Произведение «Последняя тень. Глава 28» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Читатели: 511 +2
Дата:
Предисловие:
ГЛАВА 28: В КОТОРОЙ Я МОГУ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ОСОБОЙ КОРОЛЕВСКИХ КРОВЕЙ. А ТО И ВЫШЕ

Последняя тень. Глава 28



ГЛАВА 28: В КОТОРОЙ Я МОГУ ПОЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ОСОБОЙ КОРОЛЕВСКИХ КРОВЕЙ. А ТО И ВЫШЕ

Меня втащили в комнату и осторожно положили на пол. По большей части я предполагала, что происходит именно так. В глазах дрожало багровое марево, в ушах пронзительно свистели адские соловьи, а всё тело казалось небрежно скреплёнными кусками рыхлого снега. Как снежные чучела, которых лепят сельские дети, стоящие в полях, подобно пугающим призракам.
Я застонала. Точнее, сделала попытку, потому что изо рта тотчас хлынула кровь. Кажется, проклятущая жидкость текла вообще отовсюду: из носа, ушей, глаз и прочих дырок. Под голову что-то сунули, но я так и не поняла, что именно. Потом набросили сверху покрывало. Снежные комья продолжали мелко трястись и пытались отделиться один от другого.
Лицо начали очищать влажной губкой. Красный туман стал не таким густым, так что я смогла кое-что увидеть в прорехах клубящейся мглы. Надо мной парили человеческие лица. Много. Все – взволнованные и все шевелили губами. Внезапно оглушительный свист исчез, как и не бывало, так что я смогла разобрать болтовню стоящих рядом людей.
- Что с колдуном? – это Кир. Вроде бы он стоял рядом на коленях, но я пока не могла точно разобрать.
- Мертвее мёртвого. На головешку похож. Только одна нога целая осталась.
Это – да. Наверра до самого конца не давал ублюдкам спрятаться за их магическими щитами. Как он кричал! Я не могла посмотреть, что с ним происходило, но как же ужасно он кричал…
- А эти, шаманы. Что с ними? Она их убила или они ушли в болото?
- Какое там болото! – это уже Грард. Голос почти так же близок, как и голос Кира. – Всё выжгло к матери Вопрошающего. Земля, как камень стала. А эти, пятеро, все – мертвы.
- Дар, - влажная тряпица вновь коснулась лица. – Дар, ты прикончила пятерых шаманов внутреннего круга! Это же – невозможно!
Я плевать хотела, возможно это или нет. Сейчас мне было так плохо, как никогда раньше. Временами боль в трясущемся теле немного уменьшалась и тогда я могла открыть рот и впустить в себя немного воздуха. А потом зубы вновь крепко-накрепко сцеплялись. Внутри всё горело и требовало сделать один-единственный вдох.
Лица вновь скрылись в тумане. Только теперь мгла оказалась серой с чёрными прожилками. А голоса никуда не делись, они остались рядом, то утончаясь до взвизга, то опускаясь до глухого рычания. Так рычал один из косматых магиков Нарха, когда я вспарывала ему брюхо. Потом труп взорвался и меня отбросило в смрадную липкую яму.
- Необходимо срочно уходить, - кажется, Найдмир. – Если Нарх сейчас пришлёт ещё шаманов, пусть даже одного, то с ним некому будет сражаться.
- Согласен, - влажная тряпка ещё раз прошла по лицу, и я вроде бы ощутила облегчение. По крайней мере мои снежные комья уже не пытались оторваться один от другого. – Лейтенант, отдай приказа своим людям. Выдвигаемся в самые короткие сроки.
- Уже. Что с ней? Не похоже, что она выдержит дорогу.
- Выдержит. Она – крепкая девочка.
Потом сознание точно провалилось в тёмную яму, где не было ничего, кроме дикого визга умирающего Наверры. Мне хотелось, чтобы колдун наконец заткнулся, но я понимала: как только он замолчит, шаманы Нарха сумеют добраться до меня.
После визг исчез.
Всё исчезло.
Я стояла на берегу, по щиколотку утопая в крупном жёлтом песке. Передо мной застыла чёрная волна с шапкой пены на вздыбленной верхушке. Я никак не могла понять, насколько велик тёмный вал. То казалось, будто я способна переступить крошечный гребешок, то тень от исполинской волны закрывала весь мир.
Я что-то потеряла. Что-то или кого-то. Это – точно.
Но уверенности в том, что пропажа где-то здесь не было. Возможно её можно отыскать в одном из зеркал, повисших на чёрной волне.
Я медленно прошлась, заглядывая в блестящие плоскости. Каждая, как ни странно, издавала противный дребезжащий звук, от которого ныли зубы. И поверхности зеркал непрерывно колебались, мешая рассмотреть то, что они отражают.
Но кое-что рассмотреть всё же можно.
Высокие горы, спрятавшие верхушки в белых кудрявых облаках. Эти голубые исполины так хорошо рассматривать, когда плывёшь с Киром на его яхте и ветер со свистом хлещет поднятые паруса.
Зелёное поле, уходящее к бездонному синему небу. Стоит преодолеть небольшой лесок за замком Кира и от безбрежности простора просто захватывает дух. Выехав на прогулку, мы всегда останавливались на краю поля и любимый держал меня за руку. Никто ничего не говорил.
Волны, бьющие о скалистый берег, высокая башня над ущельем, где плывут голубые ошмётки тумана, комнаты, залы, улицы – всё, что связано с моим прошлым.
Я ничего не потеряла.
Кого я потеряла?
Кир. Он гневается, смеётся, шепчет слова нежности, он в глубоком размышлении. Милый, милый…Как хочется прижаться к тебе, обнять, поцеловать. Просто закрыть глаза, ощущая, что ты рядом.
Заря. Почти всегда строгая и невозмутимая, но способная даже с насупленными бровями выдать шутку, от которой все надорвут животы. Или с закрытыми глазами читать старые баллады, от которых тоскливо ноет сердце.
Грард. Откуда ты взялся на мою несчастную голову? Злобный, при первой встрече, растерянный, испуганный, сосредоточенный. И такой странный, когда читал стихи в Единороге.
Найдмир. Ненависть, которую я испытывала к ней поначалу, полностью ушла. И стало ясно одно: рядом – очень хороший добрый и умный человек. Чего греха таить, Кир заслуживал именно её.
Наверра, Лоус, Гурам, Сёстры. Все они смотрели на меня из треугольных, круглых, овальных и квадратных зеркал. Все были здесь.
Я никого не потеряла.
Так в чём же дело?
Песок, в котором утопали ноги внезапно обратился огненными насекомыми, ползущими вверх по моему телу. В самый последний миг я сообразила.
Ни одно из зеркал не отражало моего лица.
Я утратила себя.
И сообразив это, очнулась.
Над головой покачивалось серое рассветное небо, исполосованное продолговатыми облаками. Кое где ещё перемигивались редкие звёзды и зацепившись рогом за тучку висел располневший месяц. Зрелище это почему-то показалось таким чудным, словно я никогда в жизни не видела ничего подобного.
Я лежала на чём-то мягком, словно перина, под плотным шерстяным покрывалом. Озноб ушёл, но дрожь так и не прекратилась. Судя по пятнам на одеяле, кровь продолжала идти, то ли из носа, то ли изо рта. Однако никакого багрового тумана и свиста в ушах. Только ужасная слабость и дрожь.
Что-то показалось странным, и я сумела приподнять край покрывала,
чтобы посмотреть на себя. Точно, чувства не обманули: я лежала абсолютно обнажённой. Кто меня раздел и зачем?
- Твоя защитная рубашка испортилась, - голос Найдмир раздавался совсем рядом.
Я повернула голову: королева сидела в той же повозке, что и я. Женщина держала в руках книгу стихов. Мою книгу. Впрочем, я не почувствовала злости: к чему? Всё равно через день-другой меня не станет и любой сможет пользоваться моими вещами.
- Прости, что я взяла твою книгу, - Найдмир закрыла томик, заложив его лентой. – Клянусь, я верну её в целости и сохранности. А кольчуга…Дар, её с тебя снимали лоскутами.
Точно. Я вспомнила. Это – тот последний, с бочкообразной грудью и в рогатом шлеме. Когда я отсекла ему голову, тело колдуна начало раздуваться и шипеть. Я понимала, что происходит некая дрянь, но сил, чтобы бежать уже не оставалось. А потом вспыхнул ослепительный огонь, точно я оказалась в центре тысячи солнц. Очнулась уже на полу домика, куда меня притащили…О чёрт, притащили Кир и Грард.
- Пе…на, - язык почти не слушался.
- Твой меч здесь, - королева показала пальцем. – Чуть-чуть покрылся копотью, но Кир уже всё очистил. Надеюсь, ты не станешь на него сердиться за это?
Нет. На Кира не стану. Он и прежде был единственным, кому я разрешала касаться своего оружия.
Я ничего не сказала, однако Найдмир кивнула, точно понимала меня без слов. Впрочем, возможно так оно и было.
Я посмотрела за спину неожиданной спутницы. Островки деревьев, пытающиеся соединиться в подобие леса, серые облака, почти закрывшие небо. Утреннее солнце зябко куталось в обрывки тучек и выглядело сонным. Месяц успел сорваться с облачного обрыва и теперь медленно погружался в горизонт. Из звёзд на небе уцелели лишь пара самых живучих. Таких, как я.
Вукка и Нима ехали верхом чуть позади нашей повозки и на их лицах застыло одинаковое выражение тревоги. Ну, как если бы их хозяйку сунули в клетку к опасному хищнику. Почему-то это показалось мне необыкновенно забавным, и я сделала попытку выдавить смешок. Однако, получилось лишь выплюнуть кровавый сгусток. Найдмир тотчас протянула мне платок с вышитым крылатым львом. Надо же, как высоко я вознеслась: за мной ухаживает сама королева!
- Слышала, кто-то из Туриелли присматривал за больными в лазарете, - прохрипела я и Найдмир спокойно вытерла мои губы. – Вроде за теми, кто совсем безнадёжен.
- Моя бабушка, - ответила королева. – Помогала монахиням в лечебнице Последнего Вздоха. Ходили слухи, дескать королевская рука способна поднимать даже со смертного одра.
- Ну и как? - криво ухмыльнулась я. – Работало?
- Нет, - так же невозмутимо ответила Найдмир, - но бабушку это не останавливало. Поэтому дед объявил её сумасшедшей и запер в Ланирском аббатстве. Тем не менее, я всегда считала её образцом для подражания.
- Смотри, кончишь так же.
- Ты никому и ничему не веришь, - Найдмир отёрла мне пот и подала флягу с Чёрной. – Говорят, тебе это может помочь. Так вот, касательно недоверия. Ты уж прости меня за любопытство, но я расспросила Кира о твоей судьбе.
- Про маму? – горько усмехнулась я, делая крохотный глоток. Пить из чужих рук, да ещё и в прыгающей повозке оказалось весьма нелегко. – Про бабушку и её вкусные пироги? Про то, как отец вырезал из дерева красивые деревянные свистульки? Кир тебе всё рассказал?
- Если бы я могла отдать тебе хотя бы кусочек собственного детства, - Найдмир покачала головой. – Тебе и всем тем несчастным сиротам, что бродят по дорогам, поверь, я бы даже не задумалась. Да, Кир рассказал мне всё, и я не имею права ни в чём тебя обвинять. Ты – такая, потому что другой просто не могла быть.
- Страшная, злая, безжалостная баба-убийца. Ведь так?
- О, нет! – она коснулась моей ладони. – В тебе гораздо больше доброты и света, чем ты сама думаешь. Одно то, что Кир полюбил тебя и любит до сих пор, говорит о многом.
Свет. Что-то такое…Чтобы понять, почему фраза королевы вызвала внутри живой отклик пришлось напрячься. А потом я вспомнила и поразилась, насколько долго это воспоминание хранилось в замусоренных глубинах памяти.
- Когда-то, очень давно, - тихо сказала я, а королева взяла мои ладони в свои. Она молчала и внимательно слушала, - один зельевар решил испытать на маленьких бродяжках свой отвар. Пытался сделать нового человека: умного, сильного и красивого. В результате получились Тени – лучшие убийцы в мире. Три раза зельевар менял состав своего отвара, пытаясь добиться желаемого, но у него так и не получилось. А на третий раз так и вовсе, передохли почти все мелкие. Выжили лишь четверо, - кажется, по щекам бежали слёзы, потому что я ощущала, как они точат огненные борозды в коже. – И вот, когда одна из выживших очнулась, то увидела, что лежит в чистой белой комнате, на мягкой кровати, а вокруг – такой идеальный порядок, в каком


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама