Возвращение (страница 1 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 435
Внесено на сайт:
Действия:

Возвращение

Через тысячу лет
Вдруг звонок,
Голос до боли знакомый.
Щёки так запылали,
Как прежде.

«Поющая вечность» Сергей Рац.


[justify]Сигнал тревоги резким аллегро вспорол тишину, безжалостно разрушая привычный распорядок дня. Он мгновенно разнёсся по всем закоулкам и переходам звездолёта, спеша оповестить, что случилась беда. А значит, твоя жизнь с этого момента больше не принадлежит лишь тебе. Хочешь выжить – торопись и действуй заодно со всеми. Иначе рискуешь навсегда затеряться в межзвёздной бесконечности в виде космического мусора. Не завидная перспектива.
Звездолёт «Стремительный» класса «Омега» не очень большой. Но, не смотря на кажущуюся (по сравнению с гигантами класса «Альфа») миниатюрность, тоже предназначен для полётов между звёздами. Класс «Омега» подразумевает так же, что в экипаже не много людей. И это обстоятельство налагает дополнительную ответственность на каждого члена маленького коллектива. И особенно на капитана - главный мозг корабля, а значит, фактически мини бога для небольшой команды на текущий рейс. Ведь от него многое зависит, и в первую очередь – вернёшься ли ты живым. 
Не успел смолкнуть первый аккорд сирены, а командир звездолёта Этель Тано уже подлетала к пульту управления.
-Что случилось? – спокойным твёрдым голосом осведомилась она.
-Мы падаем, - с отчаянием доложил Арин Брун, дежуривший у пульта. И, встретившись с суровым взглядом капитана, поспешил ввести её в курс дела. – Отключилась энергетическая установка, а вслед за ней и все системы жизнеобеспечения. Чем это вызвано - не знаю. Программа оповещения о неполадках тоже вышла из строя. Так что корабль фактически парализован, и остаётся лишь удивляться, почему до сих пор не погасло освещение.
В полной невесомости Этель мгновенно вспорхнула к пульту и, набрав коды, убедилась в верности доклада.
Отрапортовав капитану, Арин вздохнул с облегчением. Человеку требуется небольшая разрядка после стресса. А мужчину ничто так не расслабляет, как созерцание женщины. И он, повернувшись к капитану, принялся изучать её профиль. И не смог, уже в который раз, даже попав в критическую ситуацию, не восхититься этой потрясающей женщиной.
Этель Тано где-то между тридцатью и сорока. Точно не скажешь. Сильная, решительная, волевая, но в то же время женственная, очаровательная и всё же хрупкая. Самая большая загадка для всех мужчин – как подчинённых, так и тех, с кем просто сталкивала жизнь. Опрятная, подтянутая, с аккуратно уложенными в незамысловатую (уставную) причёску волосами – ну просто совершенство. Будто и не оторвал её неожиданный сигнал тревоги от личных дел. И как ей удаётся всегда оставаться такой безупречной?
-Где мы находимся? – резким, с хрипотцой, голосом осведомилась капитан. А вот сейчас она уже словно и не женщина в прямом смысле этого слова. А строгий решительный начальник, кому лучше не перечить. Может, в случае чего, совсем по-мужски и кулаком приложиться.
Арин метнулся к навигационному оборудованию, расположенному в стороне от главного пульта. К счастью, прибор всё ещё работал.
-Движемся прежним курсом, - доложил он. - До Земли три тысячи километров. Но с нашим ускорением мы должны оказаться возле планеты минут через сорок. И, если не затормозим, то обязательно врежемся. Мать честная, - выдавил он испуганно, осознав сей малоприятный факт. 
Входная створка скользнула вверх, и тройка взъерошенных членов экипажа, почёсываясь и стеная от ушибов, впорхнула в отсек. Вся эта ситуация им очень не нравилась, и мужчины, как могли, своими угрюмыми физиономиями пытались выразить недовольство, полагая, что это очередные учения. Но командира этим не прошибёшь. Этель лишь кинула взгляд на часы, вмонтированные над пультом, и недовольно покачала головой. Экипаж опоздал на целых десять секунд, не вложившись в положенную минуту с момента подачи сигнала тревоги. В этом она видела только свою вину. Слишком мягкой стала в последнее время.
Этель открыла рот, собираясь выразить экипажу своё недовольство, но не успела. В этот самый миг, как по мановению волшебной палочки, воцарилась тьма. Погасло освещение, и отключились все приборы. Долетались. Хуже не бывает. Ведь без электричества звездолёт уже вовсе и не корабль, а так, полая жестяная банка.
      Мужчины тревожно загалдели.
-Тихо! – рявкнула командир. – Все заметили, что на корабле авария? Так что хватить болтать, как бабы. Хорошая новость - мы недалеко от Земли. И, думаю, выживем. Но придётся хорошо потрудиться, чтобы совершить посадку. Скверная новость – мы недалеко от Земли. А значит, можем врезаться, если оплошаем. Так что нужно просить богов космоса, чтобы помогли. Ибо без чуда нам не выжить.
      Этель в полной тьме на ощупь пробралась к обычно закрытому иллюминатору и не без труда открыла его. В отсек попало немного света из космоса, и жизнь стала приятнее.
-Может, у кого есть какие-нибудь соображения, по поводу случившегося? – обратилась командир к экипажу, рассматривая в иллюминатор стремительно приближающуюся Землю. Но в ответ получила лишь невнятное бормотание. Неудивительно. Она и сама не понимала, что произошло.
-Мик, ну, а ты, как механик, хоть что-нибудь можешь прояснить? – спросила Этель.
-Нет, - обречённо выдохнул тот. – Сама по себе эта ситуация просто невозможна. И если энергетическая установка заглохла, то тут уже никто не поможет. Разве что бог. Корабль просто обречён.
-Но ведь хоть что-то мы можем сделать? – не сдавалась Этель.
-Я же говорю, что такая ситуация просто невозможна, - стал оправдываться механик.
-Разве? – обернулась Этель к экипажу. - Должно же быть хоть что-то предусмотрено на подобный случай. Мик, ты должен знать все агрегаты корабля. 
-Может, скажете, с чего начать? – взорвался механик. И тут же стих. Он уже пытался разговаривать с Этель в подобном тоне, и получил тогда чувствительную оплеуху.  Мик немного успокоился. И, ощущая на себе пристальный взгляд капитана, продолжил. – Корабль полностью зависит от энергетической установки. И если она отключилась, то здесь я бессилен. Ни разу не слышал о подобных случаях, и не читал инструкций, предусмотренных в таких ситуациях. Потому, что она просто невозможна.
-Но ведь с нами это случилось, чёрт побери, - взорвалась Этель.
-Я знаю, что при малейших неполадках в энергетических системах, - продолжал Мик, озабоченно роясь в собственных воспоминаниях, - как было на нескольких кораблях в нашей службе, их сразу же меняли на новые. Но это делается в доках, а не в открытом космосе.
-Ясно, - сквозь зубы процедила Этель. Она уже знала по опыту, что если Мик говорит подобным тоном, это действительно так. Уж в чём, а в своей работе он разбирается отлично. Не зря ведь его несколько раз награждали на конкурсах по знанию профессии. Он лучший механик во всём флоте.   
      Да уж. Ситуация – хуже не придумаешь. Всё ещё не сбросив ускорение после выхода из гиперпространства, корабль стремительно несётся к планете. Вокруг открытый космос. И никакой возможности погасить скорость. Время мчится неумолимо, воруя последние секунды жизни. Чёрт возьми, что же делать? Должен же найтись хоть какой-то выход, альтернативный смерти. Но ничего путного в голову не приходит. И Этель разозлилась на себя и собственную беспомощность. 
-Мы неминуемо разобьёмся, - высказал общую мысль Виктор, специалист по вооружению.
      И после этих его слов в душе Этель вскипела ярость.
-Что ты нюни пускаешь, - злобно бросила капитан и перекривила Виктора: – разобьёмся. Караул! Вы же мужики. Неужели я должна сейчас думать за вас?
-А что мы можем? – нервно бросил Виктор. - Если энергетическая установка….
-Тихо! – рявкнула Этель. Её уже начало трясти. Но это не страх, а злость. А она часто помогала ей в критических ситуациях. Такова её натура вечного бойца. Она никогда не признавала поражения и всегда сражалась до конца. И в моменты, когда жизнь припирала к стенке, и, казалось, совсем нет выхода, она начинала злиться по-настоящему. И тогда на неё будто снисходило озарение. Вот и сейчас, в этот самый момент у Этель в голове возник небольшой план. Конечно, не бог знает что. Но вполне может сработать. Уж лучше хоть что-то делать, чем плакаться и трястись от страха.         
-Значит так. Просить у наземных служб помощи мы не можем, ввиду отсутствия электричества. Да и что они могут? Разве что расстрелять нас. Но у меня есть план. И если вы, мужики, не можете придумать ничего дельного, будете слушать бабу. – Этель умела брать быка за рога.
      Экипаж притих. Они уже попадали в разные переделки вместе со своим капитаном, и знали, что она может преломить ситуацию в свою, а значит, и в их пользу.
-Дрен, - голос командира не сбавлял темперамента, - следуй на первый склад и обеспечь всех рациями, чтобы мы всегда могли связаться друг с другом. Надеюсь, они будут работать. Мик, направляйся в хвостовой отсек и переведи рули на ручное управление. Знаешь, как это делается? Справишься в полной темноте? 
-Попытаюсь, - буркнул механик.
-Виктор, у каждого должны быть кислородные баллоны. Они жизненно необходимы, так как скоро нечем станет дышать. Все поняли?
Этель властно отдавала приказы. Эта её твёрдость, как она знала, отрезвляюще подействует на подчинённых, и они сделают, что требуется, в лучшем виде. Но, кажется, ещё кое-что забыла.
-Арин, ты остаёшься дежурить у пульта, - обернулась Этель к связисту. - Открой все иллюминаторы и наблюдай. Ты – наши глаза. Если заметишь что-нибудь подозрительное, что бы это ни было, сразу доложи мне. От этого может зависеть наша жизнь. И, главное, постарайся осмотреть весь корпус. Сам знаешь, если будет хоть какой-то дефект в обшивке, мы заживо сгорим в атмосфере. Ну? Кому что не ясно? 
Члены экипажа в нерешительности парили в невесомости. Человеку нужно время, чтобы начать адекватно реагировать на любую ситуацию. А учения проводятся для того, чтобы, когда припрёт, свести к минимуму потери драгоценных секунд.
-Ну, кому что не ясно, бестолочи? Ждёте, пока врежемся в Землю? – голос Этель буквально взревел в тесной пилотской каютке, переходя на не свойственные ему грозные обертоны. Именно то, чего не хватало в данной ситуации, и члены её небольшого экипажа, словно получив дозу необходимого ускорения, бросились исполнять распоряжения.
А у капитана собственные заботы, которые она не могла переложить на чужую шею. И, едва мужчины покинули рубку, она направилась в грузовой отсек. Именно там Этель надеялась получить все ответы. В её душе теплилась крохотная надежда, что удастся повернуть ситуацию вспять и спасти корабль вместе с экипажем. За всё время службы был всего один раз, когда она ошибалась в своих предположениях. И ей хватило этого. Больше она не давала маху, и потому сумела так долго прослужить капитаном.   
Вот уже четыре года Этель Тано командует «Стремительным». Это небольшой, но мощный звездолёт, называемый в простонародье, как заведено бог знает с каких времён – чёрный ворон. Оно и понятно. Ведь он перевозит самых опасных преступников из многочисленных колоний освоенного космоса на Землю, где они должны предстать перед Высшим судом.
Сейчас на борту находится полностью изолированный стандартный бункер, в котором узник содержится


Оценка произведения:
Разное:
Реклама