ПЕНТАГОН (страница 1)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Татьяна Гурская
Баллы: 36
Читатели: 162
Внесено на сайт: 23:40 18.11.2015
Действия:

ПЕНТАГОН

                  Это был самый известный дом в городе. Серый и приземистый, он был похож на  мифического  змея, свернувшего своё тело в огромное кольцо,  и четыре  его  угла с облупившейся на кирпичных стенах  штукатуркой, багровели,  словно  раны издыхающего чудовища. Он возлежал на противоположной стороне привокзальной площади, вызывая изумление приезжих. Местные привыкли к нему, как к неизбежности, и называли ПЕНТАГОНОМ.
                  В  далёкие тридцатые архитектор-романтик задумал этот дом, как место, где  семьи строителей  социализма  будут жить в отдельных комнатах, встречаться  в клубе, играть в настольные игры и вести политические беседы, Широкие  коридоры предназначались для детских игр. Быт предполагался также коллективным:  на каждые 10 квартир общая кухня, туалет и ванная комната. А стены бесконечных коридоров должны  были  украсить агитационные плакаты  и репродукции  известных пейзажей. Во внутреннем  дворе предполагалось  устроить  уютный сад .
                  Дом социалистического быта был построен,  и первые квартиры в нём получили работники  крупнейшего  городского завода «Пролетарская кузница». В городе катастрофически не хватало жилья, поэтому, вскоре, отказались от клуба, парикмахерской, прачечной. Все попытки озеленить внутренний дворик были безуспешными, ничего не росло в том саду. И только стены  были быстро освоены жильцами. Среди агитплакатов  и пейзажей возникла рукописная энциклопедия  жизни обитателей  огромной городской общаги, настоящая настенная  библия взрослой жизни для подрастающего поколения. И сколько не  закрашивали  особенно стыдные  места, надписи и картины появлялись снова и снова. На крючьях, вбитых в стену, повисли корыта и прочая утварь, на сквозняках  колыхалось выстиранное бельё,  и люди жили здесь.
              В послевоенные годы в доме появилось много  жильцов с непростым прошлым, а близость вокзала сделала его перевалочным  пунктом для сбыта краденного, здесь были  воровские «малины» и чего только не было: и драки, и поножовщина, и убийства.  Водка, анаша – в любое время суток.  Это был заповедник преступности в городе, заслуживший недобрую  славу.  На пике противостояния Сверхдержав, на одном из совещаний кто-то из милицейских начальников  опрометчиво сравнил его с  враждебным Пентагоном, а название прилипло.  И даже, когда с преступностью справились, название не исчезло, а жить в этом доме считалось мало приличным. Не только сомнительное прошлое, что-то тяжёлое было во всей организации жизни дома. Он давил на обитателей своей замкнутостью и порочностью. Как тюремный замок, он не обещал выхода и если не убивал всё человеческое в своих жильцах, то оставлял на их лицах, телах, да  и  на всей жизни несмываемое пятно ущербности, но где-то нужно было жить.
                В последние десятилетия среди обитателей ПЕНТАГОНА появилось немало выходцев из Центральной Азии. На фасаде засияло узорчатое название Чайхана, смуглые ребятишки, женщины в восточных платьях, колоритные мужчины и наглые подростки. Жильцы постоянно сменялись, и  дом больше  походил  на Караван сарай.  Одряхлевшее чудовище  продолжало переваривать, попавших в его всеядное нутро людей.
                  Был день города. Задумавшись о том, какой подарок  к празднику приготовить ветеранам труда, проживающим в  доме престарелых, администрация города и социальные службы решили организовать праздничный выход  ходячих его постояльцев «В гости к друзьям». Так называлось мероприятие. В городе было найдено несколько пожилых супружеских пар, к которым  могли придти в гости одинокие  старики. Именитые граждане города  выделили средства, были закуплены подарки и продукты, а социальные работницы  занялись приготовлением блюд  для праздничного стола.
                    В квартире №28 ПЕНТАГОНА, на втором этаже гостей ожидали девяностолетний Николай Иванович и его жена Катя. Она была на 20 лет моложе мужа, но  рано состарилась, часто болела  и почти не вставала с постели. Николай Иванович, напротив, выглядел моложаво и сохранил следы былой красоты. В молодости  у него отбоя не было от поклонниц. От активной  сексуальной жизни  он не отказался  и после сорока, когда женился на Кате.  Но последние десятилетия их жизни проходили для супругов спокойно, они не вспоминали больше о бурных событиях молодости, никуда не ходили, все заботы о стариках взяли на себя социальные работники. Известие о том, что к ним придут гости, Катя встретила равнодушно, а Николай Иванович принял с воодушевлением.
                    С трудом  раздвинув старый круглый стол, женщины  превратили его в овальный и разложили бутерброды с  икрой, колбаской, сыром, салат оливье. В графинах розовел компот, ожидали своего часа пирожные, из кухни доносился  запах тушёного мяса. Николай Иванович прогуливался  возле стола, потирая  руки от предвкушения торжества. Ему, как самому старшему, подарят новый телевизор. Он  знал об этом, соцработница  проболталась, да и коробка  уже стояла в коридоре.
                  Микроавтобус  остановился у ПЕНТАГОНА и из него вышли пятеро: три старушки  и два старичка, вымытых, подстриженных,  одетых в спонсорскую одежду. Возглавляла группу энергичная Эра Матвеевна. Она всю жизнь ботала в школе Старшей вожатой и  своих  организаторских навыков не утратила, когда переселилась в дом престарелых. Она быстро разбила обитателей дома на отряды и закрепила сильных за «отстающими». По своей инициативе, она каждое утро за завтраком проводила политинформации.  В её палате был индивидуальный  телевизор и стоял портрет Президента с автографом.  Эра регулярно сообщала в Кремль о городских новостях и недостатках. Главврач нередко приглашал её посоветоваться и доплачивал ей за активность  полставки санитарки. Эра Матвеевна копила деньги для единственной внучки - студентки на покупку  квартиры. Рядом с ней шла  Любочка, в прошлом записная красавица, но кто узнал бы её в ней сейчас?  Седые волосы, завитые плойкой перед праздником были  выкрашены в морковный цвет ,  потускневшие глаза обрамляли чёрные смоляные брови. Зелёная крепдешиновая юбка на резинке обтягивала огромный  отвисший живот, на сиреневой трикотажной кофточке  поблескивала медаль  Ветеран труда , Когда –то она работала в одном из профсоюзов, замуж так и не вышла, хотя поклонников было много. Сейчас лучшая подруга Эры Матвеевны была неразлучна с ней, и часть славы своей подруги охотно принимала на себя. За ними едва поспевали бывшая учительница, бывший тренер и бывший бухгалтер. Подъём  оказался непростым для стариков, и едва поднявшись на второй этаж, и с трудом пройдя половину длинного коридора, они буквально упали на диван в квартире. Между фразой –«Дорогие гости здравствуйте!» и дальнейшим текстом наступила длительная пауза. Кто должен был дальше говорить и что-  позабылось. Николай Иванович рассматривал своих гостей, надеясь увидеть знакомых, но никого не узнавал. Жаль - подумал он. Зато Катя, узнала сразу  стерву - Любочку, попортившую ей столько  крови.  Как она посмела придти в наш дом? С какими глазами? Она живо вспомнила, как насильно вытаскивала мужа из квартиры соперницы и с удовольствием отмечала оплывшую фигуру Любы и то обстоятельство, что  она живёт в доме престарелых.  Да, потрепала тебя жизнь, потаскуха - со злостью думала Катя.
                Любочка сразу узнала своего Коленьку. Всё такой же красавчик, думала она, хорошо, что волосы и брови  успела покрасить, как чувствовала, что  что-то должно случиться, а что случится – то может?  Разве, что уйдёт со мной в дом ветеранов труда,  да не возьмут одного, а в придачу с его гадюкой. Всю жизнь мне сломала, разлеглась, хоть бы платье надела. Такими мыслями обменивались эти два старые женщины, чьи жизни когда – то  связались с одним мужчиной.
                  Первой пришла в себя Эра Матвеевна.
-Дорогие хозяева! Она заглянула в записную книжку, Николай Иванович и Екатерина Васильевна, поздравляем  вас с Днём нашего города, далее следовал небольшой отчёт городских властей о проделанном  за год. После этого, Любочка прочитала стишок собственного сочинения и праздник начался.               
                Пока гости  знакомились с хозяевами , Эра Матвеевна отвела Любочку в сторонку,  и   достав из сумочки несколько небольших ампул коричневого  цвета, тихонько сказала – вот доктор выдал  для лучшего пищеварения. Добавишь  каждому в компот, а то я позабуду, мужикам по две, но обойдутся и одной, а мы с тобой вечерком вместо шампанского примем. - А можно я свою Николаю Ивановичу отдам - спросила Любочка -  да хоть две- ответил а Эра. У нас с тобой и настоящее шампанское припрятано, помнишь, на  восьмое марта  директор кондитерской фабрики подарил. Зажав в ладони ампулу, Любочка подошла к хозяину квартиры.
-Здравствуй, Коля, Давно не виделись- произнесла она робко.
                    Он старался не вспоминать о ней и, казалось, забыл навсегда, но сейчас  потускневшее сознание старика яркой вспышкой  пробила картина пятидесятилетней давности, когда он оставил её любимую и любящую и переступил порог  счастливой обладательницы  квартиры № 28 в ПЕНТАГОНЕ.
-Любочка- только и успел он сказать.
В то же мгновение взлохмаченной бешеной курицей Катя вцепилась  в морковные волосы  соперницы. Она орала бранные слова, срывая со  старухи одежду. Юбка порвалась и упала на пол. Люба стояла, почти обнажённая,  в розовых панталонах, съехавших с уродливого живота, и смотрела на Николая Ивановича так же, как тогда, когда он уходил навсегда. Обезумевшая от ревности Катя, вдруг, сорвала с себя рубашку и закричала - Все смотрите - кто лучше я, или она. Два старческих тела, даже не женских, никого в этой компании не могли смутить своей наготой.
Катю уложили в постель и сделали укол. Николай поднял то, что осталось от юбки, прикрыл тело Любы и тихо сказал - прости её, Люба и меня прости.
Эра Матвеевна разрядила неприятную атмосферу призывом идти за стол. Все ушли.
-Почему ты не защитил меня?  спросила Катя мужа.
-Тебя? Ты же дочь ПЕНТАГОНА, от кого тебя защищать? Тебя можно только опасаться.
Он поднял сорванную Катей  медаль Любы  и опустился на диван.
              Изголодавшиеся гости дружно поглощали бутерброды, гречку с тушёным  мясом и попивали компот. – А что же мы без хозяев?-  спросила Люба.
-Сейчас приведу- отозвалась  соцработница и скрылась за дверью спальни. Катя безмятежно спала.
-Николай Иванович, пойдёмте к гостям - сказала женщина и осеклась…
-Ах, ты, Господи! Она прикрыла ему веки, - посиди ещё чуток один, вот гостей проводим… и вышла из комнаты.
              Заснули и Катя, и  Николай Иванович, устали, старенькие  же. Давайте без них.
Через полчаса приехал автобус, и гости поехали доживать  век в последнее своё общежитие.  Люба ещё долго всматривалась в темнеющие окна ПЕНТАГОНА, и ей казалось, что Коля смотрит  ей вслед…
              Закат равнодушно скользнул оранжевыми лучами по западной стене  ПЕНТАГОНА, и чудовище исчезло в темноте.
 
















Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Николай Нидвораев      18:23 31.03.2018 (1)
Молодец, Танюш, постаралась...
Один мой знакомый пришёл ко мне с идеей "встречи выпускников". "Пусть они (особенно она) останутся в моей памяти такими, как я их помню сейчас" - сказал я.
Татьяна Гурская      18:42 31.03.2018
Да, Коля, ты прав. Пусть и нас помнят молодыми.
ОлГус      01:27 18.02.2017 (1)
Ты просто умничка, Таня!  ТАК изложить...
Татьяна Гурская      01:35 18.02.2017 (1)
Тебе понравилось. Я была однажды в таком доме , там жила однокурсница. Дом меня привёл в  ужас.
ОлГус      01:37 18.02.2017 (1)
УМНИЦА!!!
Татьяна Гурская      01:47 18.02.2017
Ohmygod      08:38 19.11.2015 (1)
Грустная история про жизнь...
Татьяна Гурская      08:42 19.11.2015 (1)
2
Точнее про её печальный и неотвратимый конец. Спасибо, Юра.
Татьяна Лаин      19:08 19.11.2015
Грустно как...
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Публикация
Издательство «Онтопринт»