Произведение «Злой Волк и Красная Шапочка»
Тип: Произведение
Раздел: Переводы
Тематика: Переводы
Темы: страхполициягерманияАВАНТЮРИСТЫБременГамбург
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 667 +1
Дата:
Предисловие:
Этот рассказ написан моей коллегой Хельгой Рибок. Это уже третий ее рассказ, который я перевела с немецкого языка на русский. Переводы, как выяснилось, - достаточно трудная работа. Но мне она нравится.

Злой Волк и Красная Шапочка

1. Моя лучшая подруга в то время училась в театральной школе и делала все возможное, чтобы заработать себе на учебу и не сидеть на шее у папы. По ночам она играла в „блэк джек“. Я не хотела бы сейчас вдаваться в подробности, но „блэк джек“ -это чистая математика. Если вы разбираетесь в математике - запросто можете обвести крупье вокруг пальца, в самом прямом смысле слова. Кора уже обобрала больше мужчин, чем я за всю свою жизнь видела раздетых.Тот, кто был с ней знаком, на следующее утро терял работу.

„Это так увлекательно, просто отпад!“ - было ее любимое выражение.

Я понимала, что значит „увлекательно“, а также что такое отпад. К счастью, Кора принадлежала к тем студентам, которым были по средствам парики и фальшивые паспорта. Ведь когда-нибудь один из обманутых может нанести ответный удар!

Однажды в субботу все и случилось. Кора и я хотели утром пробежаться по магазинам. Но прогулка чуть не сорвалась, потому что Кора слишком поздно встала с кровати. Мы с ней пререкались, стоя недалеко от метро „Берлинер Тор“, когда возле нас остановилась машина. Какой марки - не могу сказать, да это и неважно. Я ведь была уверена, что сейчас буду убита!

- Ну что, Красная Шапочка?
Я открыла глаза. Это он ко мне обращается?

Я увидела небо, серое и затянутое тучами. Нормальная погода для осенней ярмарки.
Кора оттащила меня в сторону:

- Вполне крутой парень, скажи?

Я взглянула на карманы его куртки. Карманы были оттопырены. Наверняка в одном из них огнестрельное оружие. Или колющее. - Обычный кухонный нож, попади он не в те руки, представляет угрозу. Я попыталась сознаться, что мне страшно, но в горле у меня стоял ком. „Рука…“ - это все, что я смогла из себя выдавить.

- Это неважно, что там, - Кора подтолкнула меня вперед тычком в бедро.- Садись в машину.

Я села, потому что другого выхода не было.

Смесь затхлого запаха искусственной кожи и горелой листвы. - Я ненавижу этот запах. От него мне сразу стало нехорошо.

- Кто вы?

- Злой волк, - последовал ответ. – Вольф Ротман, черт побери. Я не кусаюсь, я студент. И, честно говоря, ты - не самый интересный объект для изучения. - И, повернувшись к Коре: - Можем мы уже ехать, или мама будет плакать, если Красная Шапочка вовремя не придет домой к ужину?

Моя мама, конечно, не имела ни малейшего представления о том, что я собиралась сегодня делать. И плакать она вряд ли будет. В последнее время мы избегали друг друга. Я хотела быть взрослой.

Справа от меня стояла телефонная будка.  Я могла выйти из машины, позвонить маме и, рыдая, сказать ей, что мне страшно. Но я этого не сделала. Я хотела быть взрослой.

Не стоит и говорить, что этот тип хорошо знал Гамбург. Я жила недалеко от Гамбурга, в Машене, - там, где проволочные сетки заборов были особенно плотными и большинство пожилых господ играло в гольф. Но сейчас я не могла наблюдать за жизнью „малой Родины“, так как мы ехали по автостраде.

- Не бойся, - сказал тип и подмигнул мне. – У меня есть свои телки. В Бремене и здесь тоже. Не надо делать такое лицо, как будто я собираюсь наброситься на тебя.

Я посмотрела на него в упор. У него были красивые длинные волосы и совершенно светлые брови. Когда он взглянул на меня, я отвела глаза в сторону. В моей голове всплыли мамины наставления: „Не садись в машину с незнакомыми людьми. Избегай сомнительных компаний и нахальных парней.“ Я хотела прибрести собственный опыт; в конце концов, я уже не маленький ребенок. Кроме того, со мной в машине была Кора.

Мы собирались поехать в Бремен, на фраймаркт.  На это нам потребуется по крайней мере два часа - если по дороге ничего не случится.

Но, конечно, вскоре кое-что случилось. И в этом была моя вина. Мне понадобилось в туалет. Нельзя было перед дорогой пить так много кофе с молоком.

- Ты сможешь потерпеть до Харбургер Берге? Там есть придорожный ресторанчик.

Он снова странно посмотрел на меня. Почему-то так строго. По его виду нельзя было сказать, что он боялся, что что-то случится в его машине. Но он явно нервничал. Он обернулся и посмотрел на Кору, как будто хотел спросить: „Она всегда такая?“

Я была всегда такой. Когда я волновалась, мои ладони становились влажными, в горле появлялся комок и мне нужно было в туалет. Я смотрела на таблички по краям дороги. Еще 2000 метров. 2 километра. Абсолютно безвыходная ситуация. Каждый кусок, съеденный за обедом, рвался наружу, и виной этому была воняющая искусственная кожа.

Я была рада, когда мы наконец доехали.

Тип не зашел со мной в вестибюль. Мне было бы неприятно, если бы он понял, что меня еще и стошнило. Но я слышала, как он окликнул бензозаправщика и спросил, какую колонку можно использовать.

Заправка! Это был выход!




2. Я подождала, пока он зайдет внутрь, чтобы заплатить. Потом я побежала к машине, рванула дверцу и вцепилась в руку Коры.

- Ты спятила? Что ты делаешь?

- Мы должны исчезнуть! У меня есть немного денег в ветровке. Там впереди жилые дома, мы можем спросить, как добраться до электричек…

- Ты хочешь, чтобы я сбежала без своего друга?

- Друга? - переспросила я обалдело.

- Ты думаешь, я поеду с первым встречным идиотом?

Этого я не думала, но была уверена, что Кора скоро попадет в беду и ей понадобится помощь. При ее образе жизни любой, кого она обманула, может разделаться с ней без церемоний.

- Садись в машину, тебе говорят! Или ты хочешь привлечь к себе внимание? Тогда все решат, что ты уже давно моя ассистентка.

Громкий гудок поглотил конец фразы. Кто-то гудел уже довольно долго. Он не уезжал.  Это был грузовик, и двое мужчин смотрели на нас сверху вниз.

- Гляди, какие телочки, - сказал один. Он рассмеялся грубо и отрывисто. – Может, возьмем их  с собой ненадолго?

- Перестань! Они не одни. Такие девочки никогда не бывают одни, - удержал его другой. В его тоне звучало что-то, похожее на почтение. Неужели он не знает, что здесь происходит?!

Тип заплатил за заправку и вернулся назад. Я шмыгнула на переднее сидение, закрыла дверь и опустила ручку вниз.

- Она что, хотела уехать одна? - спросил он, обращаясь к Коре.

- Да, - с удовольствием подтвердила та и откинулась назад. - Она хотела уехать одна.

- Так. Ты, наверное, думаешь, - я тебя съем? Красная Шапочка, ты ведь в другой раз не доберешься так быстро и дешево до Бремена. - Он сел в машину. - Если ты улизнешь, я подцеплю кого-нибудь другого. Девочек, останавливающих попутные машины,  как песка в море.

Девочки, останавливающие машины, меня не интересовали. Меня интересовало только одно: чтобы Кора осталась вживых. И я, конечно, тоже.

Мы проехали еще какое-то время. Слава Богу, этот тип постоянно смотрел на дорогу. Он был очень хороший водитель. Ему удалось сделать так, что я забыла о Машене. А выходить в Хитфельде все равно было поздно.  

Затем тип с красивыми длинными волосами и удивительными светлыми бровями высыпал содержимое своих карманов в бардачок. Пистолета там не было. И кухонного ножа тоже. Вместо этого - большое количество карт автострады, которые были странно сложены и в некоторых местах торчали маленькие булавки с флажками. Флажками были отмечены придорожные ресторанчики. И большая связка ключей. Как будто прочитав мои мысли, он сказал, что это ключи не от тюрьмы и не от камеры пыток.

- Что, собственно говоря, ты думаешь обо мне? - раздраженно спросил он наконец, видимо, не выдержав мой подозрительный взгляд, и с силой дернул за ремень безопасности.

- Самое плохое.

- Самое плохое?

- Я привыкла думать самое плохое. И еще я привыкла защищать своих друзей. Я никого не бросаю в беде. - Я посмотрела в зеркало заднего вида, и он проследил за моим взлядом.

- Кора?

- Кора. У нее есть очень опасное хобби. Но вы, вероятно, в курсе?

- Я - в курсе? - Угол его рта вздрогнул в усмешке, но я этого не видела.

- Поэтому вы здесь, - храбро заявила я. - Вы хотите ее наказать.

- Наказать Кору? - Он поднял брови. - Ну да, в постели мы иногда делаем такие вещи, но это просто игра. Клянусь, я бы никогда не обидел Кору.

- Конечно, нет. И вы, наверное, вовсе не крупье…

И тут я их услышала. Сирены! Полицейские машины! Отряд особого назначения!

Все было кончено. Развязка наступила. Спасибо, Кора, сказала я про себя, что ты девятнадцать лет была моей подругой.

3. Пронзительные звуки становились все ближе. Я почувствовала, как чья-то рука обхватила меня. Мягкая рука и мягкая ладонь. Я уронила голову на грудь и зажала уши.

Затем я снова услышала его голос.

- Она думает, я - злой волк, - сказал он весело. - Удалось вам определить, где мы находимся?

- Прибор работает безупречно, - голос принадлежал женщине. Женщине в зеленой фуражке и униформе. Сотрудница полиции!

- Кто это? - спросила она.

- Она не из тех девочек, которые стоят у дороги и останавливают машины, - сказал парень, называвший себя Вольфом Ротманом. - В том, что она сидит здесь, виноват я.

- Ну ладно, - сказала женщина. - Выключите прожекторы! - крикнула она, повернувшись назад.

Прожекторы?

- Мы снимаем учебный фильм по заказу полиции.

Учебный фильм? Полиция? Наверное, мы были в волшебной стране? И я все еще Красная Шапочка?

- Мы хотели испытать новый прибор. С его помощью можно установить, где находится настоящий преступник. А с невиновных подозрения будут сняты, - сказала женщина. И сунула удостоверение мне под нос.

- Я серьезно, - продолжала она. - Если вы не верите, можете поговорить с моим начальством.

Она протянула мне огромный аппарат.  

Я как будто разделилась надвое: мое Я „Красной Шапочки“ все еще находилось в оцепенении и никак не отреагировало. Но мое взрослое Я решило принять предложение. Возможно, господин начальник полиции сумеет вразумительно объяснить, что все-таки происходит?..





 



 

Разное:
Реклама
Реклама