Мы из сто семидесятой! Повесть. Глава 22
Тип: Произведение
Раздел: Для детей
Тематика: Для детей
Автор:
Читатели: 54
Внесено на сайт:
Действия:

Мы из сто семидесятой! Повесть. Глава 22






                                                                            БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ




    - Ты почему мне пас не отдал, - злился Сашка Прохоров. - Я тебе кричал, кричал... Ты что, глухой?
    - Я не глухой, - оправдывался Сабельников. - Громче кричать надо, а не пищать как мышь. Вот как я... -  И он, действительно, закричал очень громко.
    - Ну где ты слышал, чтобы так кричали. Грудной младенец - и тот тебя перекричит, - сказал Вовка Брусникин.
    - Ты, что ли громче крикнешь?
    - Конечно. Я лучше всех орать могу. - И он заорал. Кошки рванули кто куда, а собаки, натянув поводки, поволокли своих хозяев домой.
    Потом, что есть силы, закричал Юрка. Из окон ближайших домов повысовывались люди, по четвертый этаж включительно.
    Не сплоховал и я, обеспокоив еще три этажа.
    Но всех обошел Сережка. Он издал вопль, после которого задрожали окна последних этажей.
    - Я чемпион! - завопил он еще громче, да так, что пара ворон свалились с дерева.
    Из открытого окна раздался женский крик:
    - Хулиганы!
    И они появились... Вернее встали с поваленного дерева, где они, удобно расположившись, покуривали, пили пиво и лузгали семечки.
    - Кто нас звал?
    Окно немедленно захлопнулось.
    Они приближались. Процессию возглавлял хулиган - Жорка Клевак.
    Перед моими глазами словно возник экран компьютера с информацией на главаря:


                                             ОСОБЕННО ОПАСЕН, КОГДА НАЧИНАЕТ ПЕРЕМИНАТЬСЯ С НОГИ
                                             НА НОГУ, ПОЧЕСЫВАЯ ПРИ ЭТОМ ШЕЮ. ТОГДА ОН НЕГО МОЖНО
                                             ОЖИДАТЬ ЧЕГО УГОДНО.


    Я посмотрел - и вздрогнул. Жорка переваливался с ноги на ногу и яростно чесался. "Плохо дело, - подумал я. - Очень плохо".
    - Ой! - сказал мой первый заместитель.
    - Ай! - воскликнул другой.
    - Спасайся кто может! - закричал один из бойцов, и пустился наутек. За ним последовали другие. Войско разваливалось на глазах.
    Дрогнула и боец Неплюева.
    - Ой, мамочка, что-то я сегодня не в себе, недействительная какая-то, - пожаловалась она. - Пойду-ка я, пожалуй, домой, на диванчик прилягу...
    И остались мы одни с Димкой. Нет, еще Витька Меднис, - тот просто не понял в чем дело.
    - Так кто у нас чемпион? - насмешливо спросил Жорка.
    - Это я, - как бы извинительно откликнулся Витька.
    - Ты?! Ха-ха-ха! Да я у тебя чемпионство запросто отберу - вот этими самыми руками... Ручонки мои милые, лапоньки мои белые... - Жорка любовно на них посмотрел, а потом и нам показал, чтобы мы вместе с ним разделили его чувства.
    Нет, это были не ручки, а ручища! Клещи кузнечные!! Кувалды!!!
    "Да, - подумал я. - Такой запросто отберет".
    - Но я не по боксу чемпион, а по шахматам.
    - А я и шахматы отберу, мне без разницы, что отбирать, - сказал Жорка.
    - Знаете ли вы, - робко заметил Витька, - что курение вряд ли продлит вашу и без того короткую жизнь.
    - Да ты кто такой, чтобы мою жизнь замерять! - взревел Жорка, выплевывая сигаретку.
    - Я - ученик Меднис.
    - Ученик кого?
    - Ученик учительницы... Нины Федоровны, то есть...
    - Теперь ты будешь мой ученик, и я научу тебя курить! - сказал Жорка.
    - Но я не хочу!
    - Он не хочет, - поддержал я Витьку.
    - Похоже у вас в классе одни дураки; дурак на дураке сидит и дураком погоняет.
    - Никто у нас ни на ком не сидит, а в классе нашем тепло и просторно, - слабо возразил я.
    - Я же говорил, что они идиоты, - ухмыльнулся хулиган со шрамом на подбородке. - Дать, что ли ему по шее.
    Я почувствовал себя неуютно.
    - Нет, я сам дам, - влез другой хулиган.
    Мне стало еще неуютней и заболела шея, хотя никто пока по ней не ударил.
    - Да не пукай ты так часто! - досадливо закричал на Витьку Жорка. - Боишься меня, что ли?
    - Немного, - пискнул Витька.
    - Ну и правильно, - громко засмеялся Жорка. - А ты? - обратился он ко мне.
    - Немного, - повторил я вслед за Витькой.
    - Немного? - страшно удивился Жорка. - Разве я не внушаю ужас? - и он недоуменно обернулся к своим товарищам по хулиганскому ремеслу.
    - Внушаешь, внушаешь! - льстиво закричали товарищи. - Еще как внушаешь! - И один из них стукнул меня по шее, да и другой тоже не удержался.
    И я исчез из реальной действительности. А когда проявил к ней интерес, Жорка опять спрашивал Витьку:
    - Так почему же немного?
    - Потому что еще больше я боюсь Мишку Кабана, - честно признался Витька. - Он сказал, что сильнее тебя.
    - Сильнее меня?? - Жоркиному изумлению не было предела.
    - Он так сказал, - подтвердил Димка.
    - Он так сказал... - задумчиво произнес Жорка, и посмотрел на Димку. - А тебя по шее еще не трескали?
    - Сейчас получит! - с готовностью закричали Жоркины подельники.
    - Это же чисто хулиганство, - заволновался Витька.
    - И не просто хулиганство, - сделал зловещее лицо один из хулиганов, - а злостное, отягощенное ужасным членовредительством и выкручиванием рук.
    И тут страшно хлопнула дверь одного из подъездов, да так, что вылетели стекла первого этажа, и из подъезда выбежал Кабан... Мишка.
    - Слышь, Кабан, это ты сильней меня, что ли? - свысока бросил Жорка.
    - Да не слабее, - отозвался тот угрюмо. - Такие как ты, мне на один зубок.
    - А тебя, когда в последний раз били, Кабан?
    - Не помню... Давно. А что?
    - Сейчас я тебе напомню.
    Тучи набежали на Мишкино лицо, а глаза метнули молнии. Его внезапная атака застала врасплох Жорку и его подручных, вынудив их отступить. Терзаемые  гневным Мишкой, они слабели на глазах.
    - Да я вас на мельчайшие атомы расщеплю без всяких там гиперболоидов всяких там инженеров... - ярился Мишка. - И чтобы никто из вас не смел гугукать!
    А Жорка с компанией и не гугукали. Не до того им было.
    Я видел по телеку бои без правил - они не впечатляли. А вот Мишка Кабан впечатлял.
    И в это время во двор заглянул Шестнадцатый.
    Не знаю, откуда у этого хулигана такое прозвище. То ли в его роду до него уже было пятнадцать хулиганов; то ли он номерной хулиган, то есть высшего разряда; то ли в нашем дворе он шестнадцатый чемпион по хулиганству. Знаю только, что хулиган он авторитетный.
    - Что такое? - радостно прокричал Шестнадцатый, подбегая к нам.
    - Да вот поспорили, кто из них сильнее тебя, - сказал хитроумный Меднис, указывая на дерущихся.
    - Что такое! - с другой интонацией, далеко уже не радостной, закричал Шестнадцатый. Даже можно сказать - зарычал, и цвет лица у него изменился на яростно-багровый.
    Он подошел к драчунам, схватил за шкирку Жорку, потом Мишку, и столкнул их лбами. Посыпавшиеся искры ослепили наблюдавших за схваткой.
    Да, силен был Шестнадцатый! Не Жорке с Мишкой с ним тягаться. И остался бы он победителем, гордо взирающим на поверженных... Но вдруг задрожала земля, ходуном заходили у домов стены, задымился асфальт и густая пыль заволокла солнце, - то явился нашему взору неизвестный хулиган, наводя ужас на окружающих, и все и всех сметая на своем пути.
    Как истаивают звезды в нарождающемся дне, так исчезли, нет - упали, потому что это были падающие звезды - Жорка Клевак, Мишка Кабан и Шестнадцатый; и стук от их падения еще долго рвал наши барабанные перепонки, а их плач был слышен далеко за пределами нашего двора.
    Мы затрепетали.
    - Знаете ли вы, жалкие недоумки, кто стоит перед вами? - грозно обратился к нам неизвестный.
    Меднис выбивал зубами замысловатую дробь. Я и Димка молчали, боясь ляпнуть что-нибудь не то.
    - Я - Сокура, старейший ученик тысяча двести двадцать пятой школы города Москвы! Уже много лет я учусь в одном и том же классе. Наверное, там и состарюсь. А это мои товарищи по общему делу: Мелкий, Чижик, Бубон и Кораблик.
    К Сокуре подобострастно засеменила его свита.
    - По какому делу, по уголовному? - несмело поинтересовался Витька.
    - Твом друзья такие же звезданутые, или ты один такой?
    - Он один такой, - поспешил заверить хулиганов Димка.
    - Помолчи, придурок, целее будешь, - загоготали ужасные друзья Сокуры.
    - Целее кого?
    - Да вот хотя бы этого, - кивнул в мою сторону хулиган Чижик.
    В груди у меня захолодело, но я нашел в себе силы представиться:
    - Я - Просиков Борис. Очень приятно ученик Сокуров, - и я протянул ему руку.
    - А вот мне совершенно неприятно, мелочь пузатая. И запомни! Я - Сокура! Без всяких там "ов" на конце.
    - Ну без всяких, так без всяких, - охотно согласился я. - Вы прямо как черт из табакерки выскочили, ученик Сокура, без всяких там не понял чего на конце. Без вас - нам бы крышка!
    - Вам и со мной крышка, - гоготнул Сокура. - Хотя со своими товарищами я учтив и дружелюбен.
    Товарищи согласно закивали.
    - Я тоже ваш товарищ! - сказал я поспешно.
    - Неужели? - удивился Сокура. - ОН нам товарищ? - обратился хулиган к своим товарищам.
    - Тамбовский волк ему товарищ! - дружно откликнулись те.
    - Вот видишь, не товарищ ты нам... со всеми вытекающими отсюда последствиями.
    - Страшными последствиями! - уточнил хулиган Бубон.
    Мне опять стало не по себе, а Витька - тот совсем посерел от страха.
    - Вы будете бить меня долго и больно, или недолго и умеренно? - тоскливо спросил он.
    - Долго и неумеренно, - сказал Сокура и неприятно засмеялся.
    Глубокая печаль отразилась на Витькином лице, он закричал и стал бить себя ладонями по щекам:
    - О переменчивость судьбы! О горе мне! Я шел заниматься в кружок юных арифметиков, а попал в круг обреченных. Нет исхода моей тоске!
    - Хватит ныть, юный кретин! - прикрикнул на него хулиган Кораблик. - Достал всех уже!
    - Скажи, Сокура, ты, наверное, многих побил? - спросил Димка заискивающе.
    - Немало, - с удовольствием признался тот. - И они были почище вас всех вместе взятых!
    - Я тоже могу почиститься, только вот домой надо сбегать за щеткой.
    - Так я тебе и поверил... Да, избил я несчетное количество дуриков, - опять ударился в воспоминания Сокура. - Слабаки, долго не выдерживали...
    - Значит, я не выдержу еще быстрее, - вздохнул Димка.
    - Шансов у тебя мало, - подтвердил хулиган Мелкий. - Лучше тебе ни на что не надеяться.
    - А может, я все-таки отлучусь. Я быстро.
    - За дураков нас держишь? Тебя только отпусти - и тогда ищи ветра в поле.
    - Вы теперь мои пленники, - объявил нам Сокура. - И я потребую за вас выкуп.
    Нам стало отчаянно грустно.
    Но недаром говорит мой папа, что друзья познаются в беде.
    И они пришли: Славка, Сережка, Вовка, Игоряха, и даже Лисицкий.
    - Отпусти их, Сокура, и мы расскажем тебе удивительные истории! - закричали ребята.
    - Хорошо, - согласился грозный хулиган, - но предупреждаю, если чья-то история не поразит меня, я тоже возьму его в плен!
    - Мы в твоих руках, и наша участь, увы, тяжела, - сказал Сережка.
    - Это так, - кивнул Сокура. - Итак, начинайте!

Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Калейдоскоп 
 Автор: Natalyan
Реклама