Aeternum bellum-бесконечная война. Часть 1 Инквиетум. Глава 7 (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Сборник: AETERNUM BELLUM (БЕСКОНЕЧНАЯ ВОЙНА).ИНКВИЕТУМ. АРТЕФАКТ. АПОКАЛИПСИС
Автор: Александра Треффер
Баллы: 8
Читатели: 112
Внесено на сайт: 16:10 08.07.2018
Действия:

Предисловие:
Германия, наши годы. 

Персонажи – вымышленные потомки реально существовавших немецких королевских и дворянских фамилий, живущие в магическом мире, тесно связанном с человеческим. На фоне антуражных исторических мест Германии представлены подлинные проблемы людских душ.

Первая часть романа – «Инквиетум»  – выстроена на воспоминаниях главного героя, рисующих картину становления, развития, разрушения и возрождения личности под влиянием обстоятельств, ненависти и любви, а также борьбы добра и зла, разворачивающейся между двумя политическими организациями волшебников.

Произведение наполнено драматизмом и приключениями, развязка же неожиданна и для читателя, и для самих героев.

Aeternum bellum-бесконечная война. Часть 1 Инквиетум. Глава 7





Тяжесть в груди отпустила, и, с трудом поднявшись, Виттельсбах оделся и отправился в гостиную. Воспитанник уже находился там, на своём привычном месте у камина. Он читал, но когда вошёл опекун, опустил книгу. 

– Ты ел? – спросил Конрад.

Тот отрицательно покачал головой.

– Цибус!

Цибус (лат. cibus) – еда.

На столе появился скромный завтрак. Ребёнок с аппетитом ел, но сам чародей ничего не коснулся. Заметив это, мальчик перестал жевать и, торопливо сглотнув, спросил:

– Герр Виттельсбах, вы себя плохо чувствуете?

Остановив на нём безразличный взгляд, маг холодно ответил:

– Тебя это не касается. Сегодня ты будешь заниматься самостоятельно, а я проверю твои достижения позже.

И смежил веки. Но тотчас снова открыл глаза.

– Теодорих, потренируйся в невербальных заклинаниях, что ты использовал вчера. Они могут тебе пригодиться.

– Хорошо, – ответил тот.

Говорить с воспитанником Виттельсбаху не хотелось, других дел не предвиделось, и волшебника вновь затянуло в омут былого.

Однажды утром двадцатидвухлетнего Конрада разбудил Рихард.

– Просыпайтесь, мой сын, вы немедленно отправляетесь в Россию.

Не до конца проснувшийся молодой человек не сразу понял, что происходит.

– Зачем? – сев в постели и зевая, спросил он.

– Умер дукс Алексей Оболенский, и вы должны почтить его память на похоронах.

Рихард был очень оживлён, таким его видели редко.

– Великий день! Великий день! – повторял он. – Теперь вы, Конрад, станете дуксом; сервиноктисы не видят на этом месте никого, кроме вас.

Застонав, молодой маг снова рухнул на кровать, но тотчас вскочил и начал быстро одеваться.

– Из России вы перенесётесь во Флоренцию. Там я нашёл для вас невесту из благородного рода Медичи.

Медичи (итал. Medici) – олигархическое семейство, правители Флоренции.

– Ради бога, отец!

Юноша швырнул всё, что держал в руках, на пол.

– Вы собираетесь возвести меня на престол? Вспомните, наше время ушло, откоролевствовали. Зачем мне всё это?

– Если бы вы хорошо подумали, то сами ответили бы на свой вопрос, – нахмурился Рихард. – Вашему новому статусу должно соответствовать всё, вплоть до мелочей. И женитьба на женщине из аристократической семьи – вопрос престижа.

Конрад сел на край постели и угрюмо посмотрел на собеседника.

– Я не желаю входить в «Серви ноктис» и становиться дуксом. И я очень хорошо подумал, прежде чем вам это сказать.

Повисла гнетущая тишина.

– Вы воспротивитесь воле отца?

В голосе старшего Виттельсбаха прозвучала угроза.

– Да. Сейчас не средние века, и я намерен сам строить свою жизнь.

– Какой позор, – тихо произнёс Рихард. – Мой сын, чьи сила и происхождение открывают перед ним такие потрясающие перспективы, собирается стать инквиетумом. Или филием? – повысил голос он.

– Я не хочу становиться ни филием, ни сервиноктисом. И не вижу ничего ужасного в том, чтобы не принадлежать никому.

– Вы ведь знаете, что такое инквиетум, верно? – закричал отец. – Неприкаянный, не нашедший себя в мире. Вы хотите стать изгоем?

– Я стану им, если все продолжат от меня чего-то требовать: вы, Майдель, флорентийские принцессы и ещё чёрт знает кто.

Голос Конрада загремел.

– Это моя жизнь, и только мне решать, какой  она будет!

– Да? Поглядим.

Рихард развернулся, но, не дойдя до двери, кинул вполоборота:

– Долорем!

Реакция сына была молниеносной.

– Дефлектатис!

Долорем (лат. dolorem) – боль. Пыточное болевое заклинание.

Дефлектатис (лат. deflectatis) – в сторону. Отведение боевого заклинания.

Заклинание отрикошетило от магического щита, зацепив синицу, севшую на каменный карниз окна. Жалобно пискнув, птаха встопорщенным комком свалилась в комнату, вереща и дёргая лапками.

– Обтурацио!

Избавляя несчастное существо от пытки, Конрад отвлёкся и попал под второй удар, швырнувший его на пол. До хруста сжав зубы, он молча корчился в муках. А отец навис над ним, задавая вопросы:

– Вы отправитесь в Россию?

– Да.

– А во Флоренцию?

– Нет.

– Вы встанете во главе «Серви ноктис»?

– Ни за что! Ни за что!

– Что ж…

Отвернувшись от сына, Рихард вышел, так и не освободив того от заклятья. Когда сознание юноши уже затуманивалось от боли, в коридоре послышалось:

– Конрад, Конрад!

В комнату вбежал младший брат.

– Конрад… Ох, что с тобой?

– Сними, – не разжимая губ, простонал старший, – «долорем» сними…

– Обтурацио!

Покрытый холодным потом, едва способный двигаться маг протянул руку.

– Спасибо, братик!

– Что здесь произошло? – спросил Карл.

– Я повздорил с отцом, – ответил Конрад.

Поймав панический взгляд младшего, он улыбнулся и сказал:

– Не тревожься, мы разберёмся.

И, с усилием поднявшись, продолжил сборы.

– Ты не ссорься с ним, а, – голос Карла дрожал, – он мудрый, ему виднее…

– Что ему виднее? – прервал брат. – Надо ли мне становиться дуксом? Или жениться по расчёту?

– Ты будешь главой наших? Это же такая честь!

Взяв мальчика за плечи, юноша посмотрел тому в глаза.

– Прошу тебя, не вмешивайся в эти дела. Ты ещё слишком мал, чтобы понимать, что есть честь, а что ею не является.

Тихонько оттолкнув младшего, он субвертировал.




Похороны были пышными. Распоряжался церемонией внук покойного дукса Анатолий Оболенский. Конраду понравился молодой маг. Немногословный и сдержанный, он совсем не походил на среднестатистического сервиноктиса. К гостю он отнёсся тепло и предложил тому расположиться у него в усадьбе-артефакте Успенское, выстроенной в виде замка.

Успенская усадьба – псевдо замок в стиле поздней готики. Находится в Одинцовском районе, недалеко от  Звенигорода.

Молодые люди быстро нашли общий язык. После бессодержательных светских разговоров речь зашла о смене главы «Серви ноктис», и выяснилось, что Анатолий давно знает, кого прочат на место его деда. Он очень удивился, когда Конрад сообщил, что дуксом становиться не собирается.

– Мда, своим отказом вы внесёте некоторую сумятицу в наши ряды, – сказал маг, – Но почему, Конрад?

– Не лежит душа, – просто ответил тот.

– Намерены стать инквиетумом? – усмехнулся собеседник.

– Почему это всех так беспокоит? Я не вижу ничего дурного в том, чтобы держаться подальше от политики.

– Видите ли, – начал Оболенский, – это плохая примета как у светлых, так и у тёмных. Я могу привести примеры, когда магам, отказавшимся занять какую-либо сторону, быстро приходил конец. Как при воздействии одноимённого проклятия.

– А по-моему, это суеверия.

– Поживём-увидим. Однако вы создадите «Серви ноктис» определённые сложности. Волшебников, равных вам по силе, в мире больше нет.

– Ну, значит, дуксом выберут менее сильного мага, – беспечно сказал Конрад.

[justify]– С одной стороны, господин Виттельсбах, я понимаю ваше нежелание нырять в

Послесловие:
Произведение защищено авторскими правами.

Полную версию печатной книги можно приобрести или бесплатно скачать электронную, заглянув СЮДА или добавившись в избранные авторы.


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Аглая Конрада      20:57 02.09.2018 (1)
1
Кажется я поняла, что за проклятие терзает Конрада. Действительно, ему стоит очень крепко подумать, так ли уж хороша судьба инквиетума — у него не останется друзей, а Гизелла скорей всего не захочет жить в такой изоляции. Его дар пропадет, его некуда будет применить. На мой взгляд он напрасно отказывается, перед ним действительно открываются неограниченные возможности изменить мир и кто будет с ним спорить, если он захочет изменить его к лучшему!
Александра Треффер      21:24 02.09.2018 (1)
1
Я тоже считаю, что он слишком категоричен в своём отречении. Но, увы, он ещё слишком молод, чтобы понимать, каковы будут последствия. Единственное "но": едва ли ему удалось бы сделать что-нибудь путное, будучи главой тёмных, те тормозили бы его, а возможно, и бунтовали бы.
Спасибо за интересные комментарии. Они заставляют автора задуматься над тем, что он создал.
Аглая Конрада      07:15 03.09.2018 (1)
1
Плохо то, что отец не хочет раскрыть перед ним будущее инквиетума, уважает его выбор, каким бы он ни был, а ведь мог бы ткнуть его носом. Наверняка уже были подобные примеры. 
Александра Треффер      08:17 03.09.2018
1
Оболенский попытался, но без толку. Конрад очень упрям.
Юрий Табашников      14:53 13.08.2018 (1)
1
Заклинание, зацепившее пичугу - нечто новое! Очень тонкие и интересные замечания о душевности российской литературы, особенно понравилась мысль о крепостничестве, как яде, испортившему русскую душу. Интереснейшая мысль!
Александра Треффер      15:11 13.08.2018
1
Конечно, с этим кто-то может и поспорить, но мне всё представляется именно так. 
Очень благодарна Вам, Юрий!
Книга автора
А все так просто начиналось..! 
 Автор: Виктория Чуйкова