Семирамида и Ара Прекрасный. Глава 9. Объявление войны (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Сборник: Семирамида и Ара Прекрасный
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 177
Внесено на сайт:
Действия:
Альбом

Предисловие:

Ваагн – бог огня, войны, драконоборец

Семирамида и Ара Прекрасный. Глава 9. Объявление войны

Прошло почти шесть дней – достаточно для возвращения посланца, отправленного к Ара Прекрасному с символами царской власти. Ничто не могло задержать ее воинов в пути – в этом правительница не сомневалась. Возможно, царь армян попросил время на раздумья. Семирамида вышла на балкон и посмотрела на алый закат. Солнце почти село в пески. Сегодня небо показалось ей слишком красным – цвета густой крови. Предвестник чего? Наверное, она должна была направить взор на небеса чуть раньше.
«Неужели солнце моё откажется от трона Ассирии?».
Белолицая и черноволосая красавица надела красное с золотым — одеяние, которое считала счастливым для себя, ведь в нем она взошла на трон.

Наконец, министр двора доложил о возвращении военачальника. Царица велела направить его в тронный зал.
Семирамида ждала посланника, сидя на троне. Артабан вошел, низко поклонился, отважный военачальник боялся посмотреть в ее горящие нетерпением черные глаза. На его печальном лице госпожа прочла отказ Ара Прекрасного принять в дар символы царской власти. Слуги внесли ларцы, открыли их и удалились.
Артабан ошибся — царица не разгневалась, она отчаялась, изящная красавица с богатым приданным ожидала чего угодно, но не отказа.

— Ты видел супругу Ара Прекрасного? – спросила неожиданно тихо. – Какая она?
— Светловолосая и синеглазая царица Нвард сидела на троне по левую руку от царя армян в золотом платье, от блеска которого ее волосы казались золотыми. Если бы не знал кто она, принял бы за младшую сестру царя — супруги похожи лицом. Говорят ей двадцать лет, у нее есть малолетний сын.
Артарбан отчитался, по привычке, и заметил, как переменилась в лице властная женщина при упоминании возраста Нвард.
— Прости меня, госпожа, не хотел тебя обидеть, так говорит народ, — пробормотал испуганный военачальник.
— Она высокая?
— Так говорит народ, на троне рядом с внушительной фигурой царя Нвард казалась маленькой.
Семирамида кивнула и махнула рукой. Посланник, не сумевший выполнить поручение царицы, удалился.

«Неужели ему не нужна власть? Так легко отказался объединить два больших царства. Ара Прекрасный не хочет править всеми землями вокруг? Во многих городах уживаются наши народы. В столице его страны ассирийцы образуют значительную часть населения, – правительница растерялась».

В душе черноглазой красавицы надежда сменилась страхом, возможно, она как женщина утратила привлекательность. Телохранители, слуги, воины — все зависят от нее и боятся. Значит ими движет не любовь и обожание, а страх смерти. Голова начальника крепости на подносе маячит перед их глазами. Смерти все страшатся. Никто не любит госпожу искренне, всем сердцем. Любовники на час, они только утоляют зов плоти и тешат самолюбие.
«Страстной женщине нужно другое – она жаждет чувственных ласк любящего мужчины. Любящего. Оанн уступил Ниносу – отдал меня царю. Мог ли поступить иначе? Нет.
А Нинос? В первые годы у нас всё было прекрасно – он был силен. Постепенно годы сказались в отношениях между нами, Нинос давно утратил мужскую силу, вот она разница в возрасте. Меня он обожал, но разве можно только поцелуями утолить любовный жар?

В нашу первую встречу синеглазый арий почувствовал, что зажег в моей душе огонь страсти. Тогда у входа в трапезную я заметила усмешку победителя довольного собой. Женщина это чувствует всегда, ей не нужно смотреть в глаза мужчины. Так повел себя Нинос в тот судьбоносный день, когда мечтала о царе Ассирии и получила его. Почему правитель Армении отвергает меня во второй раз? После первого подарка решила, что он хочет проверить силу моего чувства. Теперь предложила не только себя, но и царство. Как еще доказать глубину и искренность любви и желания?».

Единовластная правительница осознала, что во дворце все потакают ее капризам — все, кроме сына. Перед своим днем рождения Семирамида отослала наследника подальше от Ниневии — на охоту, чтобы юноша не стал невольным свидетелем смерти отца. Как мать, она хотела уберечь юную душу от переживаний. Вернувшись домой, Ниний перестал с ней общаться. Родной сын избегал мать, смотрел зверем, говорил сквозь зубы. Нашлись ‘доброжелатели’ — рассказали сплетню. Казнь Ассара не произвела должного впечатления, слухи упорно ползли по столице и вышли за пределы страны.

«Что если порочащие меня слухи достигли ушей синеглазого ария? — от этой мысли ей стало плохо. – Тогда солнце моё решит, что я убийца. Нет, он слишком умен и благороден, такой не станет слушать сплетни».
Семирамида притихла, ходила мало, все больше лежала.
Мужчин к себе не звала. Служанки шептались: госпожа заболела.

По ночам страстная женщина металась в постели.
— Ах, Нинос, это ложе слишком большое для меня одной.
— Ара Прекрасный, почему отвергаешь мою любовь? Как больно быть отвергнутой!
«Раньше меня не беспокоили перепады температуры, теперь мне душно днем и холодно ночью, очевидно, при солнечном свете жар любви сжигает тело изнутри, а по ночам холодная постель напоминает об одиночестве. Солнце моё, синеглазый красавец, пожалей меня, повернись лицом ко мне! Твоя супруга высокая, светловолосая, синеглазая – моя полная противоположность. В который раз утверждаешь, что любишь Нвард. Я не могу изменить свою внешность, ради тебя готова на всё, но это не в моей власти».

Несколько дней спустя Семирамида вызвала к себе министра двора и пила с ним вино, сидя на балконе. Госпожа давно не звала к себе юношей и Нирар подумал, что пылкая женщина вызвала его для утоления любовного жара. Протянув руку, попытался ее ласкать, Семирамида посмотрела на него грозно. Взгляд правительницы испугал мужчину – он отдернул руку.

— Мне никто не нужен, я на все согласна, лишь бы провести с ним день или только ночь, — тихо и грустно произнесла отвергнутая женщина.
Нирар понял, что черноглазая красавица тоскует по царю армян.
— Госпожа, может, мне рискнуть и поехать к нему еще раз? – неуверенно предложил министр двора. – Расскажу ему о том, как страдаешь, царица.
— Да, — Семирамида словно ожила от этих слов. — Поезжай и расскажи ему, как тоскую о нем, что согласна встретиться с ним где угодно. Пусть сам выберет место встречи, чтобы не боялся коварства. За его любовь, одарю подарками, в дальнейшем пусть правит в своей стране.
— Завтра мы с тобой еще поговорим об этом, — подумав немного, добавила царица.

Семирамида спала плохо, ей снился кошмар: царь и царица Армении, обнявшись, гуляли мимо нее и громко смеялись над ней. Ара Прекрасный выглядел, как в первую встречу во время подписания мирного договора – в пурпурном кафтане и сером плаще, расшитыми золотом. Нвард была в золотом одеянии, как описал ее Артабан.

Едва исчезло первое видение, уколовшее сердце ревностью, ей приснился Нинос в том же алом плаще.
«Моя голубка, тебе удалось утолить страсть? – смеялся убитый супруг.
– Ты думала, Ара Прекрасный будет любить тебя больше меня, а он отвергает.
Хочешь купить красавца подарками? Зачем они ему? Он правит богатой страной. Вспомни дворец Мушега и его город. Забыла сколько золотой посуды видела на столах трапезной?
Ты думала, кто-то другой будет тебя обожать, как я, и осыпать драгоценностями.
Мужчине может понравиться женщина моложе него, супруга Ара Прекрасного юна и красива.
Что можешь предложить взамен?
Свою зрелость? Она ему не нужна. 
Царство? У него есть свое богатое царство».
— Замолчи, Нинос! – застонала Семирамида.

«Ты считаешь, что твой первый муж Оанн заколол себя от отчаянья, лишившись твоей любви? Так тебе служанки сказали, подчиняясь моему приказу. На самом деле я отдал в жены твоему бывшему супругу красавицу дочь четырнадцати лет с богатым приданным, именно поэтому Оанн быстро забыл тебя. Преданный мне наместник погиб в бою, как настоящий воин.
Пойми, наконец, мужчина всегда хочет женщину намного моложе себя. Будь ты младше Нвард, Ара Прекрасный сам бросился бы тебе под ноги.
Ты думаешь у правителя большой страны нет наложниц для утоления любовного желания, и он примчится к тебе?
Забудь про него, а вот обо мне не забывай! Знай, наш сын — мой наследник, отомстит за меня! Он еще молод, но скоро наберется сил и ума, повзрослеет и тогда берегись!
Коварная! Ниний отомстит тебе за смерть отца! – угрожал убитый супруг».
— Уйди, Нинос! – в страхе закричала Семирамида.

Служанки вскочили на ноги и собрались вокруг ложа госпожи, не смея ее разбудить.
— Царица в который раз ругается с умершим супругом. Госпожа разговаривает во сне? – девушки испуганно озирались вокруг, боясь увидеть призрак умершего царя.
— Мне не удастся забыть Ниноса из-за алого плаща, — застонала Семирамида.

Утром министр двора стоял перед правительницей, ожидая приказа.
— Поедешь к Армянскому царю и скажешь ему то, о чем мы говорили вчера, – начала разговор Семирамида.
— Передай ему следующее:
«Я была замужем два раза, но никого из супругов не любила. До встречи с тобой не знала, что такое настоящее влечение, ты зажег огонь желания в моем сердце. Успокой меня, утоли мою страсть, подари мне хоть один день, хоть одну ночь, и с великими подношениями возвращайся в свою страну. После мы будем править каждый в своем царстве, обещаю не потревожить тебя более».
— И еще, — Семирамида задумалась, нахмурилась, ее лицо потемнело, голос зазвучал грозно. — Если он откажется встретиться со мной, передай второе послание. От моего имени объявишь ему войну! Третьего отказа я не приму!

От последних слов Нирар похолодел:
«Если царь армян ей откажет, моя голова слетит с плеч по его приказу. Я сам подписал себе приговор. Уклониться от придуманного мной поручения не могу, голова упадет на плаху здесь от гнева госпожи».

*
Солнце поднялось высоко в синем небе. Летний день вступил в силу – жара укутала долину. Белая пелена испарений от болот и рек поднималась от подножия к вершинам гор, скрывая Сис и Масис. Птицы поспешили спрятаться от зноя в ветвях платанов.

Семья царя армян вышла из святилища бога Халди. Храм, расположенный на возвышенности смотрел на юг, переднюю стену украшала роспись – бог Халди, стоящий на льве, высокий карниз поддерживали колонны. Ара Прекрасный помог супруге преодолеть ступени и заметил ожидавшего оруженосца.
— Матушка, вы с Нвард идите во дворец без меня, я подойду чуть позже.
Царица-мать кивнула, бросив взгляд на Варужана, и направилась ко дворцу, Нвард молча присоединилась к ней.
Варужан подбежал к господину и тихо сообщил:
— Мой повелитель, к тебе опять гонец от соседей ассирийцев.
— С чем пожаловал посланец, не знаешь?
— В этот раз явился первый гонец и просит принять его.
— Гони его в шею! Каков наглец! – нахмурился Ара Прекрасный.
— Но он всего всего-навсего слуга. Ассириец сказал, что у него два важных послания от царицы Семирамиды, и должен передать их только царю.

Ара Прекрасный остановился и задумался.
— Два послания, ладно, веди гонца в аллею, пусть там подождет меня. Ты проследи и предупреди, если царица-мать или Нвард выйдут на прогулку.

По знаку Варужана гонец прошел по аллее и встал под тенью могучего дерева, опасливо озираясь.
— Осмелился прийти еще раз? – за его спиной раздался грозный голос Ара Прекрасного.
— Я только слуга, обязан


Оценка произведения:
Разное:
Реклама