Когда я вернусь (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор: Ляман Багирова
Баллы: 93
Читатели: 293
Внесено на сайт: 20:57 14.03.2017
Действия:

Предисловие:
Посвящается Маргарите Сергеевой.

Когда я вернусь

 

 
 
Когда я вернусь
Я пойду в тот единственный дом,
Где с куполом синим не властно соперничать небо,
И ладана запах, как запах приютского хлеба,
Ударит в меня и заплещется в сердце моем -
Когда я вернусь
А когда я вернусь?!.
 
Александр Галич
 
Непонятные сны стали одолевать в последнее время Петра Леонтьевича Страннолюбского. Снилось ему почти всегда одно и то же: квадрат двора-колодца, в котором прошло его детство. По периметру квадрата были протянуты веревки с вечно сохнущим бельем. У одной стены сидела на лавочке соседка - глухая старуха Роза, у другой - безногий, средних лет  инвалид Иннокентий тянул под гитару романс «Изумруд». Вдоль третьей стены молодая мамаша Тамара катала коляску с младенцем. У четвертой - с выходом на улицу - не было никого. Все как обычно, все как в детстве, когда Петр Леонтьевич, тогда еще краснощекий, буйнокудрый карапуз в штанишках на лямочках, бегал по двору с мячиком. Сейчас румянец подувял, кудри изрядно поредели, штанишки на лямочках давно сменились респектабельным костюмом и ремнем из настоящей кожи. Исчезла живость в движениях, зато появилась солидность уважаемого пятидесятипятилетнего человека, профессора, доктора химических наук, отца семейства, и счастливого деда двухлетнего чуда с хвостиками – внучки Софиньки.

Дом – полная чаша, в семье – идеальный порядок, с женой – лад, на работе - на цыпочках ходят: шутка сказать! – руководитель лаборатории непредельных углеводородов. Одно название чего стоит!

И вот: на тебе! Начал маяться странными снами Петр Леонтьевич с конца февраля. Не помогали ни снотворное, ни усталость на работе, ни сладкая послелюбовная опустошенность. Из ночи в ночь, как заговоренное – старый двор-колодец, старуха Роза, с неподвижными, чугунными от многолетней работы руками на коленях, раззявленный щербатый рот инвалида Кеши и монотонное Тамарино: «Котя-котинька, коток, котя-серенький хвосток, приди, котя, ночевать, нашу детоньку качать». Но ленивый Котя, очевидно, запаздывал, потому что младенец ныл на одной ноте и никак не засыпал. И себя - бегающего, подкидывающего мячик - видел Петр Леонтьевич, и мячик все норовил выкатиться со двора, а мать кричала:

- Не смей выбегать на улицу! Там машины!

И явственно слышал во сне Петр Леонтьевич хриплый чародейный Кешин голос:

Нет, ни пурпурный рубин, ни аметист лиловый,
Ни наглой белизной сверкающий алмаз
Не подошли бы так к лучистости суровой
Холодных ваших глаз,
Как этот тонко ограненный,
Хранящий тайну черных руд,
Ничьим огнем не опаленный,
Ни в что на свете не влюбленный
Темно-зеленый изумруд.

В этом месте профессор всегда вскакивал в холодном поту. Будто душу выворачивал проклятый Кешка, и горько-тревожно сжималось сердце.

- Да что с тобой? – как-то спросила жена. – Которую неделю как заведенный к четырем вскакиваешь. Может, к врачу надо?

- Обойдется, - махнул рукой Страннолюбский. – Переход на весну, организм перестраивается, случается такое.

- Что-то раньше не случалось, - проворчала жена. – Странно как-то.

- Ну, раньше… Раньше и мы с тобой помоложе были, - профессор легонько шлепнул жену по мягкому месту, но та уже обняла подушку и мерно засопела.

А Страннолюбский до боли в глазах вглядывался в одинокую звезду на сером небе и снова проваливался в тревожную яму сна.

…Он знал, для кого чародействует, нежно рвет сердце Кеша. Красавица Глаша, Аглая, зеленоглазая ворожея. Соседка со второго этажа, крепкозубая, смешливая, ладная от пяточек до маковки. Предмет жгучей женской зависти и мужского восторга. «Шал..а», - награждали ее женщины обидным прозвищем, когда она, поблескивая крепкими круглыми икрами, поднималась по лестнице к себе. Мужчины выворачивали шеи и прицокивали. Кеше одному позволялось высказывать свой и общий восторг. Он считался вроде как за блаженного.

К Глаше часто ходили гости. Поднимались по шаткой лестнице хромовые сапоги, лакированные остроносые туфли, грубые башмаки, подбитые гвоздями, шевровые ботинки. Петя, приоткрыв рот, смотрел, как исчезает за выщербленным порогом разнообразная обувь, слушал, как дрожат от вихревой «Рио-риты» стекла Глашиных окон.

- Малец, варежку-то закрой! – беззлобно скалился Кеша. – Не про нашу честь! Ты ей по боку по малости лет, я - по убогости. Хороша Глаша, да не наша!

- Кеш! – окно на втором этаже растворялось, и из него выглядывала Глаша — смеющаяся, кудрявая. – Опять меня склоняешь?

- Я вас, Аглая Дмитриевна, - церемонно хрипел Кеша, - ни на что еще не склонял. Мы тут с Петром беседуем.

- Ха-ха-ха, - дробился Глашин смех, ударял в стекла солнечными лучами.

- Йэ-э-эх! – вскидывался немощным телом Кеша. - Утеха! – цепкие паучьи пальцы сильнее сжимали гриф гитары, и он выводил яростно-нежно:

Мне не под силу боль мучительных страданий;
Пускай разлукою ослабят их года, -
Чтоб в ярком золоте моих воспоминаний
Сверкали б вы всегда,
Как этот тонко ограненный,
Хранящий тайну черных руд,
Ничьим огнем не опаленный,
Ни в что на свете не влюбленный
Темно-зеленый изумруд.

А потом увез Глашу владелец шевровых ботинок. Зачастил подниматься по шаткой лестнице и однажды девушка спустилась вместе с ним в нарядных красных туфельках. И серое крепдешиновое платье так ладно овевало полные белые ноги. И весь двор желал ей счастья, даже те, кто называл обидными словами, потому что не было злобы в Глаше, и с каждым она простилась тепло и сердечно. И все думали: как же теперь они будут без Глаши, без ее смеха и вихревой, гремящей «Рио-Риты»?

- Поганка! – сплюнул желтой слюной Кеша, и вытер глаза. – И на кой он ей сдался? Щелкун! Какой с него муж?

Петя смотрел как зачарованный на то, как прощалась-кланялась девушка, но только, когда, подхватив кадку с фикусом и патефон, она стала садиться в машину, он понял, что это навсегда, что сейчас синяя большая громада на колесах навсегда увезет Глашу. И заревел, оторвался от земли, полетел к ней, уткнулся с размаху в теплые, добрые колени, потому что нет возраста у любви, и не хочется с ней расставаться, если она и вправду любовь…

И Глаша, зеленоглазая ворожея, опустилась перед ним на корточки,  прижимала к душистому крепдешиновому платью, целовала, уговаривала:
- Ну что ты, маленький?! Петя, Петенька, я же буду приезжать, я же не навсегда уезжаю. Вот непременно приеду, привезу тебе большую игрушку и мячик новый. Ну как тебе не стыдно, а еще Петр! Знаешь, что это? Камень! А разве камни плачут?

Но он не слушал ее, рыдал горько и отчаянно, и в унисон ему голосил Тамарин младенец, будто провожали они Глашу в дальнюю невозвратную дорогу. И когда, наконец, синяя машина двинулась к четвертой стене и выехала со двора на улицу, то он побежал за нею, и бежал бы долго, если бы мама не кинулась вдогонку и не надавала подзатыльников со словами:

- Я кому говорила, неслух? Под машину хочешь попасть? А измазался-то как! Марш домой!

Когда я вернусь,
Засвистят в феврале соловьи -
Тот старый мотив - тот давнишний, забытый, запетый.
И я упаду, побежденный своею победой,
И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои!
Когда я вернусь.
 
А ведь обманула Глаша. Не вернулась. И двор-колодец продолжал жить своей жизнью, только без «Рио-Риты». И про изумруд Кеша выводил уже редко и как-то неохотно. Пел все больше другие песни. Подрос Тамарин младенец, катал в коляске брата и только старуха Роза продолжала сидеть у стены на деревянной табуретке.
 
***
- Ничего особенного у вашего мужа я не нахожу, - угрюмая женщина-невропатолог шелестела бланками рецептов. - Реакции хорошие, заторможенности нет, небольшая дискинезия век. Легкие тоже чистые. Легкий невроз, сезонная депрессия. Гемоглобин, правда, низковат. Впрочем, есть шумы в сердце, могу посоветовать хорошего кардиолога. А вообще желательно съездить на курорт, отдохнуть. Вы давно были в отпуске?

- Летом, – быстро ответила жена. Ей удалось-таки затащить Страннолюбского к врачу.- Вы понимаете, особо ничего не беспокоит, но вот стал вскакивать в половине четвертого-четыре, как будто его кто подбрасывает на кровати.

- Отдых! - решительно сказала врач. – Ванны расслабляющие. Глицин, настойки боярышника, пустырника, валерьянки рекомендую принимать. Хорошо еще компоты из ягод боярышника попить. Ничего острого, жирного, тяжелого на ночь не есть, больше гулять. И в отпуск, в отпуск!


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Магдалина Гросс      16:37 28.12.2017
Как всегда, очень понравилось! Как всегда 5+ !!!
Kris Alas      22:33 25.08.2017 (2)
ЦИТАТА: "квадрат двора-колодца, в котором прошло его детство. По периметру квадрата были протянуты веревки с вечно сохнущим бельем. У одной стены сидела на лавочке соседка - глухая старуха Роза, у другого - безногий"
Ляман Багирова      22:35 25.08.2017
Благодарю Вас. Сейчас поправлю. Механическая ошибка.
Kris Alas      22:34 25.08.2017 (2)
1
Сидела у стены белья? А кто такой другой?
Ляман Багирова      22:43 25.08.2017 (1)
У другой стены. Уже поправила.
А вот белья - нет. Речь идет о дворе. Белье - это так детали характеристики.
Ключевое слово тут двор.
Спасибо вам огромное за наблюдательность. Но тут тот коварный случай, о котором я как-то читала, кажется, у Марка Твена.
"Если абзац посвящен герою, то читатель все поймет правильно, даже если в последней фразе речь шла о столе"
За достоверность не ручаюсь, но смысл высказывания был именно таков.
Спасибо Вам огромное.
Kris Alas      22:54 25.08.2017 (4)
ассоциативный ряд, хороший тест не читается а видится. логика такая - колодец двора его периметр - бельё. Не знаю там наверное достаточно заставить читателя увидеть стены, а у них героев. лишняя работа, но часто приходится тратить текст на такое. помню лет ...надцать назад мучился, пытаясь описать танец. вот где неразрешимая проблема:)
Ляман Багирова      23:09 25.08.2017 (1)
Самое гениальное (неповторимое!) описание танца я прочла только у Лорки.
Поступь сигирийи.

Танцует на площади КармЭн
У стен голубых от мела
и жарки зрачки у КармЭн
А волосы снежно-белы

Кому ты несешь, сигирийя
Агонию певчего тела
какой ты луне завещала
Печаль олеандров и мела?
Kris Alas      23:22 25.08.2017 (1)
http://artsportal.ru/poetry/15766

эта на первый взгляд студенческая и корявая  шанти, когда-то произвела на меня неизгладимое впечатление, текст не длинный но информативно огромен.
Ляман Багирова      23:28 25.08.2017 (1)
О!!!!
Вы любите Киплинга!!!
Я могу перечитывать его Мэри Глостер и Балладу о Томлинсоне постоянно.
Ну, и конечно лирику.
Мне очень нравилось как читал Мэри Глостер покойный Леонид Марков 
Kris Alas      23:34 25.08.2017
:)
Ляман Багирова      23:04 25.08.2017
Сейчас заглянула. в папки с текстами. Самое интересное, что у меня в папке с текстами все написано верно - у другой (стены).
А когда переносила сюда, автоматически написала неверно.

Ой, как я Вам благодарна! Спасибо! Глаз-алмаз! Действительно - ведь род поменялся.
Kris Alas      22:59 25.08.2017 (1)
:) о Марке Твене... Довлатовское вспомнилось: "Ворвалась Зоя, бровь стрелкой, челка наискосок, юбочка шуршит" - весь портрет персонажа
Ляман Багирова      23:05 25.08.2017
Прямо по Чехову. Картина лунной ночи. Тень от мельничного колеса и горлышко разбитой бутылки. И все!
Ляман Багирова      22:56 25.08.2017
Подумаю еще. Спасибо Вам огромное.
Kris Alas      22:35 25.08.2017 (1)
1
Вы хорошо пишете - толково. Мне кажется, придумаете как исправить
Ляман Багирова      22:52 25.08.2017
Благодарю Вас сердечно!
Kris Alas      23:12 25.08.2017 (1)
А по сути и идейно - хорошо. Спасибо за грусть, но и пусть... пройдусь. Вдоль аллеи малость, розы да тюльпаны, сколько там осталось :)
Ляман Багирова      23:21 25.08.2017
А меня сейчас пугает одно! Я же работы в журнал отдаю, до точечки все выверяю. Ой-й-й!!!
И совсем не помню, какой вариант я отослала редактору. О, Боже мой! Правильный, или там где стена - "другой"?
Надеюсь, они исправят, ошибка мелкая, знают, что механическая, но все же неприятно.

Спасибо вам!
Как я любила эту песню Розенбума.
Налетела грусть.
Ну, что, пойду пройдусь
Ведь мне ее делить не с кем...
В шепоте аллей
И в пухе тополей
Я иду землей Невской
Сэр Френсис Дрейк      12:33 21.08.2017 (1)
Бравушки!
Ассоциативно:
Есть всеобщий магнит, имя - Ляман. "Этого достаточно".
Ляман Багирова      12:35 21.08.2017
1
М-м-м!!! Кланяюсь!!!!
Гэл      11:55 21.08.2017 (1)
1
Навязчивые сны - это предупреждение.
Грустна жизнь человека, если задуматься...
Ляман Багирова      12:06 21.08.2017
Да, вы правы, это точно предупреждение.
Спасибо вам, дорогая Галина.
Тарина Милари      10:02 13.08.2017 (1)
Яркая картина, увы, почти привычная, вот так бежим-бежим, потом , оп, упали-умерли, и никто не вспомнит, как волной смыло...
Ляман Багирова      15:19 13.08.2017 (1)
1
Да, Тарина,вы правы.
Кто ведает Свой час?..
Только уходящий...
Георгий Адамович      11:35 21.08.2017
О последнем дне земной жизни любого человека, как сказал Божий Сын Иисус Христос, никто не знает: ни Ангелы на Небесах, ни Сын, но только Отец, Господь Неба и земли, Творец.

Хотя пророкам Отец через сон и может сообщать, когда заберет их на Небо

Как пророку Илье сообщил время, когда Ангелы Илью заберут на Небо в огненной колеснице.

Как Сыну сообщил все о Его Воскресении на третий день после распятия, и вознесении на Небо


Да, и пророку Руси Григорию Сковороде тоже.

Почему и поехал Григорий Саавич срочно от друга в Питере обратно на мою Харьковщину, говоря то, что из земли Харьковщины, Духовной Столице всей Руси желает уйти к Богу на небо.

В день своей смерти Сковорода выкопал сам себе могилку под деревом в имении друзей Ковалевских, принял баньку, оделся в чистое, лег, и покинул спокойно земной мир.
Велев написать на камне над своей могилкой: "Мир ловил меня, но не поймал".

Здравствуйте, милая Ляман.
С теплом души из моего Харькова в Ваше Баку.
Юрий Мельник.
Полина Стрёмная      09:50 21.08.2017 (1)
1
Ляман... нет слов. С восторгом и пиететом...
[img=middle alt=букетик]http://personallife.ru/wp-content/uploads/buket-na-den-rozd-02.jpg[/img]
Ляман Багирова      09:54 21.08.2017 (1)
1
Спасибо Вам.
Мне и самой  дорога эта миниатюра.
Круг жизни.
Молодая мамаша с младенцем, инвалид (побитый жизнью) средних лет, глухая неподвижная старуха и четвертая стена с  выходом на улицу...
Полина Стрёмная      09:59 21.08.2017 (1)
Да, здесь реально, как в калейдоскопе (была такая игрушка с цветными стёклышками у нас), у каждого - своё точное место, каждый живой, он сделан мастерски, изображение такое, как в кино, и это классно... А философский смысл...оооо... Ляман... шедеврально!
Ляман Багирова      10:06 21.08.2017 (1)
1
Увы, я такое наблюдала в реальности.
Тетя рассказывала о своем покойном муже. Здоровый нестарый мужик. Ни с того ни с сего начал вскакивать в половине четвертого-четыре  утра. Все какие-то сны снились
А потом умер в одно мгновение. От разрыва сердца. 
Четыре утра - страшное время. Ни ночь, ни утро. Называют иногда - Час Быка.
Наибольшее количество смертей и рождений приходится на это время.
Недаром и казни, и расстрелы, и дуэли назначались на это время.
Полина Стрёмная      10:17 21.08.2017
да, я в курсах)), медики рассказывали, у каждого органа есть час быка...
Сердечники - в одно время, гипертоники - в другое и тд...
Авива Таль      16:31 14.08.2017 (1)
1
Может за это: "... И заревел, оторвался от земли. Полетел к ней, и ..."
А еще за это: " ... поднимались по шаткой лестнице хромовые сапоги, лакированные остроносые туфли,
грубые башмаки, подбитые гвоздями, шевровые ботинки..." имею смелость назвать этот рассказ
одним из самых лучших твоих произведений, Ляман!
Очень тронуло!
Ляман Багирова      18:05 14.08.2017 (1)
2
Спасибо,дорогая Авива. Мне и самой очень дорого это произведение. А двор...
Такие дворы еще остались у нас в городе. И всякий раз, заходя в них, я чувствую, как время изменяет свой ход...
Авива Таль      11:43 15.08.2017 (1)
1
Время замедляет свой ход...
Унесла в избранное, Ляман!
Ляман Багирова      11:54 15.08.2017
2
Спасибо!!!
АСИ      22:09 13.08.2017 (1)
Жаль, даже не по себе как-то... вот так и мы ... не хочется думать об этом, кажется, что пронесет... а ведь не пронесет
Ляман Багирова      23:41 13.08.2017
1
Да, АСИ. Спасибо вам.
Точно  сказал поэт:
Все проходит в этом мире, снег сменяется дождем,

все проходит, все проходит, мы пришли, и мы уйдем.
Все приходит и уходит в никуда из ничего.
Все проходит, но бесследно не проходит ничего.
Mike Born      20:44 13.08.2017 (1)
Здравствуйте Ляман. Очень тонко, глубоко. Повседневно-трагично...  Мне кажется лучше уже не скажу

Две даты и безликое тире,
Вмещающее жизнь,
Теперь хранит
Стоящий тихо под окном небес
Безликий полированный гранит.
Ляман Багирова      23:39 13.08.2017
Спасибо огромное.
И стихи ваши такие точные, пронзительные.
Спасибо.