Программа «Любовь» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Киберпанк
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 549
Внесено на сайт:
Действия:

Программа «Любовь»

    Человечество никогда не стояло на месте. С момента создания первого ПК прошло более ста лет. Теперь этим никого не удивишь. Люди научились создавать машины, полностью заменяющие «творения природы». Человек победил Бога в вопросе создания. Теперь новое поколение представляло собой Искусственный Интеллект, а не человеческих особей. Любовь перестала цениться, да и, наверное, существовать. Инженеры — Боги, кибернетика — новая религия!

***


     Смыслом жизни всех людей стала генная инженерия. Человек хотел построить «светлое будущее», а возвёл пыточную рода своего. Женщины оказались полностью не приспособлены к новым изменениям. Они не могли выживать в суровых реалиях, так как были не способны выполнять те функции, которые от них требовались. Женщины стали не нужны миру. К тому же они больше подвержены влиянию чувств, чем интеллекта. Произошла Инверсия.

      Мир принадлежал сильной стороне. Все женское население было выселено за колючую проволоку. Они были вынуждены жить в резервации и ожидать своего конца.

***


     Нора Кроун уже шестой год жила за колючей проволокой. Её мучили кошмары и жуткие видения. Всё это доводило её до сумасшествия. Она постоянно чувствовала усталость и горечь бессмысленного существования одинокой женщины. Нору удручало то, что она никогда не видела синего неба свободы, так умело спрятанного за грузными тучами войн, никогда не ощущала тепла родного человека, никогда не была любима. Всё чего она так страстно желала это иметь любимого человека. Её душа всё ещё верила в чудо и оставалась ему предана, несмотря на желание.

     За колючей проволокой жизнь была полна сумасшествия. Женщины лишались рассудка. Ими управляло желание, чувство, эмоция. Моментальная жажда любви превращалась в страсть, а страсть порождала безумие. Однополая любовь стала нормой для постиндустриального мира. Для Норы жизнь в изоляции была невозможной, она не принимала любовь между женщинами. Для неё это было пыткой, но в то же время в глубине души она хотела стать жертвой этого насилия. Нора хотела испытать на себе любовь, пусть даже и женскую.

      Гетто представляло собой небольшой клочок земли, отделённый колючей проволокой и находящийся вдали от основного сектора. На этой территории находилось шесть бараков, один из которых был разрушен. Он стал своеобразной братской могилой «слабого звена». В шестом бараке складывали тела умерших женщин, надеясь когда-нибудь его сжечь.

     Пять жилых бараков были буквально забиты людьми. К счастью, их с каждым днём становилось всё меньше. Внутри строения выглядели неприятно и депрессивно. Не удивительно, что самоубийства тут были нормальным явлением. Сами помещения были похожи на металлическую коробку. От стальных стен веяло холодом, они притягивали смерть. В бараках находились только трехъярусные кровати. Над ними ярко сияли светодиодные лампы, от света которых порой хотелось выколоть глаза. Больше никаких удобств у женщин не было. Норе было уже все равно. Она давно потеряла интерес к жизни. В ней осталась лишь ненависть к тем, кто поломал её судьбу и усталость от своего существования.

***


     Женщина проснулась в холодном поту. Кто-то крался, кто-то прикоснулся к ней… Открыв глаза и оглядевшись, она увидела, что в помещении никого нет. С плеч словно гора упала. Дрожащей рукой Нора откинула одеяло и ступила на ледяной металлический пол. Тощая, бледная, некрасивая женщина в тонкой сорочке прошла к выходу из барака. Никого. Сердце учащенно билось. Она была одна. Это было для Норы счастьем.

      Замёрзшая, она подошла к своей кровати. Просунув тонкую руку под подушкой, нащупала кусочек зеркала. Это было единственное, что осталось от прежней жизни, и что она так тщательно прятала от других. Если женщины в бараке увидят этот жалкий осколок, они тут же разорвут Нору, только бы получить этот кусочек, позволяющий встретится с самим собой. Для неё зеркало было единственной возможностью не потерять себя. Нора робко взглянула на женщину, отражавшуюся в нём. Во что она превратилась? Когда-то молодое тело сменилось дряблой оболочкой, холёное личико и рыжие волосы превратились в потускневшую маску. Лицо стало бледным, под глазами «расцвели» пурпурные круги, волосы выгорели. Она похудела и осунулась. Постоянная жизнь в страхе накладывала свой отпечаток.

     Нора торопилась. Она понимала, что как только вернуться остальные, её спокойствию придёт конец. Женщина облачилась в тёмное длинное платье, уложила волосы. Вдали послышались шаги и голоса. «Боже…». В помещение вошли более сотни женщин. Все они были измученные, уставшие, уродливые. Нора испуганно села на кровать.

     — Слыхала, Грейс Аллен застрелилась, — к ней подошла белокурая женщина в рваной одежде.

     — Нет, — Нора еле могла говорить.

     — А ты всё это время была здесь, недотрога? — с нескрываемым интересом спросила блондинка.

      Нора лишь кивнула. Эту женщину зовут Кейт Джонстон. Именно она наводила на Нору такой панический страх. У Кейт была тяжёлая судьба, а когда её отправили за колючую проволоку, она совсем озверела. Кейт всегда была инициатором потасовок и драк. В гетто она прославилась как насильник и убийца.

     — Интересно, что ты тут без нас делала, — Джонстон подсела к испуганной женщине. — Скажи мне.

     — Спала, — она чувствовала, как всё её нутро замирает от ужаса.

     — Здесь нельзя долго спать, — Кейт осторожно коснулась руки Норы. Такой холодной, такой тонкой, хрупкой.

     Нора вскочила, будто её ударило током. Ей захотелось выбежать из барака, покинуть гетто, но она знала, что ей не дадут этого сделать. Одно слово Кейт Джонстон и её подадут на золотом блюде. С ней нельзя ссориться, но и терпеть это невыносимо. Придётся. Она одна и её некому защитить. Страх комом подкатывал к горлу. В какой-то момент Нора даже позавидовала Грейс Аллен.

     — Ну почему ты такая пугливая, — Кейт медленно приближалась к женщине. — Чем тебе не милы эти люди? Чем я тебе не мила? — она говорила спокойно, размеренно, даже ласково.

     Сердце Норы забилось всё чаще. Теперь только от Кейт зависит её жизнь. Если она даст команду, бедную Нору разорвут на кусочки эти безжалостные звери, эти женщины. Когда-то Кроун жалела их. Это Система сделала их такими. Они всего лишь жертвы этого мира, который так слепо решил их судьбу. А ведь когда-то женщин боготворили… Теперь же с ними безжалостно разделываются вооружённые солдаты. В тех, кто осмелится покинуть гетто, приказано «стрелять на поражение».

     Нора не могла ответить Кейт. Она лишь бездумно смотрела в пол. В глазах Джонстон читалось разочарование.

     — Уходи! — её голос стал громче и грубее. Ласка сменилась ненавистью.

      Нора была счастлива. Но какова цена этого счастья? Она ничуть не сомневалась, что Кейт отомстит ей, но сейчас это было неважно.

     Женщина спешно выбежала из барака. Ледяной ветер плясал в её волосах, трепал подол чёрного платья. Она остановилась прямо у колючей проволоки. Вдали уже пятый день велась перестрелка. Смог поднимался к небесам, питая и без того тёмные облака. Это была вуаль войны. Войны, которая уже два года шла то на одном краю Территории, то на другом. Нора понимала, что она никогда не выйдет на свободу, ей так и придётся умереть в гетто. Она всматривалась в очертания зданий, словно в её душе ещё трепетала надежда. Нора аккуратно коснулась шипа. «Мы все здесь погибнем. Нас либо убьют солдаты, либо мы перегрызём друг другу глотки».

     Мысли Норы прервал солдат, медленно бредущий к границе с тяжёлым мешком на плече. В это время из барака вышли остальные женщины. Небритый, неухоженный мужчина в форме остановился у колючей проволоки. Секунду колеблясь, он изловчился и перебросил мешок через границу. Ткань была пропитана кровью, от неё дурно пахло. Нора прикрыла нос ладонью.

     — Что это за дрянь? — Кейт Джонстон пнула мешок.

     — Грейс Аллен, — с усмешкой ответил солдат. — Другой жратвы нет!

     — Что значит «нет»?!

     — Дорогая моя, открой глаза! Идёт война! Скажи хотя бы за это спасибо.

     Лицо Кейт отражало искреннее презрение и отвращение. В глазах вспыхнул огонь ненависти. Нору это всегда пугало. Она знала, к чему это ведёт.

     — И благодари, что вас тут не порезали! — бросил солдат через плечо.

      Кейт подняла мешок и изо всех сил бросила в колючую проволоку. Она не терпела такого отношения к себе. Из мешка вылетело мясо, кровь обрызгала форму солдата. Джонстон выглядела победительницей.

     — Ты кем себя возомнила, мразь?! — разъярённый солдат подбежал к границе и просунул руку между прутьев. Грубая ладонь ухватила женщину за ворот и притянула к прутьям.

     Кейт тоже не медлила. Просунув руку между шипов, она оцарапала лицо обидчика. Схватившись за раны, солдат выпустил одежду женщины из рук. Кейт упала на землю. В то же мгновение через прутья перелезло ещё пять вооружённых мужчин. Завязалась потасовка. На одно мгновение Норе показалось, что это и есть её шанс попасть на волю. Солдаты стали разгонять женщин, заталкивать их в бараки. Наконец прибыло подкрепление. Теперь-то Кроун уже не осмелится бежать. Она стала потихоньку отходить к границе. В это время Кейт и её свора боролись с солдатами. Джонстон вцепилась в противника руками, одновременно нанося ему удары, пока тот не обмяк. Её верные помощницы рвали солдат на части. Вот теперь-то в них вспыхнула та страсть к мести, та ненависть к гетто. Им было не жалко жизни, им была не нужна свобода. Они жаждали воздать то презрение, ту ненависть к женщинам, которой их так несправедливо наделили. Разъярённая толпа сносила вооружённых солдат. Они желали доказать, что тоже обладают силой.

     Мужчины открыли огонь, и в тот же миг драка прекратилась. Выстрелы перепугали Нору. Она остановилась в пяти метрах от отверстия в «колючей стене». Бунтующих женщин стали выводить с территории гетто, предварительно надев наручники. Нора почувствовала, как к ней прикасается чья-то грубая рука. Молодой рыжий паренёк посадил женщину в грузовик. И вскоре с территории гетто выехали две машины с бунтовщицами.

     Нора чувствовала облегчение. Её не пугала неизвестность. Главное, что они покинули территорию, отделённую колючей проволокой, а теперь уже всё равно куда ехать. Она была в какой-то мере счастлива. Грузовики ехали быстро, словно змеи, проскальзывая под пулями. Повсюду слышался грохот разрывающихся снарядов. Машины проезжали мимо зданий корпораций, складов с боеприпасами.

      Наконец они остановились. Солдаты стали выводить женщин. Машины стояли перед высотным зданием, видимо, какой-то корпорации. Стены строения отражали скудные лучи умирающего солнца и поэтому казались полностью чёрными. На крышах пристроек корпорации можно было заметить солдат-наёмников. У входа в здание их встречали военизированные киборги, настоящие головорезы. Женщин стали разводить по разным корпусам, где их принимали здешние вояки. Нору и Кейт Джонстон повели прямо к входу.

     Тяжёлые герметичные двери разъехались, и женщины вошли внутрь. Солдаты, которые их вели, покинули здание. Вместо них к бунтовщицам приставили киборгов во главе с их генералом. Высокий темноволосый мужчина


Оценка произведения:
Разное:
Реклама