Произведение «Злейший враг. Главы 8 - 9 » (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: Фанфик
Тематика: Без раздела
Темы: Жизнь и смертьмистикаприключенияроманвраждаисторическийморе и пираты
Сборник: Злейший враг
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 4
Читатели: 833 +3
Дата:

Злейший враг. Главы 8 - 9

Глава 8. Путь к свободе



Джереми Питт, напряженный как струна, мерял шагами пристань рядом с «Летящим». Разумеется, он хотел вместе с Волверстоном пойти к тюрьме, в чем ему было категорически отказано. Кто, кроме Питта, мог бы управиться с флейтом, и, случись что-либо с ним, вся их затея была бы обречена на провал.

Играя роль «купца», они доставили груз пряностей, а сегодня с утра штурман уладил все формальности с капитаном порта и получил разрешение на выход в море. Питт предупредил, что ожидает важный груз и после его доставки немедленно отправится в путь. Роли надо было придерживаться до конца.

Джереми разогнал оставшихся людей по местам. Ударил колокол ближайшей к порту церкви, это значило, что все уже свершилось. Ожидание становилось невыносимым.

Но вот вдали послышался быстро нарастающий стук копыт. Они?! Наконец-то! Питт бросился к штурвалу и отдал приказ поднимать паруса.

Прямо на пристань вылетела крытая повозка, запряженная четверкой взмыленных коней: не стоило полагаться на резвость старой клячи, которая возила припасы. Накануне они купили эту четверку вместе с повозкой, а сегодня оставили на тихой улочке, неподалеку от тюрьмы.

Волверстон бешеным галопом погнал к «Летящему», следом шквалом неслись крики и угрозы. Возле самого края пристани повозка резко остановилась, кони пытались подняться на дыбы, мотая оскаленными мордами, пена хлопьями летела с удил.

Из повозки  выскочили пираты, затем они осторожно вытащили продолговатый ящик.

Как только ящик оказался на борту, Волверстон заорал, хватая топор и перерубая швартовый конец:

— Отчаливаем!

А корабль уже дрожал в нетерпении, словно застоявшийся жеребец самых чистых кровей.

Питт успел быстро спросить Волверстона:

— Как он?

Тот только сокрушенно махнул рукой. Однако у Джереми не было и доли секунды на выяснение подробностей.

Они отошли на несколько кабельтовых, когда ударила пушка форта. Значит, весть о побеге достигла майора Мэллэрда. Теперь наступал черед штурмана Питта показать свое искусство. «Летящий» успел набрать приличную скорость, его фортштевнь с тихим шелестом резал гладь моря.

Джереми видел, как спешно ставит паруса фрегат ямайской эскадры, оставшийся на дежурстве. Но не он был главным противником. Впереди их ждал форт, и было невозможно предсказать, смогут ли быстрота и маневренность «Летящего» противостоять пушкам Мэллэрда.



***



Лейтенант Карринг был на совещании в форте, когда в комнату вбежал офицер и доложил невероятное: капитан Блад сбежал. Майор Мэллэрд так и подскочил на месте. Его лицо сначала побледнело, затем сделалось бордовым.  Сдавленным голосом он потребовал подробностей;  в комнату втолкнули до полусмерти перепуганного караульного, еще больше растерявшегося при виде разъяренного майора. Несчастный солдат  не мог сообщить ничего дельного. Пленник  исчез, несколько солдат охраны убиты, а остальные как будто отравлены. Их командир тоже исчез.

Тут же поступило новое сообщение, на этот раз из порта: только что, при весьма подозрительных обстоятельства, отчалил голландский торговый корабль. Мэллэрд, издав невнятный горловой звук, бросился вон из комнаты, офицеры поспешили вслед за ним.

Мэллэрд  поднялся по крутым ступеням на стену форта и замер, уставившись на бухту, где творилось нечто невероятное. Одетый громадой парусов  корабль с необычно узким корпусом буквально летел, вспарывая  морские волны. Своими хищными обводами  он меньше всего напоминал купца.

Остановившийся рядом с майором Карринг нашел глазами свой фрегат «Орион»; тот пытался выйти на перехват, но  подобный  белой птице корабль двигался быстро, слишком быстро для «Ориона»! Вдруг птица взмахнула крыльями: на оконечностях рей появились дополнительные паруса*. Невероятно, но скорость еще увеличилась!

— Это они, будь я проклят! Какой же это «купец»! Капитана порта ко мне! Как им удалось прикинуться голландцами?! — заорал поборовший оцепенение  Мэллэрд. - Лейтенант Донавей! - скомандовал он лейтенанту артиллеристов. - Открыть огонь!

Басовито заговорили пушки форта. Ядра взметали фонтаны воды у самых бортов корабля, но непостижимым образом пиратам раз за разом удавалось уклониться: у штурвала стоял некто, явно знающий бухту Порт-Ройяла и свое дело.

— Откуда они взяли этот чертову посудину?!  - Мэллэрд кривился, как от сильной боли. - Уйдут же!  Двойное жалование тому, кто попадет! - рявкнул он на  артиллеристов. -  А если упустите - десять плетей каждому!

Он  вдруг обратился к Каррингу:

— Лейтенант, мне нужна ваша помощь. Моим олухам никак не попасть в них. Я не являюсь вашим командиром, однако прошу вмешаться. Сейчас пираты окажутся на ближайшем расстоянии от форта. Они идут слишком быстро. Нам нужен хотя бы один удачный выстрел, чтобы замедлить их. У кого, как не у вас, с вашей меткостью, есть шанс? А там и «Орион» подоспеет.

Карринг и сам понимал это. Если бы он был канониром, то считался бы лучшим. Во время боя Джеймс словно становился на место противника, предугадывая его следующий маневр. Наблюдая в течении нескольких минут за кораблем пиратов, он сумел понять тактику их рулевого. Лейтенант склонился над пушкой и смотрел поверх ее ствола, как приближается "голландец", уже зная, куда будет стрелять. Он не промахнется.

И тут внутри поднялся протест. Говоря по правде, мысли о взятом «призе» все эти дни не покидали его. Каррингу приходилось сталкиваться с пиратами и с чудовищными последствиями их налетов на беззащитные поселения и корабли. Он ожидал увидеть заурядного мерзавца, однако капитан Блад произвел на него впечатление своим самообладанием и умом еще на шхуне. Джеймс призывал себя не обольщаться изысканными манерами и храбростью пирата, и тем более — принимать за читую монету все ходившие о нем россказни, которые он когда-либо слышал. Однако, не мог отрицать, что действия капитана Блада весьма отличались от действий того же Моргана или Оллонэ. Затем ему стало известно о допросе и о том, что пленник перенес истязания губернатора Бишопа с беспримерной стойкостью. Да уж, слова Дика Хаксли о невезучести пирата оказались пророческими. Будучи человеком справедливым, Карринг не мог одобрить подобные методы губернатора, видя в них личную месть, а не необходимость. И как будто едкое озерцо застыло на дне его души.

А сейчас он думал об истерзанном человеке там, на корабле-птице, и о его безрассудно смелых товарищах. Возможно, они уже поверили, что смогут уйти от пушек форта…



…Еще один удар сердца, еще. Вот сейчас пора. Пушка грохнула. Ядро упало в не более чем трех ядрах от кормы корабля, щедро окатив ее брызгами. Больше стрелять не имело смысла, хоть форт продолжал палить из пушек, и ядра иногда причиняли незначительные повреждения кораблю. Карринг выпрямился и сказал Мэллэрду:

— Прошу меня извинить, я не оправдал ваших надежд.

Мэллэрд уныло отмахнулся:

— Никто бы не смог стрелять лучше. Представляю, как будет беситься губернатор. Вся надежда, что два наших фрегата смогут перехватить их.

Они оба  смотрели вслед стремительно удаляющейся дивной птице, уносящей капитана Блада к свободе. Вскоре "Голландец" скрылся за мысом, и почти сразу же, будто отвечая надеждам майора,  оттуда донеслась канонада. "Орион", набрав ход, тоже уже  достиг выхода из бухты.

— Ну вот и все, —  хмыкнул  воспрявший духом  майор. — Теперь никуда не денутся.

Карринг, подавив вздох и думая о своем, отозвался:

— Будем уповать на милость небес.



***



Два ямайских фрегата после того, как началась канонада, выдвинулись из засады и направились к бухте Порт-Ройяла. У Волвертона при виде новой угрозы вырвался рык:

- Чтоб мне лопнуть! Чертов Крофорд не купился на  представление! - он обернулся к Питту. -  Давай же, Джерри! Постарайся спасти наши шкуры!

Сосредоточенный штурман  лишь кивнул, напряженно следя за противником. Один из фрегатов перекрывал им выход в открытое море, другой заходил  с наветренной стороны в попытке отнять ветер.  Питт, надеясь на превосходство в скорости,  попытался проскользнуть между ними, однако  залп из носовых пушек поперек курса «Летящего» дал понять, что им не прорваться. Со стороны города появился еще один корабль: чаша весов клонилась явно не в пользу пиратов.

Волверстон, сыпля проклятиями, огляделся:  куда подевались «Арабелла» и Атропос»?! Если корабли перехватили на подступах к Ямайке, у них нет ни единого шанса. Пушки флейта огрызались в ответ на залпы фрегатов, но «Летящий» не являлся военным кораблем и не мог противостоять даже одному фрегату, что уж говорить о трех. Несмотря на его маневренность и искусство Питта, фрегаты взяли флейт в клещи и постепенно оттесняли  его к побережью Ямайки.

Дальнебойность и мощь их орудий позволяла утопить «Летящий» с безопасного расстояния, но огонь велся по рангоуту. Палубу заволокло дымом, грохот пушечных залпов, треск ломающихся снастей и крики людей сливались в чудовищную какофонию. Волверстон был уверен, что их будут пытаться взять на абордаж. Сплюнув, он заорал в рупор, приказывая готовиться к последнему бою. Сам он собирался спуститься в крюйт-камеру с зажженым пальником, когда фрегаты подойдут ближе. О чем он прямо и заявил команде, предлагая тем, кто желает сдаться, прыгать за борт.

— Авось, доживете до виселицы, парни! — щерился он, яростно вращая единственным глазом. — А может — по кускам вздернут!

Однако госпожа Удача вспомнила о них в этот день. В пороховом дыму проступили силуэты  двух кораблей под всеми парусами, и дружный ликующий рев вырвавлся из глоток всех, кто был на палубе «Летящего».

Ямайцы растерялись, не успевая развернуться к новому противнику, и это дорого им обошлось. Выстрел Огла с «Арабеллы» расщепил грот-мачту одного из фрегатов, которая, рухнув, вызвала хаос на палубе. «Атропос» же разрядила орудия правого борта в корпус другого корабля. Одно из ядер влетело в открытый порт; раздался приглушенный взрыв, и над бортом взметнулось пламя.

Убедившись, что капитан третьего фрегата утратил воинственный пыл, пираты не стали атаковать, оставив уцелевшего противника спасать своих гибнуших товарищей.



Корабли уходили все дальше и дальше, растворяясь в золоте закатного моря. Команды «Арабеллы» и «Атропос» восторженно приветствовали «Летящий», однако их радость быстро погасла. Бешеная скачка по мостовым Порт-Ройяла никак не могла пойти на пользу Бладу. Волверстон, неотлучно находившийся рядом с ним, все с большей тревогой смотрел в его застывшее лицо. Спустились сумерки, на лице Блада еще резче обозначились скулы; повязки набрякли от крови из открывшихся ран. За все время он не шевельнулся, даже веки не дрогнули.

Да, они совершили невозможное, вытащив своего капитана из застенков Бишопа, но теперь им грозила опасность вновь потерять его. И тогда Волверстон послал за «проклятым колдуном», к которому до сих не доверял до конца, несмотря на то, что индеец так хорошо проявил себя в деле. Пусть уж лучше колдовство, чем Питер упокоится на дне морском.

Пако же сразу заявил, что капитану нужна твердая земля, а не качающаяся лодка, пусть и большая. Потом потребовал свои зелья из каморки на борту


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     00:38 02.12.2019 (1)
1
Да уж, каково Бладу узнать, что его спасала Арабелла) 
     01:02 02.12.2019
а он то себе уже нафантазировал
сам придумал сам обиделся и выводы сделал
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама