БЕРЕЗКА 3. ГЛАВА 2. Волшебные кареты (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Для детей
Тематика: Сказки
Сборник: БЕРЕЗКА 3 или Властители подземелья
Автор:
Баллы: 22
Читатели: 267
Внесено на сайт:
Действия:

БЕРЕЗКА 3. ГЛАВА 2. Волшебные кареты

ТЕР-АЗАРЯН ГРИГОРИЙ

Начало в номере 33

Глава вторая


Подойдя к березке, Агат погладил ее.
- Мерзнешь небось? Очень уж холодно... – прошептал он. – Ничего, чуточку потерпи, зазвенит капель, придет весна, наш друг Фырк проснется и будет каждый день навещать тебя.
- Приступим? – повернувшись к гномам, спросил Топаз. – Не стоять же до вечера на морозе.
- Конечно, начинай, - подбодрил брата Агат и отошел от деревца. – Посмотрим, какие чудеса нас ждут. Гоблинов видели, троллей – тоже видели. И вообще, чего только не пришлось повидать. Что бы ни произошло, вытерпим.
- А вдруг заклинание расколдует Тартуха? – указывая на занесенную снегом гору из хрусталя, вновь засомневался Опал. – Кто-нибудь из вас об этом подумал?
- Этого не может произойти, - тут же успокоил брата Топаз. – Для того чтобы расколдовать Тартуха, необходимо совсем иное заклинание. Все не так просто, как может тебе показаться. Уж я-то об этом в первую очередь подумал.
- Не медли, Топаз, начинай, - тронул гнома за рукав куртки Агат. – Что произойдёт, то произойдёт... Если так продолжать, только и будем бесконечно пререкаться и до весны спорить.
Топаз глубоко вздохнул, оглянулся по сторонам, после чего стал читать заклинание и чертить волшебные знаки.
Березка при каждом его слове чуть-чуть подрагивала и раскачивалась. Казалось, будто обледенелые ветки деревца тихонько позванивают и хотят сообщить что-то очень важное.
Как только последние слова были произнесены, деревце замерло, и раздался непонятно, откуда идущий, громкий голос: «Кем прикажешь мне стать, Топаз?»
Казалось, будто это разговаривают низкие, темные тучи, нависшие над полянкой.
От удивления гномы попадали в снег.
- Вы это слышали? Слышали?.. – как бы не веря своим ушам, в который уже раз спрашивал братьев Топаз. – Может, мне показалось? Вот так чудеса!..
Те, разинув рты, только кивали головами. Было видно, что такого поворота событий никто не ожидал.
- Топаз, прикажи березке превратиться в страшного гоблина, - тихо прошептал Агат.
- Гоблином? – затрясся от страха Оникс. – Почему именно гоблином? Что у тебя на уме, брат?
Но Топаз не слышал его.
- Стань гоблином! - приказал он.
Березка вздрогнула, и на ее месте встал громадный гоблин. Глаза чудовища сверкали недобрым огнем, а из пасти капала слюна, и торчали большущие, острые клыки.
- Что мне надо сделать, Топаз? - спросил гоблин. – Приказывай, и любое твое желание будет исполнено.
- Убери ты, отсюда, это страшилище, - взмолился Оникс. – Страшно смотреть, как кривляется его морда. – Лучше пусть станет добрым ежиком, как Фырк.
- Правильно, - обрадовался Агат и захлопал в ладоши. – Давно я этих колючек не видел.
- Стань ежиком! - Уже уверенней скомандовал Топаз.
Гоблин сразу же превратился в колючего зверька, который, так же как и Фырк, громко сопел.
- Здорово! Если не знать, что Фырк спит, я бы подумал, что это – он, - радостно смеялся Агат.
Топаз произнес еще одно заклинание, и вместо ежика опять стояла хорошо всем знакомая березка.
- Видите, зря боялись. Ничего страшного не произошло, - радостно улыбался Агат. – Зато теперь мы знаем еще одну тайну волшебного кинжала. А давай попробуем на других деревьях, Топаз. Посмотрим, во что превратится вон та огромная ель.
Топаз произнес заклинание и опять начертил волшебные знаки. Но ель как стояла, так и осталась стоять.
- Может, ты что-то не так сделал? – стал сомневаться Агат. – Почему на этот раз колдовство не подействовало?
- Нет, я все повторил правильно, – растерянно смотрел Топаз. – Ничего не понимаю...
Он вновь повернулся к березке и прочел заклинание.
Опять раздался голос: «Кем прикажешь мне стать, Топаз?»
- Что-то в нашей березке есть скрытое и тайное, чего пока что мы не понимаем, - усевшись прямо на снег, вслух размышлял Топаз. – Получается, что она - дерево, однако и не совсем дерево... Ты слышишь, о чем я говорю, Агат?
Тут кинжал задрожал, медленно поднялся в воздух и стал чертить один круг за другим.
- Кажется, я не ошибся, - улыбался Топаз. – Но сейчас пора быстрее дойти до дома. Очень уж холодный ветер сегодня дует. Совсем продрог, и пальцы замерзли.
- Подожди, Топаз, - остановил брата Агат. – Еще чуточку потерпи. Прошу тебя, прочти еще раз заклинание.
- Ты хитро улыбаешься, Агат, - похлопал его по плечу брат. – Интересно, что на этот раз у тебя на уме?
Гном вновь прочел заклинание, и опять, непонятно откуда раздавшийся голос, повторил уже хорошо знакомый вопрос: «Кем прикажешь мне стать, Топаз?»
- Пусть станет ярким огнем, - прошептал ему на ухо Агат. – Интересно, что сейчас произойдет.
- Стань горящим костром, - повторил гном. – Ярким, сильным, с искрами и треском.
Деревце мгновенно вспыхнуло, и длинные огни пламени устремились вверх. Раздавался треск пылающих сухих веток. Но даже сквозь бушующий огонь было видно, что березка сама не горит.
- Вот так, чудеса – прошептал Оникс. – Такой огонь спалит не то что дерево, а весь наш лес. Лучше потуши его, Топаз, пока соседние деревья не вспыхнули.
Меж тем около березки, шипя, таял снег, и во все стороны потекли мутные ручейки воды. И, если бы не снежные шапки на соснах, могло бы показаться, что наступила весна.
- Что теперь? Я совсем продрог, – обратился к Агату Топаз. – Может, на сегодня хватит?
- А теперь пошли домой, - спокойно ответил гном. – Я проголодался и хочу есть.
Топаз вновь прочел заклинание, огонь погас, и березка опять задрожала на холодном ветру.
Водные ручейки стали тут же замерзать и покрываться тонкой корочкой льда.
- Да, пора домой, - кивнул Топаз, - пока мы все не замерзли тут. - Да и дела нас ждут. Или позабыли про подарки, о которых вчера говорили? Полдня уже прошло, а ничего не сделано.

***
Вскоре гномы сидели за столом в большой комнате в подземелье и, обмениваясь мнениями, завтракали.
- Зачем тебе понадобилось превращать березку в пламя? – спросил Агата Топаз.
- Не мешай мне есть, - хитро улыбнулся гном. – Надо же было узнать, что умеет это деревце. Если оно может предстать огнем, то ей ничего не стоит превратиться и в лютый мороз.
- Ладно, можешь и не отвечать, - согласился Топаз. – А сейчас –пора за работу.
Вскоре кузница наполнилась веселым перезвоном молотков и шутками гномов. В отличие от вчерашнего, в этот день братья часто улыбались, и работа спорилась.
Топаз, как и в прошлый раз, делал крылышки мотылькам, однако в его голове то и дело пробегала мысль: «Какие испытания ждут нас впереди? Жаль, что кинжал не умеет разговаривать. Знать бы, кто на этот раз собирается нарушить покой нашего леса…»
На каждую карету полагался экипаж из семи мотыльков. К вечеру один из экипажей был полностью собран. Он предназначался для феи Утренняя Роса, и весь был усыпан алмазами. На свету они переливались всеми цветами и постоянно искрились. Казалось, что это и впрямь малюсенькие капельки росы сверкают на карете в лучах восходящего солнца. Даже гномы залюбовались своей работой. Топаз был очень доволен братьями и постоянно улыбался. Тревожные мысли, которые его одолевали утром, постепенно рассеялись.
- Однако надо попробовать, смогут ли наши мотыльки поднять этот экипаж в воздух, - обратился он к гномам. – Что ни говори, а все же он сделан из золота.
- Но они опять полетят на огонь и сгорят, - напомнил ему Агат. – Лучше не искушать судьбу.
- Не тревожься, я все хорошенько продумал, - улыбнулся Топаз. – Раз карета готова, то ей незачем оставаться в кузнице, зря покрываться пылью и темнть от копоти горна. Сейчас мы мигом ее перенесем в большую комнату, где запряжем мотыльков повозку, и когда все будет готово, я произнесу волшебное заклинание.
Гномы осторожно вынесли карету. Топаз никому из них не доверил нести мотыльков, из-за чего ему пришлось несколько раз возвращаться в мастерскую. Но, наконец, все было готово. Гном достал волшебный кинжал, произнес заклинание, и мотыльки дружно взмахнули крыльями. Карета, оторвавшись от пола, поплыла под потолком. В воздухе она была еще красивее.
- Ну, что, хороший подарок? - улыбался гном. – Фея будет довольна своим новым экипажем?
- Конечно, - кивнул Агат. – Утренняя Роса заслуживает самой красивой кареты в мире. Не приди она нам на помощь в те тяжелые дни, что бы было сейчас и с Принцессой, и с Принцем, и со всеми нами? Может, так бы и оставались ужасными гоблинами, а возможно, Колючая Ветка, превратив нас всех в еще более страшных чудовищ, и сама бы навсегда осталась злой колдуньей.
- Да, про чудовищ лучше и не говори, - вздохнул Топаз. – Я сегодня смотрел ее волшебные книги. Там понаписано о стольких ужасных страшилищах, что и поверить трудно, что они есть на самом деле.
Кинжал вновь задрожал.
- Смотри, брат, он как бы подтверждает твои слова, - нахмурились гномы. – Неужели нас ждут новые испытания?
- Видимо, так... - грустно вздохнул Топаз. – Однако, что должно быть, тому и случиться, и сейчас не стоит гадать. Да и поздно уже, пора идти спать. Завтра много работы.
Гном произнес заклинание, и карета плавно опустилась на пол. Мотыльки замерли и, казалось, что они спят.

***
- Интересно, как там Фырк? – лежа на кровати думал Агат. – Жаль, что он не видел, как пылала огнем березка, как превратилась в страшного, рычащего гоблина. Было бы здорово увидеть его мордочку, когда появился так похожий на него, другой ежик.
От этой забавной мысли губы гнома непроизвольно раскрылись в широкой улыбке.
– Два Фырка...
Гном даже чуть не рассмеялся: «Ничего. Придет весна, и если белочки, как обычно, не опередят меня, я ему об этом расскажу. Они же тоже все видели. Как поскакали по веткам, когда березка запылала... И цокали: «Спасайтесь, спасайтесь, кто может! Пожар! Лес горит!» Вот же глупые... Хотя нет. Именно они пришли на помощь, и отвлекли внимание гоблинов и Колючей Ветки, когда мы сидели в дупле. Гном еще долго не мог заснуть, вспоминая прошлые приключения.

***
Утром, позавтракав, братья сразу же направились в мастерскую. Сегодня работа особенно спорилась, и к вечеру были готовы еще две кареты. Та, что должна была принадлежать фее Голубой Капельке, была украшена прекрасными сапфирами, а для Березовой Сережки – сверкающими изумрудами.
- Что бы эта фея ни выдумывала, каким бы именем себя ни называла, Березовой Сережкой, или Колючей Веткой, любимым цветом её остается зеленый, - рассмеялся Топаз. – Ничего не поделаешь... Но, кажется, мы успеваем. Нам только осталось изготовить подарки для Принца с Принцессой и украшения для березки. Еще два таких дня работы, и все будет готово. Потом денек передохнем, и надо будет трогаться в путь. Иначе опоздаем на бал во дворец. Повсюду густой снег лежит.
- Не опоздаем, а просто не дойдем, - усмехнулся Агат. – Подумай, Топаз, как мы будем нести подарки для Лотты и Алена, да к тому же три кареты и упряжки из мотыльков. Ведь так легко можно повредить их нежные крылышки.
- Ты прав, однако что предложишь? – удивленно посмотрел Топаз. – Остаться дома?
- Опять не догадываешься! – улыбнулся гном так хитро, как только он мог. – Если заклинанием можно золотых мотыльков заставить летать, то я уверен, что этим же заклинанием можно оживить что-то другое. Вспомни, как летал Тартух. А он был в три раза больше тебя.
- Так что же ты хочешь сказать? – стал сердиться Топаз. – Но говори так, чтобы я мог тебя понять.
- Я предлагаю сделать большую карету для нас, куда мы


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     15:17 13.04.2018 (1)
1
Ох наколдуют чего-нибудь! Пошли дальше.
     15:18 13.04.2018
2
Непременно наколдуют.
     07:25 30.01.2018 (1)
Мне на новый год невестка подарила красивую игрушечную, ажурную карету с конфетами.
И потом в одно утро мне приснилась карета, стоящая возле дома. Только никого не было в упряжке.
Так, что Ваши сказки становятся явью!
     09:32 30.01.2018
1
Рад, что понравилось.
Всего Вам доброго.
     00:22 18.02.2014 (1)
2
Ваши сказки становятся популярными на Фабуле,  и это радует.
     09:12 18.02.2014 (1)
1
Вы так уверенно говорите, будто провели опрос, кто читает мои сказки))))
Добра и счастья.
До вечера.
     09:22 18.02.2014
главное - начать.
С теплом
Реклама