Произведение «Кара небесная» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Новелла
Автор:
Оценка: 4
Баллы: 1
Читатели: 611 +1
Дата:
Предисловие:
 

Кара небесная

   Лето. Вечер. Тепло. Центр города Т.
  Две полосы дороги в одну сторону, две в другую. Поток машин обычный. Час пик иссяк.
  Вдруг визг тормозов, удар, хлопок! Пыль! Возгласы! Запчасти по бетонке. Кроссовер стукнул малолитражку. Машины развернуло поперёк. Толпа заохала, сбежалась. Патрульные. Врачи. Всё быстро. Журналисты тут как тут.
  Кроссовером был Лексус. На красивом литье. Бордовая краска. Чёрные окна. Бампер пополам. Левое крыло - в гармонь! Колесо болталось на тормозном шланге. Из под жеваного капота парило. Капал антифриз.
  Напротив - Хонда в «серебре». Машина в хлам! Пол «морды» нет. Движок упал. По асфальту жидкость. На багажнике красиво: «Jazz». Лобовое улетело.
  Гаишники всё быстро оцепили. Спасатели ловко срезали крышу Хонды. Доктор со «скорой» обследовал людей в машине. Покачал головой и ушёл. Зрелище не из «приятных»! На заднем сиденье пацан лет семи. Глаза закрыл. В ремне. Но не уснул! Не дышит! За рулём, мёртвая мама с разбитым лицом. Руки вдоль тела. Кровь по волосам. В цвет помады. Голова назад.
– Шея сломана. – ощупал эксперт, обернулся к коллеге с ручкой и блокнотом.
  Молодой «подонок», лет двадцати, вышагивал вокруг своего Лексуса. Наяривал на телефон папаше. Слегка хмельным баском, объяснялся с родителем. Оживлённо махал рукой! Осматривал поломки. Заглядывал под днище машины. За всё это время, ни разу не подошёл к Хонде. Что там с людьми?! Как они там?! Плевать! Звонил знакомым, друзьям. Узнавал цены на запчасти. Ругался со страховщиками. Отгонял зевак с айфонами. Всё успел! Пока старлей под локоток не увёл его в машину.
   Достали бедного ребёнка. Передали медикам. Девушку положили на носилки. Унесли. Подъехал эвакуатор. Механик ждал отмашки на погрузку. Ждал, пока эксперты отмерят, опросят, запишут. Затем, не церемонясь, закинул Хонду на «спину» спецтехнике, уселся за руль и уехал на штраф стоянку. Подкатил другой эвакуатор. За кроссовером. «Подонок» наблюдал за его действиями из окна патрульного авто. Параллельно, отвечая на вопросы старлея.
  Зеваки постепенно рассосались. К закату солнце. Дорога опустела. Виновника увезли. Трубку дуть. Кровь брать. На освидетельствование. Таков протокол серьёзного происшествия.
  …Морг. Тишина. Редкие шаги. Спокойный свет. И запах. Его не спутать. Он только здесь такой!
  Врач. Следователь. Парень. Это - муж девушки и отец мальчика!
  Одному Богу известно, что творится у людей на душе в такие минуты! О чём мысли в этих стенах! И узнавать не хочется! Скорее всего, смесь горя и бессилия, жалости и злости! Эта «смесь» прожигает. Оставляет рану. И рана эта никогда не заживёт. Не зарубцуется!
  Лицо Андрея было «чёрным». Он смотрел на закрытые тела под простынями. Тело и тельце. Ни один мускул не дрогнул. Но он боялся! Боялся, что это жена и сын! Он не хотел, чтоб открывали! Надеялся, что не они! Ему что-то говорили. Спрашивали. Он кивал. «Хоть бы не ОНИ!» – стучало в голове. «Хоть бы не ОНИ!»
  Наконец патологоанатом начал главное действие. Подошел к столам. Повернулся  сначала к ребёнку. Открыл лицо.
Андрей почувствовал, как здоровенный, раскалённый нож «воткнули» ему в сердце! Воткнули и провернули! Пронизывающая боль! На миг, сердце перестало биться. Перехватило горло. Воздух не вдыхался. Андрею показалось, что теряет сознание. Он зубами впился в ладонь! Укусил палец. Отдышался. Судорожно закивал. Ребёнка накрыли. Доктор переместился к телу взрослого. Небольшая пауза. Открыл. Всё!!! Брызнули слёзы, полились, покатились! Он оперся второй рукой о край стола и зарыдал! Зарыдал как ребенок! В полный мужской голос! Уже не сдерживаясь! Плечи тряслись. Он смотрел на мёртвую женщину и плакал. Доктор налил воды. Дал парню. Вода расплёскивалась, падала на пол, на рукав рубашки. Парень глотнул. Ещё глоток. Ещё. Опять отдышался. Глубоко прерывисто вздохнул. Вернул стакан и замер. Постоял минуту. Повернулся к следователю и прошептал:
– Да. Они. – Андрей достал платок из заднего кармана джинсов. Вытер лицо, рубашку. Зачем-то начал вытирать ботинки. Его окликнули, что-то спросили. Он опять закивал. Взял ручку. Расписался… Полный туман.
  …Март выдался холодным. Противный ветер пронизывал насквозь. Тяжелые тучи над городом. Но ни снега, ни дождя. Температура - то в плюс, то в минус. Серые улицы даже днём были пустынны. Все сидели по офисам, домам, по барам. Мерзкая погода!
  Повестку принесли домой. Андрей был спокоен. Расписался. Глянул мельком, когда суд. Кинул бумажку на комод и плюхнулся в кресло. За это время он не раз представлял, как всё закончится. Только что потом?! Хотя это «потом» уже настало. После похорон! Другая жизнь. Чужая жизнь. Мысли, мысли, мысли. Без остановки. Вопросы без ответов. И бессонница. А если провалишься, то снится всякая белиберда. Проснёшься и опять поток раздумий.
  …Зал суда постепенно заполнялся. Основная масса уже заняла места. Другая, докуривали на улице. Свидетели, зеваки, юристы. Работники правосудия. После долгих разбирательств, сегодня ждали приговора.
  Андрей сидел в кресле, молча. Рядом друг Гена. Пришёл поддержать. Парень оглядывал зал. Люди. Флаги. Столы. Сиденья. Клетка.
  На другом краю родители подсудимого. Изредка поглядывали в сторону Андрея. Люди не старые. Хорошо одетые. Видные. У отца пивной живот в дорогом пальто. Сальное лицо с третьим подбородком. Мама в норковом манто, в шелковом платке и темных больших очках. Миниатюрная дама, с надменным, оценивающим взглядом. Каждому навешала ярлык. Поставила печать! Если отец внешне был спокоен, то мать тревожилась. Теребила платок. Что-то шептала мужу. Тот кивал. Что-то отвечал. Дальше теребила. Глядела на сына. Тот сидел в «клетке». Этакий павиан! Улыбался кому-то из друзей в зале. Махал меж прутьев нафуфыренной девушке напротив. Та отвечала взаимностью, смачно катая жвачку во рту. Для «подонка» - это была игра. Квест: Убей людей! Не сядь в тюрьму!
  «Там бы ему и остаться!» - думалось многим, знающим предысторию. Но в правовом государстве всё решает суд.
  Андрей не уделял им такого внимания. Он ждал начала заседания. Точнее, завершения суда над человеком, который убил его двух любимых людей! Надо поставить точку! Чтобы больше не копались в его жизни! Не лезли в душу! Не рылись в памяти! Нужно было остановиться. Выдохнуть. И идти дальше! Если получится.
  Вошла судья, шурша мантией. Круглолицая, с каменным лицом. Соблюли формальности. Встали, сели, встали сели. Внесли в протокол. Она долго зачитывала дело. Справки, экспертизы, показания. Смаковали, повторяли, вызывали. Прошло немало времени. И вот, наконец, добрались.
  Всех подняли. Судья встала. За зачитыванием статей, пунктов, подпунктов дошли до главного. Приговор прозвучал как издевательство! Четыре года «условно»! И штраф! Зал охнул! Дружки запрыгали, заржали! Ну, точно, обезьяны! Родители в объятья! Народ гудел! Резануло уши фраза судьи:
– Освободить в зале суда! – «ваша честь» даже не подняла глаза. Собрала свои папочки, бумажки и исчезла за дверью.
– Ни хрена себе! – выдавил друг Гена. – Ни-хре-на себе!
Это был смачный плевок в память близких людей! Андрей, молча, ухмыльнулся. Ничего не сказал. Дураку было ясно! Закон развернули в нужную сторону! «Условно», за убийство двух людей! Даже не смешно!
  Очень громко радовался «подонок» в объятьях своих друзей. Очень. Они дружно высыпали из зала. За ними потянулись остальные. Постепенно зал опустел.
  Андрей тоже двинулся к выходу. Ещё раз глянул на дверь судьи. Снова усмехнулся. Больше эмоций не было. Он не собирался ничего обжаловать. Выяснять, почему виновник вдруг стал трезвым! Почему вдруг Хонда выехала на встречку, когда это был Лексус! Через две сплошные. На обгон. Андрею уже было не важно. Было неприятно!
  Друзья вышли из здания суда. Отремонтированный Лексус в свежем «бордо», на новом литье, шуршал шипами по мерзлому асфальту. Сбавил ход у лестницы. Тонированное стекло скрывало лицо водителя. Но и так было ясно, кто торжествовал за его чернотой! Это уже был «перебор»! Хотелось сжимать в руках «Калашников»! Медленно передёрнуть затвор! Не целясь, от живота, полоснуть по окнам, по колёсам, крыше, баку! Лупить, пока не кончится «рожок»! А потом смотреть, как катится дырявое авто! И крикнуть вслед: «И кому там больше не смешно?!» Друзья проводили машину, пока та не скрылась за углом.
– Гена! А где наградной «ТТ» твоего деда?! – уже за рулём спросил Андрей.
– Ты обалдел что ли?! Даже не думай! – друг оторопел.
– А я и не думаю! Ген! Всё уже думано, передумано! – от этой спокойной ухмылки друга, Гене было не по себе.
– Андрюха! Блин! Ты думаешь, никто не поймёт, что это ты! – не унимался друг, – Тебя поймают и посадят!
Но Андрей его не слышал. Он думал о другом. Он был рад приговору. Ему не хотелось ждать несколько лет, пока «подонок» выйдет на свободу.
  …Кафе организовалось на краю города. Здесь шла федеральная трасса, огибающая мегаполис. Место было выбрано удачно. Бесчисленные фуры, транзитники, обыватели мчались по просторам страны. Оголодавши, тормозили у кафешки. Кушали, курили и дальше в путь. Из придорожной «забегаловки» оно выросло до «кафе» с ресторанными замашками! Здесь можно было и заночевать. Приличная гостиница с охраняемой стоянкой прилагалась. Сервис! Даже светофор поставили для пешеходов. Нажал кнопку – проходи!
  «Подонок» с дружками были завсегдатаями этого кафе. Погоняют на своих тачках за городом и на шашлык. Зависали до закрытия. С алкоголем, естественно! Гаишники периодически вылавливали, штрафовали, лишали.
  Андрей следил за ними давно. Его седан стоял напротив. Разделяли две широкие полосы дороги. Вечером машин было мало. Весенний гололед коварен! Днём пригревает, а ночью минус! Дальнобойщики не рисковали. Многие вставали на ночлег.
  Пистолет Гена не дал. Андрей не обиделся. Купил на «чёрном» рынке травмат «Макарыч», переделанный в боевой. План был прост. Если даже одна пуля достигнет цели, большего не надо. Главное, чтобы никто не попал под «раздачу»! Затем, концы в воду! Точнее, оружие в реку. Так делают в кино.
  Включили освещение. У кафе стало светлее.
  Опять не повезло. «Подонок» вышел не один. Подошёл к Лексусу. Замешкался с ключами. Что-то сказал приятелю! Тот вернулся в кафе. «Подонок» закурил! Андрей открыл окно. Вскинул руку с пистолетом. Прицелился. Но от нервного напряжения рука затряслась! Запрыгала! Андрей втянул руку обратно и выругался на себя! Оказывается не просто убить человека! Даже если он мерзавец! А «подонок» как почувствовал. Обернулся. Замер, всматриваясь. Разглядел знакомое авто! «Стрелка» в нём. И тут до него дошло! Широко улыбаясь, он смело двинулся через дорогу. Перешел одну полосу:
– О-го! Кто тут у нас?! – «Подонок» по-приятельски раскинул руки. Тут же зло добавил:
– Чо сможешь?! Мститель, херов! – их разделяли около пятнадцати метров. Андрей опёр рукоять пистолета на оконный проём двери и навел на парня: «Смогу, сука!» - мелькнуло в голове.
  …Но не успел! Откуда взялась фура никто не понял. Ни один, ни второй. Громкий гудок, скрип тормозов и удар! «Подонок» подлетел! Кроссовки в стороны. Грузовик его догнал! Что-то хрустнуло, стукнуло! Махина дальше скользила! «Подонка» болтало в жерновах бесчисленных колёс. Наконец грузовик сложился пополам,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     17:27 25.09.2018
Вот бы и в жизни было всегда так.
Чтобы зло было наказано.
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама