Главная страница
Новости
Дуэли
Голосования
Партнеры
Помощь сайту
О сайте
Почта
Услуги авторов
Регистрация
Вход
Проверка слова
www.gramota.ru
Глупость как явление национального духа
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Новелла
Конкурс: Конкурс "Золотой Фонд Фабулы"
Автор: Андрей Воронкевич
Расширенная оценка: 8.7
Баллы: 38
Читатели: 140
Внесено на сайт: 07:10 29.03.2017
Действия:

Предисловие:
Ещё один рассказик "из жизни Бунчукина". АВ.

Глупость как явление национального духа

                                  
            
            Изначально понять эту ситуацию может человек далеко не всякой национальности. И ничего здесь обидного нет, уверяю вас. Это, как говорил герой, кстати, совершенно неясной национальности, – Остап Бендер, просто медицинский факт.
            Однажды, когда Антон Бунчукин занялся бизнесом, у него случился удачный период. Разумеется, он стал тратить деньги еще бездумней, чем в периоды неудачные. В частности, он полюбил выпивать с сотрудниками своей фирмы. Известное дело – каждому выпившему человеку приятно находиться в обществе людей, активно и наглядно его уважающих.
            И вот как-то он сидел на квартире своей секретарши (или офис-менеджера, как она просила обозначить её в штатном расписании). Не подумайте ничего дурного – они были не одни. Там была еще её подруга, секретарша как бы младшая, взятая на работу исключительно по протекции старшей. И был там личный водитель Володя, которому Бунчукин приказал пить вместе со всеми, а машина пусть денек постоит в кустах, ничего с ней не сделается!..
            В процессе беседы, часа в два ночи, выяснилось, что Володя никогда не видел моря! Такие уж у него с детства были жизненные обстоятельства…
            - Как это? – возмутился Бунчукин и повелел собираться в Крым. Идея понравилась всем, но пришлось дожидаться утра, чтобы взять из сейфа побольше деньжат: до девяти охрана учреждения, где они снимали офис, не пускала ни в какую.
            Они продолжили беседу, а к рассвету младшая секретарша поняла, что всё это не шутки, и пошла на попятную. Антон Бунчукин немедленно уволил её, выдав зарплату, накопленные отпускные и выходное пособие за две недели. (Такие-то деньги у него были с собой без всякого сейфа). Таким образом, в путь они тронулись втроём…
            Без чего-то десять они уже сидели в поезде, имея на руках четыре билета: два купе СВ, чтобы, значит, никто не мешал. Стоило поезду тронуться, Бунчукин сообразил, что у них проблемы с документами. У Ирки паспорта тогда вообще не было, Бунчукин его с собой не носил. Только Володя был в этом смысле упакован сверх меры: паспорт, права, разрешение на ношение газового пистолета (был и пистолет в кобуре)… А Крым-то к тому времени уже был зарубежьем! Предстоял, так сказать, переход границы...
            - Ничего, ребята! – сказала проводница, принимая сто долларов. – Провезу…
            Они успокоились и сели в одном из купе продолжать ночные бдения. (Во второе только заглянули, посмотрели на уже застеленные чистенькие постели и тихонько прикрыли дверь). Так продолжалось до вечера. В эксплуатируемом купе, разумеется, чище не стало…
            - Кто тут без паспортов? – заглянула к ним проводница. – Идите посидите за вагоном, пока хохляцкая таможня не пройдёё…
            Антон с Иркой вышли на насыпь, сели. Был тихий тёплый вечер (конец апреля). Сквозь вагонные стенки было слышно всё, что происходит внутри… А внутри таможенники, привычные трясти баулы мелких торговцев, обалдело изучали обстановку. Володя, надо сказать, отвечал на глупые вопросы великолепно, хотя в трезвом виде был невероятно застенчивым молчуном.
            - Зачем вам четыре билета, то есть два купе, на одного? – спрашивали, к примеру, его.
            - Здесь я ужинаю, а туда отдыхать пойду.
            - А почему багажа нет? (Багажа не было то есть вообще никакого, за исключением пистолета в кобуре. Володя повесил её, не слишком маскируя, под полотенце, но обалдевшие таможенники как раз на оружие-то и внимания не обратили).
            - Привык, знаете, налегке, - лихо ответил развивавшийся на глазах водитель.
            - А почему вы пересекаете границу Украинской республики в нетрезвом виде? – вступил самый, очевидно, наглый трясун. – Вот ссадим сейчас в Харькове…
            - В каком хочу, в таком пересекаю, - легко парировал Володя. – Я не за рулём…
            В общем, таможня удалилась, не солоно хлебавши. Антон с Иркой залезли обратно в вагон и все покатили дальше. Дальнейшие пять дней в Ялте – это, собственно, отдельная история. Многоэпизодная, так сказать. Здесь хотелось бы только об одном.
            Как я уже говорил, это был конец апреля, то есть ещё не сезон. Везде было пусто. В частности, в казино, кроме них, оказался только один странноватый человек, деловито бегавший между «Блэк Джеком» и рулеткой.
            Бунчукин был в казино первый раз в жизни и ощутил себя естествоиспытателем. Выдав каждому фишек на сто долларов и наскоро объяснив правила, известные ему по Достоевскому и Джеку Лондону, он приступил к экспериментам. Через полчаса перед ним была гора фишек. Ирка и Володя уже безнадёжно проиграли свои и теперь только наблюдали, скромно попивая джин-тоник – напиток, который тоже до сих пор был неизвестен Володе, но пришелся ему весьма по вкусу. Когда Бунчукин прикинул, что выигрывает долларов пятьсот, он почувствовал подлинный душевный перелом. «Надо, стало быть, уходить», - подумал он. – «Стало быть, я сюда пришел пятьсот долларов заработать!»… Это было так непроходимо глупо-бессмысленно для его славянской натуры, что судьба сжалилась над ним. Он немедленно начал проигрывать. Проиграв все фишки, Бунчукин почувствовал себя ещё большим дураком. Что же, он пришел сюда проиграть сто (ну. триста, если считать на всех) долларов?.. По-хорошему надо было бы кинуться в настоящую игру, но тут-то и пришло просветление: рулетка – глупость, и беда не в том, что глупость, а в том, что – чужая, инородная, так сказать. Бунчукин ощутил некое несогласие и с «Игроком» Достоевского, и с самим Федором Михайловичем, хотя тот, как известно, был именно игрок и проигрывался, бывало, в рулетку буквально до семейных простыней. Но (думаю я, и подумал Бунчукин), там, конечно, дело обстояло посложнее, чем просто жажда выигрыша. Как, впрочем, везде и всегда у этого писателя… Ибо цель рулетки, если на поверхности, постыдно – для русского сознания –  элементарна: выиграть деньги – у, так сказать, железки (деревяшки, какая разница!). Ну, во-первых, у железки-деревяшки – неинтересно; интересно объегорить партнера, переиграть его, так сказать, психологически. А во-вторых – когда это деньги бывали основной целью славянской души? (Примечание. Это написано давно. Современное повсеместное распространение уж вообще автоматизированных электронных рулеток и всяких там «одноруких бандитов» вызывает у меня какую-то брезгливую печаль. – А.В. Примечание 2. А вот и их уже убрали из Москвы. Идёт время!) Даже Плюшкин – это ведь вам не Гобсек с его желанием власти и прочими западно-европейскими заморочками: увлёкся просто человек; это так понятно!..
            Баксы, взятые с собой, хотелось, конечно, просадить, но не так же безвкусно!.. И они ушли  из казино и отправились тратить деньги более приятным образом: даря розы танцовщицам варьете, заказывая ресторанному оркестру «Боже, царя храни!» и всё остальное, что может придти в предрассветно-утомленные головы, покупая в ресторане «Ласточкино гнездо» старые мускаты по сотне долларов за бутылку, чтобы распить их из горла на бережку после купания в холодном апрельском море…
            - Ты бы, папа, мне лучше машину купил! – сказала потом Бунчукину двадцатилетняя дочь, полукровочка от первого брака… Вот тогда-то Бунчкин и подумал, что глупость – явление более национальное, чем ум, который, конечно, по сути космополит…
            Но водитель-то Володя искупался-таки в море на сороковом году жизни, научился ценить джин-тоник больше «бормотухи», да к тому же ещё полюбил салат из улиток, что, конечно, попутно иллюстрирует восприимчивость и открытость русского национального самосознания; впрочем, это Бунчукин ещё раньше вычитал у Бердяева. 
             
 

Послесловие:
Сам не понимаю, чем не остаются симпатичны эти рассказики. АВ.

Оценка произведения:
Разное: Подать жалобу
Реклама
Обсуждение
Борис Березин      14:00 11.08.2017 (1)
Что касается казино-каждый игроман сокрушается в том смысле, что лучше бы он просадил эти деньги в кабаке. Но потом все начинается сначала.
Андрей Воронкевич      14:04 11.08.2017 (1)
Обычная рулетка глубоко не русская игра. Я в этом убеждён. Русская рулетка - другое дело! Спасибо за оценку.
Борис Березин      16:21 11.08.2017 (1)
Согласен. Русская рулетка - национальная игра.
"Победитель получает все!"
Андрей Воронкевич      16:23 11.08.2017 (1)
Да уж! А проигравший всё проигрывает.
Борис Березин      16:54 11.08.2017 (1)
Проигравшего не считает никто.
И не за кого.
Так что,как  говорится -"делайте ваши ставки, господа..."
Андрей Воронкевич      17:20 11.08.2017 (2)
Смею рекомендовать Вам новеллы "Коловращение жизни" "Однажды Бунчукин"... с подзаголовком "Большая родня" и "Одноклассники". Прозу на "Фабуле" уж больно неохотно читают!
Алла Петровна Ажанова      11:44 29.08.2017 (1)
Проза и лапша на уши - синонимы.

Именно, поэтому этот текст про Емелю-дурака завоюет все возможные награды. В душе читателя.
Андрей Воронкевич      12:03 29.08.2017
Проза, по определению М.Бахтина, это "слово о словах" (Поэзия - "слово о вещах", первое, так сказать, диалектическое отрицание обыденной речи. А Емеля-дурак - дурак-то ведь только для тех, кто тянется к чужим ценностям. В своей системе ценностей он - Левша, если хотите.
Борис Березин      22:13 11.08.2017
Спасибо. Почитаю.
Александр Красилов      22:54 14.08.2017 (1)
Относительно симпатичности...

У меня вот, например, видимо, поколенческое. После "Достучаться до небес" (а этот фильм я увидел несколько ранее того), фраза о том, что герой никогда не видел моря, сразу же начинает восприниматься в контексте фильма и... вот как-то так получается...
Андрей Воронкевич      05:16 15.08.2017
Не герой никогда не видел моря, а персонаж, всю жизнь проработавший шофёром.
Алла Петровна Ажанова      09:02 11.08.2017
Надо же. И опечаток Красилов замечает больше, чем я.

И Бердяева, наверняка, читал. А я лишь фамилию слыхала.
Александр Красилов      23:14 27.06.2017
1
Вот тогда-то Бунчкин
Реклама