Сокровище Моргана. Главы 5 - 6 (страница 1 из 5)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Фанфик
Сборник: Разное по капитану Бладу
Автор: Анна Ива
Расширенная оценка: 8.3
Баллы: 6
Читатели: 50
Внесено на сайт: 14:20 30.12.2018
Действия:

Сокровище Моргана. Главы 5 - 6



Плен


На палубе «Голдсборо» де Пейрак отдал Язону приказ расцепить суда и идти на их прежнюю стоянку на западе Иль-а-Ваш, покинутую сегодняшним утром. Два корабля, все еще представляющие собой единое целое, медленно дрейфовали, увлекаемые течением в открытое море. Солнце давно перевалило полуденную черту, и через несколько часов должно было стемнеть. Язон молча кивнул, крайне неприязненно глядя на пиратского капитана, которого, как и его команду, монсеньор Рескатор по своей прихоти оставил в живых.



«Какой он врач, врачи не командуют ордой головорезов, – непримиримо думал Язон. – На месте монсеньора я бы не доверил этакому врачу и прыщ  лечить... Надо сказать ребятам, пусть смотрят в оба... Часть команды придется оставить на фрегате, и это не считая наших потерь. Эриксон будет в плохом настроении, он и так ворчит, что ему не хватает людей. А еще придется заниматься починкой... Да, Эриксон точно будет беситься, отправлю-ка я его на фрегат, пусть там срывает зло». – Храбрый Язон даже плечами передернул, представив в плохом настроении коротышку-боцмана, дурной нрав которого и так уже вошел в поговорку у экипажа.



Матросы вовсю занимались перепутавшимися снастями; где возможно, чинили их на скорую руку, и вскоре освобожденные от абордажных крючьев «Арабелла» и «Голдсборо» направились к Иль-а-Ваш.



***




Поддерживаемый Абдуллой,  де Пейрак с трудом дошел до своих апартаментов и  рухнул в  кресло.


Блад, оказавшись в роскошной каюте хозяина «Голдбсоро», с невольным любопытством оглядел ее, подумав, что окружающая обстановка несет на себе вполне явственный отпечаток Востока. Но эта мысль недолго занимала его. В жестоком бою он потерял около трети команды убитыми, но тяжелораненых, к счастью, не было. Зная, что его людям предоставили все необходимое, он позволил себе не слишком беспокоиться об их состоянии и сосредоточился на пациенте, от которого зависели их жизни.



На столе уже лежал кусок полотна, там же стояли несколько изящных серебряных кубков, кувшин, глубокая миска с водой и раскрытый сундук. Заглянув в сундук, Блад поразился разнообразию имеющихся лекарств, а набор хирургических инструментов, изготовленных из отменной стали и пребывающих в идеальном состоянии, вызвал у него профессиональное восхищение. На корабле явно не пренебрегали медициной.


Не теряя зря времени, он засучил рукава рубахи и начал отбирать нужные ему средства и раскладывать на полотне инструменты, посматривая при этом на своего грозного пациента, неподвижно сидящего в кресле с закрытыми глазами.


Позвякивание металла вывело того из состояния полузабытья. Открыв глаза, Рескатор сделал приглашающий жест и насмешливо сказал:


На абордаж, доктор.


– С вашего позволения, монсеньор, – ответил Блад, подходя к нему. – Я начну с головы, ибо это одна из наиболее ценных частей тела. Сильные удары опасны, в том числе отдаленными последствиями, а у стариныНеда тяжелая рука. Как-то он на спор проломил дубовый стол, – с этими словами он пощупал пульс и проверил зрачки Рескатора. – В глазах не двоится?


– Нет. Вы были бы рады, если бы этот ваш Нед уложил меня, как быка на бойне? – в голосе Рескатора звучала ирония.

– Отнюдь. Конечно, ваша смерть могла привести к упадку духа моряков «Голдсборо». Но с большей вероятностью она зажгла бы в их сердцах жажду мести и отчаянную ярость, благодаря которым они вполне были способны смять нас. В таком случае мне бы не с кем стало договариваться, и все закончилось бы крайне печально... – Блад ощупал место удара и хмыкнул: – Должен вас поздравить, монсеньор, ваша голова будто сделана из железа. Кости целы.


– Хорошо, что не из дуба, – усмехнулся Рескатор. – А вы не лезете за словом в карман.


– Так уж у нас, ирландцев, заведено, – вернул ему усмешку Блад. Обработав рану, он накладывал повязку. – Без контузии, конечно, не обошлось, и еще несколько дней это будет вас беспокоить, но, думаю, все обойдется. Теперь посмотрим, что там с плечом. Лучше перейдете на это... ложе, – он показал на низкую и широкую восточную кушетку, стоящую у переборки.

Рескатор подозвал Абдуллу, застывшего у дверей подобно изваянию, и с его помощью перебрался на кушетку. Прикосновение к плечу заставило его стиснуть челюсти.

– Пуля  засела глубоко, вам придется пережить несколько весьма неприятных минут.  

Блад отошел к столу и, взяв одну из бутылочек,  показал ее Рескатору:

– Лауданум.  Поможет притупить боль, и мы быстро закончим.

Де Пейрак на мгновение задумался, помятуя об одурманивающем действии снадобья: не самый подходящий момент отправляться в страну грез. Но уж никак не меньше этого пирата  он желал разделаться поскорее со своими ранами и поэтому кивнул.

Блад взял один из кубков, стоящих на столе, наполнил его водой из кувшина, потом тщательно отмерил необходимое количество лауданума и протянул кубок Рескатору.

Выпив лекарство, тот некоторое время молчал, готовясь к неизбежному, потом сказал:

– Приступайте.



***




Вытерев пот со лба, Блад бросил взгляд на Рескатора, забывшегося тяжелым сном.

Он чувствовал усталость, но об отдыхе не могло быть и речи. Сейчас надо будет заняться ранеными матросами «Голдсборо», а затем -  проведать  своих  людей. Лучи  низко стоящего солнца били в окна, рассыпая блики на золотых безделушках и освещая тяжелую, странно смотрящуюся на корабле мебель, которой была обставлена каюта.



Блад убрал все инструменты обратно в сундук и оглянулся на мавра,  который подобно верному псу сидел на корточках у дверей и не сводил с него немигающего взгляда. Понимает ли он хотя бы французский? Взяв сундук в руки, Питер направился к двери. Мавр встал.



– Твой хозяин отдыхает, а я должен лечить других. Понимаешь?


Тот не удостоил его ответом, но посторонился. Питер вышел из каюты и увидел, что корабли уже встали на якорь в одной из бухт Коровьего. Моряки на палубе с подозрением косились на своего недавнего врага. Он обратился к одному из них:


– Проводи меня к остальным раненым.


Когда он, совершенно измотанный, закончил оказывать им помощь, уже стемнело. Блад увидел Язона, коренастого сподвижника Рескатора, которому тот отдавал приказание расцепить корабли. Язон смотрел по-прежнему неприязненно, но не стал препятствовать, когда Блад сказал ему, что направляется теперь на «Арабеллу», а потом вернется, чтобы присмотреть за капитаном «Голдсборо» ночью. Язон отдал распоряжение спустить шлюпку, и вскоре Питер Блад ступил на палубу «Арабеллы».

Его люди оказались заперты в твиндеке, их охраняли несколько человек, вооруженных мушкетами, а на борту распоряжался злобный гном по имени Эриксон. Блад скрипнул зубами, едва сдерживая гнев. Офицеры встретили его градом вопросов, но Блад слишком устал, чтобы удовлетворять их любопытство, и сказал только, что их жизням ничего не угрожает. И более того – он попытается добиться дополнительных уступок со стороны пленившего их Рескатора.



***




Зеленоватые волны накатывали на песчаный берег внизу, ветер срывал с них пену, и она мерцающей взвесью плыла в воздухе. По ярко-синему небу стремительно летели облака, а до горизонта тянулась бесконечная вереница песчаных дюн с чахлыми пучками травы, стелющейся под порывами ветра.



Жоффрей де Пейрак стоял на невысокой обрывистой гряде, идущей вдоль изрезанной линии побережья с множеством бухт и выступающих мысов, и чувствовал, как соленая водяная пыль оседает на его лице. Прямо перед ним в море лежали два острова, а вдалеке виднелся город в зубчатой короне белых стен.


– Жоффрей! – Сквозь рокот прибоя он услышал ее нежный голос и обернулся: Анжелика, одетая почему-то в темную грубую одежду служанки и странной формы чепец, стояла всего в паре шагов от него...


...Броситься к ней, сжать ее в объятиях, – живую, теплую, – забыть на мгновение о безвестной могиле, затерянной в пустыне... Сорвать нелепый чепец, освобождая золотой водопад ее волос, пахнущих ветром, зарыться в них лицом, вдыхая ее аромат, заглянуть в ее морскую глубину ее глаз...


Она никогда не являлась ему во снах. А может, он и не спит? Де Пейрак помнил, что был ранен...


– Я умер? – спросил он.


– Нет, любовь моя, – с улыбкой ответила она, – у тебя впереди еще много лет.


Потом Анжелика высвободилась из его объятий, ее взгляд потемнел, стал тревожным:


– Приходи за мной, Жоффрей!


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
GarkaNataga      01:24 12.01.2019 (1)
1
Ну вот, находят общий язык) Добротное приключенческое повествование
Анна Ива      09:29 12.01.2019
1
Спасибо.  Это самое моё приключалово из всего)
Реклама