в сторонке, теребят платочки, и ищат прикурить, как те пограничники.  
  Пока я заслуженно восхищался собой, Х исподлобья оглядел слушателей.
  - Припёрлись! - начал он торжественную речь, - дома вам не сидится! Ну, раз уж пришли, то, конечно, рассаживайтесь поудобнее, только стулья не пачкайте. Я имею в виду, что вот мне, например, удобнее всего сидеть на стуле на корточках, так вот - если у кого такая же ерунда, то не надо тут! Потому что вы тут не дома! Здесь вам вообще не тут! Не вздумайте чувствовать себя как дома.
 Раздались долгие аплодисменты.
 Пришедшие хлопали в ладоши прямо стоя, поскольку сесть никто ещё не успел, а теперь уже - как-то страшно даже.
 Наконец, кое-как расселись. Это отметила и уборщица, которая как раз приступила к своим непосредственным обязанностям: а именно стала убирать. Убирая она то и дело натыкалась на чьи-бы-то-ни-было ноги, и бормотала: "Расселись тут!". И, конечно, убирала ноги, для этого у неё была с собой циркулярная пила.
 Х торжествующе оглядел зал.
 Зал не отреагировал.
 Люди, сидящие в зале, переглянулись, пытаясь выяснить по какому поводу их тут торжествующе оглядывают - вроде нечему особенно радоваться, да и звали, кажется, не для этого. Потом поняли, что торжествующе оглядели не их, а зал, и успокоились.
Так разрешилось это недоразумение.
 Х, на радостях, вздохнул, и заговорил.
 - Итак, товарищи! Люди! Львы, орлы, куропатки и граждане! Собрание по случаю данного положения вещей на текущий момент разрешите считать открытым!
  - Разрешаем! - Закричала половина зала.
 - Ни в коем случае! - Заорала другая половина.
 Третья же половина молчала, поскольку половин не может быть три. Их не более двух, и с этим ничего не поделаешь. Каких-нибудь других кусочков может быть больше двух, а половин - ни-ни. Так что третья половина безмолвствовала в своём небытие - ничего страшного, все там будем.
  Люди, сидевшие в зале испуганно молчали, не привыкши к такому поведению со стороны зала.
  - Перед выступлением первого нашего оратора я позволю себе зачитать выдержки из труда, посвящённого Истинно Интеллигентному Либо Интервентскому Поведению, сокращённо - ИИЛИП. Зачитываю: "Рассмотрим поведение Джентльмена, в его ущербности, по отношению к поведению Интеллигента. Начнём с долгов. Да-да, это я намекаю тебе, Сашенька, читай внимательно. Джентльмен старается не брать в долг у другого Джентльмена, а взяв непременно в кротчайшие сроки возвращает долг. Это в корне неверно. Интеллигент спокойно, и, даже несколько навязчево берёт в долг у интеллигента, и, как бы его не били, не возвращает долг. В случает с Джентльменом мы видим, что другой джентльмен чувствует себя скрягой: У него ведь не берут в долг, значит, знают, что всё равно не даст. Это всё, конечно, через "дескать", но всё-таки. Когда же ему возвращают деньги, он опять чувствует себя чмом с маленькой буквы, мол, не может простить старому приятелю, с которым столько выпили, столько дрались, столько собак выгуляли, столько тростей потеряли, столько дождей и туманов видывали, и даже, скорее всего, раскрыли пару преступлений, попыхивая трубкой, под треск камина - цивилизация, всё-таки, Великобритания, людей всё время режут, что бы благородным господам было, что раскрывать. Фи, да и только. Интеллигент же дарит своему коллеге-интеллигенту чувство собственной щедрости и значимости, вот, мол, иду за деньгами ни к кому-то, а к Тебе, о, рахат-лукум моих очей! И не верну тебе ни в жисть эти деньги, исключительно из деликатности - дабы ты не посчитал меня оскорбителем, вот, мол, подавись своими деньгами, стервазавер ты!" - Х замолк, давая понять, что цитата окончена.
Постоял, ожидая реакции, не дождался, всплакнул, высморкался, взял себя в руки, опять разрыдался,и, сквозь густые, но по-мужски скупые слёзы продолжил.
  - Итак, Первый Оратор приехал к нам из одного старого города. Не знаю, из какого именно - этих старых городов у нас тьма тьмущая, где уж все запомнить? Но этот город точно где-нибудь располагается... скажем, к востоку от чего-нибудь... И, вместе с тем, немногим южнее чего-нибудь другого... Встречайте - серебряный призёр Чемпионата Мира по Чапаеву, золотой призёр Чемпионата Урюпинска по боксу, лауреат Букера, не взявший Букера лишь потому, что ни одной причины давать ему Букера никто не видит - У.
   У взошёл на сцену. Да нет, не "У", а "Игрек". А, вы знаете, пусть будет "У", какая разница. Вообще, делайте, что хотите, хорошо? Лишь бы не было войны, как говорится. Я определённо выше всего этого. Мне, знаете, вообще всё равно. У меня вон - корова не доена. И не куплена. И не желанна. Это же сколько дел, сколько дел, захотеть купить корову, купить корову, подоить. Это вам не буквы читать - большая, серьёзная жизнь. Опять же, твитер давно пора завести. И этот, ин сто грамм. То есть истина в вине, а ин сто грамм - наверное, тоже какая-нибудь такая завирушка. Что? Не смешно? Ну, знаете, раз не смешно, тогда вам придётся читать дальше. Я хотел уже прекратить этот бардак, но раз вы так себя ведёте - слушайте дальше.
Значит, у нас - "У". Это, значит, у нас был пожилой дядечка в военной форме. У него было усталое, усатое лицо. Он непрерывно трясся. Лицо периодически пыталось убежать с головы, и где-нибудь отдохнуть. Правда, вот пресс - да, пресс у него завидный, тут нечего сказать - кубики, хоть азбуку на ней пишу. Он специально на пузе вырез сделал, что бы все видели, так что вокруг него всё время вились девушки, и сочувствующие. Ну, сюда их не пустили - не знаю, просто по воле повествователя, без объяснения.
    - Я не хотел бы долго рассусоливать, мусолить там, или как-то подолгу излагать свои мысли, - начал он, кажется, с самого разумного, что вообще прозвучало сегодня на планете, но, увы, на этом не закончил, а только продолжил.
- Так что, что бы вот, стремиться к краткости, не тянуть там за хвост, и за что там ещё тянут, и резину тоже не тянуть, начну сразу с середины, ладно? Итак, начинаю - ...отрим на примере буквы "Е". Накопление буквы "Е" - несколько выгодно, но в целом весьма сомнительно. Вот. То есть сомнительно. Конечно, буквы, схожие с "Е" есть не только в Русском, но и во многих алфавитах латинской системы, а они, преимущественно, какие-то нерусские, и даже, в чём-то, русофобские, конечно. Но! То есть - есть, конечно, но! Оно "но", и оно есть. И оно такое: мне представляется более выгодным и удачным накопление букв "О". Копить буквы "О", то есть, и всячески способствовать их размножению в этом тяжёлом, негостеприимном и русофобском мире. Чем больше "О", тем лучше, собственно, что бы короче было, и за хвост никого не тянуть. Судите сами, "О" в той, или уж иной мере присутствует во всех алфавитах латинской системы. То есть - во всех. Кроме того, "О" можно использовать как нуль! Разве буквой "Е" заменим мы цифру? Нет! То есть - нет. Далее - "О" может заменить и круг, вернее, эллипс. А то и, правда, если под напрячься, круг. Вот! И более того, не исключено, что, в некоторых иероглифах, нам так же пригодится "О"! И, конечно...
      На этих словах У тревожно огляделся, и, с достоинством, ускакал со сцены, размахивая руками в разные стороны - то, значит, в одни, то в другие. Х вздохнул.
     - Итак, товарищи, поступило предложение экономить буквы "О" с целью применения их где попало. Ну, что я могу добавить? Ничего. Доклад, вернее, середина доклада, исчерпывающий... щая... Правда я признаюсь, ничего не понял, но это уже, наверное, мелочи, докладчик именитый - Стёпа он. Или не Стёпа. Не важно, но мы все его знаем. Я, во


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама